link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

Приложение 1.
В чем суть "русского вопроса"

Приложение 2.
Когда говорить и спорить
не имеет никакого смысла

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

Приложение 1 к ЧАСТИ 3.
Почему русские — нация, которая не нация



ЧАСТЬ-ПРИЛОЖЕНИЕ 1.
Что происходит?

Глава 1 ЧАСТИ-ПРИЛ. 1.
«Восстание масс»
по-русски
или Россия как заложник
своего народа

Глава 2 ЧАСТИ-ПРИЛ. 1.
Почему Россия -
"страна дураков"

Глава 3 ЧАСТИ-ПРИЛ. 1.
Ложь "народная"



ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

Приложение 5.
Газпром как модель олигархического владения и пользования.
Или что общего между газом
и нанотехнологиями.

Приложение 6.
Олигархополии вместо госсектора экономики.
Или почему иностранцы глупы

Приложение 7.
"Олигархический транзит"
или путь к совершенной олигархии («Проблема-2008»)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

Приложение 1.
Депутат как воплощение олигархического интереса.
Или ложь "депутатская"

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



Дополнение.
«Не допустим оранжевой революции»
(а она уже была, и ныне правят её «дети»)

Массы существуют в формате «интеллектуальной пошлости», что равнозначно — среди прочего — слепой вере в слова и почти сознательный отказ видеть реалии. Даже те, что, казалось, общеизвестны, хрестоматийны, стали частью новейшей российской истории.

Пример?
Например, та истерика, которая развернулась в РФ в период второго «президентского» срока Путина (после украинского майдана» 2004 года).
Все патриоты дружно всколыхнулись: не допустим «оранжевой революции» в России. Она не пройдет.

И все дружно боятся, все дружно не хотят «оранжевой революции». И «государство», естественно, объявляет себя первым её противником — клеймит её всячески. А благодарные русские массы, смотря вверх, истово верят, что «государство» спасет их от ужасов «оранжизма». Россия, слаба Богу, не Украина. «Россия поднимается с колен». «Оранжевая революция» не пойдет. Конечно.

И это, конечно, производит странное впечатление. Как минимум.
Ведь это всё равно, как если б человек, уже ставший жертвой нежданного приступа диареи, клятвенно бы сообщил: диарея не пройдет. Но как «не пройдет», когда она именно что прошла и самым очевидным образом? Тем не менее, человек твердит: не пройдет. Странно? Конечно.
Ведь «оранжевая революция» в России — уже была.
И не просто «была» одномоментно. Тут всё сложнее.

Во-первых, все 90-е годы в России — это время «оранжевой революции».
Во-вторых, она в России не закончилась и поныне, ибо дела её («реформы», например), начатые тогда, продолжаются и сейчас, ибо наследники этой «революции» (её благодарные «дети») правят и сейчас.
Потому что, как пелось в советской песне, «есть у революции начало, нет у революции конца». В том смысле, что само «государство российское», главный борец с этой «революцией» на Руси, есть её главный продукт и порождение.

О чем речь?
Об очевидном.

2.
Ведь что такое эта самая «оранжевая революция» вообще?
Это смена власти в стране, которая происходит под руководством или помощи агентов США (людей и институтов) и в интересах США, которые превращают эту страну в подконтрольную США территорию.

Ведь что такое эта революция в частности?
Это то, что в РФ называют так — «американские кураторы»?
Это контроль США за «реформами», которые в этой «революционной» стане проводятся? Это выдача со стороны США денег местной «элите» на «реформы» и «вообще»?
Это контроль США за внешней политикой подопечной территории вообще и за её вооружениями в частностями?

Так вот, в России именно это всё уже было и отчасти продолжает быть.

Что было в 1991 году?
Конечно, тогда прямого руководства развалом СССР и зарождением суверенной РСФСР (будущей РФ) со стороны США не было, да и не могло быть — «отмена СССР» Ельциным и компанией была неожиданностью и для самих США. Они были просто поставлены перед фактом знаменитым «звонком другу» — звонком Джорджу Бушу–старшему из Беловежской Пути. Таким образом Ельцин сообщил ему, что СССР более нет. Его «отменили».

Но американская помощь Ельцину на его пути к власти была, и еще тогда, когда эта «отмена» была еще в тумане. Тут имеются в виду и заверения со стороны США в их всесторонней поддержке «молодой русской демократии» (Ельцина), и расшифровки тех «шифротелеграмм», которыми обменивались между собою член ГКЧП министр обороны СССР маршал Язов и его Генштаб во время «августовского путча». Их, как известно, сначала читали в американском посольстве, а потом переправляли Ельцину.

Отступ. 1.
Об этом сообщили тогда американские газеты. Они, конечно, не были против такой помощи, но им не понравилось, что русские таким образом узнали, что их военные шифры легко читаются американцами и потому они более не шифры.
Потому по этому поводу тамошние газеты затеяли даже небольшой скандал.

А после 1991 года последовала и другая помощь — род интеллектуальной опеки. Имеются в виду многие американские советники, которые тогда появились у правительства Гайдара-Ельцина, и самые известные среди этих советников — это Андерс Ослунд и Джеффри Сакс. Последний — директор «целого института», Гарвардского института международного развития (IID).

А дальше начинает работать «Российский центр приватизации», которым руководит Чубайс, в котором работает 35 иностранцев, большинство которых составляют американцы. Те самые, что тогда получили полный доступ ко всей экономической информации бывшего СССР, включая и ту, что прежде была строго закрыта (оборонные отрасли и пр.). Те самые, среди которых был даже официально выявлен и кадровый сотрудник ЦРУ Джонатан Хей.

А дальше появляется совсем простая практика (о которой рассказал тот же Сакс, отчитываясь позже перед Счетной Палатой США в потраченных им деньгах): американцы уже ничего никому не советуют, а просто начинают писать «указы президента РФ», которые Ельцин подписывает и издает от своего имени. Только с 1994 по 1996 годы саксовский IID подготовил, написал и передал Ельцину сотни проектов указов «президента РФ». Соответственно, проекты превращались в указы Ельцина и постановления правительства Черномырдина.

И с деньгами тоже всё, как всегда — «оранжево». Институт Джеффри Сакса получает из бюджета США деньги и переводит их в Россию — «на программу приватизации» (40, 4 миллиона долларов) и на «законотворческую деятельность» (20 миллионов долларов), то есть, на написание тех самых указов. А также законов, принятых в России на их основе.

Понятно, что США действуют разнообразно, а не просто переводят деньги из страны в страну.
Зачем, когда можно действовать более эффективно, располагая, например, таким инструментом американского влияния в мире, как МВФ?
При его помощь можно не просто «давать» деньги России (как небогатой Грузии), но и зарабатывать на этой помощи (ведь РФ — это богатая территория).
Потому МВФ дает РФ кредиты — часто и много. И это — «связанные кредиты»: МВФ говорит, что делать, дает под это «что» деньги, а чиновники РФ согласовывают с МВФ детали того, как они это «что» будут делать. Согласовывают так, как подчиненный согласовывает свои действия с хозяином.

Отступ. 2.
Как именно это было, хорошо видно из текста договоров о кредитах, которые РФ получала в МВФ, в Международном банке реконструкции и развития (МБРР) и прочих финансовых институтах.

Вот, например, соглашение между РФ и МБРР о займе (1994 год).
В статье 3 (раздел 301) условия сотрудничества РФ («заемщик») с МБРР («банк») прописаны таким образом: «Заемщик заявляет о своей приверженности целям проекта, определенным в приложении 2 к настоящему соглашению. В этих целях заемщик будет осуществлять проект с должной тщательностью и эффективностью».
«Проект» — это написанная в МВФ программа действий, которые администрация РФ обязуется выполнить.

Далее: «Заемщик осуществляет проект в соответствии с программой реализации, изложенной в приложении 5 к настоящему соглашению».
«Программа реализация» — это подробная инструкция к тому, как именно надо выполнять те действия, которые администрация РФ обязалась исполнить.

Далее. Раздел 504 (пункт А): «Заемщик обязан направить банку не позднее 30 июня 1994 года план работы, приемлемый для банка».
Статья 4 под названием «Финансовые правила» (пункт III): «Россия обязуется предоставлять банку информацию, которую банк периодически может обоснованно запрашивать».
Та же самая статья 4: «Заемщик должен принять на работу специалистов, в том числе для мониторинга». А «мониторинг» — это контроль за процессом, сбор информации и пр.

Далее. Та же статья 4, раздел 2: «Заемщик нанимает специалистов, опыт, знания и условия найма которых приемлемы для банка. Отбор таких специалистов производится в соответствии с принципами и процедурами, приемлемыми для банка на основе «Руководства по использованию консультантов заемщиками Всемирного башка и Всемирным банком как исполнительным органом».
То есть, МБРР диктовал администрации РФ и её кадровую политику — подбор тех людей, которые программу МБРР для России будут исполнять.

А что касается внешней политики РФ, так её условность нашла даже свою персонификацию — живое воплощение. Это тот самый министр иностранных дел Козырев, который (в противовес советскому министру Громыко, «мистеру «Нет»), получил на Западе иное, «революционное» же прозвище — «мистер «Да». Он делал всё, что от него ожидали США.
И не только он, понятно, но и прочие его коллеги по «революции», как, например, Черномырдин. Тот, как известно, специально съездил в Югославию и уговорил Милошевича сдаться, дабы американцы могли «защитить албанцев» и построить в Косове свою военную базу (крупнейшую в Европе) под названием «Бондстил».

3.
А что было в 1996 году?
А вот тогда был именно русской «оранжевой революции». Тут можно не сомневаться. Ведь такая "революция", как известно (см. примеры Югославии, Грузии, Украины), обычно происходит в период и по итогам президентских выборов в стране, которая пользуется у США особым интересом.
А в России всё так и было. И «революция», и её пик. Тут всё было классично.
И недаром тогда первую скрипку в победе Ельцина сыграли американские специалисты по президентским выборам — всё-таки это мероприятие американцам былое привычно, а в России они фактически были в первый раз.

Всё было, как всегда. Но с той лишь разницей, что в Югославии, Грузии и на Украине состоявшиеся выборы объявлялись нечестными и по этому поводу в стране происходила «оранжевая революция», а в России было иначе — состоявшиеся «выборы», заведомо нечестные, были объявлены их организаторами честными, и на этом основании был зафиксированы итоги первого этапа русской «оранжевой революции», на этом же основании начался её второй этап.
Так что, 1996 год — год исторический в России.
Это год апогея русской «оранжевой революции», год знаковый.

Как было дело?
Имена американских специалистов по честным выборам известны — это некто Стивен Мур (ответственный за связи с общественностью), некто Джордж Гордон (до того участвовал в выборах губернатора Калифорнии), некто Джордж Майт (эксперт по вопросам общественного мнения) и некто Ричард Дрейзнер (в начале 70-х годов способствовал избранию Билла Клинтона на пост губернатора Арканзаса).

И размещалась эта публика там же, где был и предвыборный штаб Ельцина — в «Президент-отеле» (№ 1120), рядом с номером, где трудился главный имиджмейкер Ельцина — его дочь Татьяна Дьяченко (№ 1119). И эти американцы сделали всё для победы её отца, начиная с русской адаптации предвыборного лозунга, что использовался в американской президентской кампании 1992 года — Choose or loose (знаменитое «Голосуй или проиграешь») и кончая связями со своей далекой родиной, которая должна была выдать Ельцину сертификат «честности» и «демократичности» его «выборов» самого себя.

Конечно, это была не чисто американская победа — как-никак сказали своё слово и русские счетчики голосов (особенно в тех регионах, которые всегда, что в 1996 году, что в 2008 году дают Центру 100-процентную явку и 99-процентное «за»).
Но в США были уверены, что без них Ельцин не победил бы, и поэтому считали его «победу» своей победой — во всех смыслах слова.

Отступ. 3.
Характерна статья, опубликованная в журнале «Тайм» 15 июля 1996 года. Она называлась «Спасение Ельцина» и имела такой подзаголовок — «История, раскрывающая секрет, как четыре американских советника, использовав данные опросов общественного мнения, работу аналитических групп, ошибки рекламы и некоторые технические приемы американской избирательной системы, помогли победить Борису Ельцину».

Конечно, участвовал в этой победе и тот же МВФ — и деньгами, и пиаром.
И тут многое у многих еще на памяти. Как агитировали за Ельцина его помощники?

Они говорили, что МВФ — «специально под Ельцина» — дает России деньги (а Зюганову, конечно, он ничего никогда не даст). Понятно, что это произвело правильное впечатление на русский «электорат», озабоченный неплатежами зарплат и пенсий.
И этот заем дали, причем, как пишут многие, впервые в своей истории МВФ дал часть этого кредита наличными (по просьбе администрации РФ) — примерно несколько сотен миллионов долларов. Все всё понимали правильно — Ельцину на его избирательную кампанию нужен «нал».
И он был получен.

Как видим, кампания Ельцина велась как на все бюджетные деньги РФ, так и на иностранные деньги. Так что, не Ющенко и не Саакашвили открыли эту практику. Они тут только ученики и эпигоны.

А далее — всё как обычно, всё «оранжево». Администрация РФ выполняет указания (политкорректно: «согласовывает свои действия») Минфина США и международных финансовых институтов (МВФ и МБРР), получает под них кредиты, а Минфин США и те же институты помогают русским «законодателям» писать «свои» законы и даже их целые корпуса (Налоговый кодекс, например). И эти «согласования» — богатая тема для новейшего «романа в письмах», еще ждущего своего автора.

Отступ. 4.
Вот лишь пара примеров из этого вероятного романа.

Так, Чубайс (первый запред правительства РФ) пишет в Америку (письмо N 4573п-П2 от 28 ноября 1997 года — «президенту международного банка реконструкции и развития Джеймсу Вулфенсону»):
«В соответствии с нашими договоренностями направляю письмо о политике правительства Российской Федерации в угольной промышленности в 1997-1998 году, подписанное В. С. Черномырдиным. Позвольте вновь выразить Вам глубокую признательность за поддержку усилий правительства по реформированию российской экономики. Ваше решение об увеличении суммы второго займа для финансирования структурной перестройки угольного сектора свидетельствует о Вашем глубоком понимании российских реалий. Оно является весомым вкладом в реализацию намеченных и согласованных с банком мер в угольной отрасли.
С наилучшими пожеланиями. А. Чубайс».

Так, из Америки (первый замминистра финансов США Лоуренс Саммерс) пишут Чубайсу (письмо от 11 апреля 1997 года — «достопочтенному Анатолию Борисовичу Чубайсу, первому заместителю председателя правительства Российской Федерации, министру финансов»):
«Дорогой Анатолий! Хотел бы поблагодарить Вас за наши откровенные, продуктивные беседы во время моей поездки в Россию. Мы решительно поддержим ваши шаги по улучшению проекта Налогового кодекса. И, как я понимаю, наши технические советники активно помогают этому процессу».

Теперь, на втором этапе «оранжевой революции», в России действуют уже не десятки американских специалистов, но сотни американских специализированных организаций.
Например, отдел по связям с общественностью при посольстве США в России ежеквартально выпускал справочник, посвященный «техническому содействию США России» и названный «Вести из России». В справочнике за номером 23, что вышел в канун «победы» Ельцин на выборах 1996 года, есть перечень американских организаций (правительственных или финансируемых правительством США), которые действовали на тот момент в России.

Оказывается, что по линии американского Агентства по международному развитию (если совсем грубо, то в данном случае «Агентство по оранжевым революциям») в России числилось 404 организации, по части Министерства обороны США — 22 организации, по части Министерства энергетики (которое в Штатах ведает и ядерными делами, там своего Минатома нет) — 167 организаций, по части «Зарубежной сельскохозяйственной службы США» — около 100.
А помимо вышеперечисленных, работали в РФ также организации, занимавшиеся и управлением авиацией, и экспортно-импортного операциями, и финансами, и частными инвестициями, и даже правопорядком. Было представлены в России, конечно, и «Корпус мира» (ведающий обычно помощью странам третьего мира), и НАСА, конечно (кое-что в России оставалось и от второго мира).
И т. д. и т. п.

4.
Что еще такое «оранжевая революция»?
Контроль со стороны США за экономикой, лоббирование «революционной» администрацией бизнес-интересов США как своих собственных?

Так и тут есть полное соответствие этому несложному критерию.
Как известно, история 90-х полна такого рода примеров — будь то закупка американских тракторов в ущерб собственным тракторостроителям, будь то закупка американских самолетов в ущерб собственным авиастроителям, будь то потеря всякого интереса к собственному сельскому хозяйству.
Причем всё делалось несложно и даже по-своему изящно. Каких-то долгих интриг не было, были внятные указания самих российских госчиновников, которые лоббировали иностранные интересы, борясь с лоббированием же, но российской продукции.

Так, 3 апреля 1995 года помощник «президента РФ» по экономике А. Лившиц направляет такое послание (№ А-1-1268Л) первому зампреду правительства РФ: «К сожалению, в последнее время наметилась крайне опасная тенденция бездумного лоббирования интересов отечественного авиастроительного комплекса со стороны правительственных структур, заключающаяся в попытках во что бы то ни стало начать эксплуатацию недоработанного во всех отношениях нового российского лайнера ТУ-204. В соответствии с вышеизложенным просим поддержать позицию о недопустимости серийного запуска самолета ТУ-204 на российские авиатрассы и продолжения доктрины приобретения в лизинг передовых образцов западной авиатехники. Просим согласиться с нашим предложением и дать соответствующие указания правительству РФ».

Так, 7 октября 1996 года глава правительства РФ Черномырдин подписывает распоряжение № 1489 Р, где сказано: «Принять решение о полном освобождении сроком на пять лет от обложения таможенными пошлинами, сборами и налогами самолетов Боинг- 750, самолетов Дуглас-ДС10, ввезенных на территорию Российской Федерации в 1994-1995 годах и эксплуатируемых на внутренних и международных авиалиниях».

И т. д. и т. п.
И, опять же, США действуют не всегда как США, но и опосредованно, через Международный валютный фонд, который находится под их контролем.
А тут совсем всё просто — отношения примерно такие же, какие существуют между учителем и учеником, хозяином и его наемным менеджером. МВФ указывает, что надо делать, ученик докладывает, что указание выполнено, и получает за то награду — очередной кредитный «транш».

Тут довольно ограничиться одним примером (ибо их много, и они однотипны).
Довольно, скажем, вспомнить письмо, которое 15 декабря 1997 года глава МВФ Мишель Камдессю направил главе правительства РФ Черномырдину. Там он указывает последнему, что для получения очередного кредита (700 миллионов долларов) «необходимо реализовать ряд мер, являющихся предварительными условиями».

Какие эти условия, чего требует от Черномырдина МВФ?
Тут идет долгий перечень пунктов, и что ни пункт, то идет дежурная фраза-зачин — «издание постановления» (правительства РФ), «подписание указа» («президента РФ») или даже «издание приказа» (если речь идет о конторе, где такая военизированная практика обычно, например, о Государственном таможенном комитете).
Например, подпункт г): «издание постановления, создающего систему реализации имущества организаций, имеющих задолженность по уплате налогов; подписание указа Президента Российской Федерации.
Например, подпункт б) пункта 3 этого письма-инструкции: «Издание указа Президента Российской Федерации, разрешающего налоговым органам налагать арест на валютные счета должников по уплате налогов».
И т. д.

Естественно, МВФ не забывает и о себе — о возврате кредитов (известное средство контроля за подопечной территорией). Об этом толкуется в пункте 3, где правительству РФ предписывается следующее: «Представление в Государственную Думу предложения о включении в закон о бюджете на 1998-год положения о резервном фонде в размере 27.9 трлн. рублей, а также предложения о перераспределении 10 трлн. рублей или более, если это необходимо, из расходов, не связанных с обслуживанием государственного долга, в расходы, связанные с обслуживанием государственного долга».

Словом, получается, что правительство РФ в 90-е годы не столько правило, сколько переводило — пункт за пунктом объемистых инструкций МВФ. А переводы оформлялись в виде соответствующих «указов президента РФ» и «постановлений правительство РФ».
Причем часто это был перевод буквальный, когда люди даже не трудились редактировать соответствующие указания западного «партнера». И так было во всем, что касалось как вещей принципиальных, например, структурной перестройки экономики РФ в целом, так и её деталей.

Например, МВФ разрабатывает и пересылает в Россию такой документ — «Россия: первоочередные меры в рамках программы 1997 года в области структурных реформ» (или «Записки о структурной политике»). Там есть много пунктом и подпунктов. И, если присмотреться к ним, то нельзя не увидеть, что это просто перечень тех указов и постановлений, которые были приняты администрацией РФ после получения этого документа — всё совпадает дословно.

Так, МВФ требует от администрации РФ «реструктуризации» естественных монополий РФ и приватизации их составляющих.
И появляется указ «президента РФ» N 426 от 28 апреля 1997 года «Об основных положениях структурной реформы в сферах естественных монополий».

Так, МВФ требует от подопечной администрации в рамках этой «реструктуризации» «обеспечить постепенную отмену практики перекрестного субсидирования среди групп потребителей».
И в «указе президента РФ» за номером 426 предписывается «поэтапное прекращение практики перекрестного субсидирования различных групп потребителей».

Так, МВФ требует от администрации РФ «ценовой дифференциации в зависимости от различных групп потребителей и географических районов».
И «президент РФ» предписывает именно это в своем указе — «обеспечить внедрение обоснованной дифференциации тарифов для различных групп потребителей и регионов Российской Федерации».

Так, МВФ предписывает РФ и реформу её внешнеторговую политики. В пункте 121 его «Записок о структурной политике» значится следующее: «Общим принципом должно являться отсутствие каких-либо количественных ограничений на импорт в Российскую Федерацию». А пункт 122 «Записок» содержит нечто вроде графика исполнения этого указания: «Средняя величина ввозных пошлин должна быть снижена до 11 % в 1997 году, до 10,4 % в 1998 году, до 9,1 % в 2000 году».
И в проекте бюджета РФ на 1998 год (тот самый, дефолтный) правительство РФ, чуть поторговавшись с МВФ, предписало целью «своей» внешнеторговой политики этот год «снижение импортной таможенной пошлины на 5%».
И т. д. и т. п.

То же самое послушание со стороны российской администрации МВФ находит в том, что касается «реформы социальной сферы» РФ. Тут тоже России была предписана «реструктуризация».

Так, МВФ в своих «Записках» (и пишет уже как о свершившимся факте) следующее (глава 4): «До 1 апреля 1997 года в Думу будет внесен законопроект, который ограничит критерии, устанавливающие право на получение пенсии по достижении пенсионного возраста, ограничит выплаты работающим пенсионерам, предусмотрит постепенное повышение общего пенсионного возраста».
И Ельцин вносит соответствующий законопроект в Госдуму (правда «тему» с повышением пенсионного возраста» всё-таки «замотали» — «нереалистично»).

Так, МВФ предписывает России «пенсионную реформу» (пункт 106 «Записок»), а именно: «Для решения задач более долгосрочного характера в Думу будет представлен законопроект «О реформе всей пенсионной системы в целом». Там же фондовские разработчики этой «реформы» описывают её основные направления, в том числе и «установление минимального размера пенсии с учетом всех дополнительных выплат на уровне 80% от прожиточного минимума престарелых…».
И правительство Ельцина начинает «пенсионную реформу» в России, которая будет продолжена позднее правительством Путина и усилиями Зурабова, которая еще позднее известным образом провалится.

Так, МВФ предписывает России «реформу ЖКХ», главное в которой — отмена бюджетного финансирования, перевод ЖКХ на «самофинансирование».
И 28 апреля 1997 Ельцин издает указ за номером 425 «О реформе жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации». И этот указ есть практически дословный перевод МВФ-ских инструкций касательно «перестройки» российского ЖКХ.
И т. д. и т. п.

6.
«Оранжевая революция» — это контроль за оборонным комплексом подопечной страны?
Конечно.
Ну, тут всё хорошо известно — писано об этом много, равно как и показано. Известная же многим телекартинка: на деньги западного партнера русские мастера режут автогеном на части и русские танки, и русские ракеты. Началось это при Горбачеве, и не при Ельцине кончилось. Особенно, если говорить об обычае американцев давать РФ деньги на совершенствование охраны её ядерного комплекса и обычае местной администрации их с удовлетворением принимать. А «кто что охранят, тот то и имеет». Известно.

Словом, список «оранжевых признаков» России 90-х годов можно длить долго.
Но и перечисленного довольно для того, чтобы констатировать: в России состоялась именно «оранжевая революция», и в два этапа — это была «революция», растянутая по времени на все 90-е годы.

7.
Вопрос: но, теперь-то, во время борьбы с «оранжевой заразой», она в России закончилась?
И второй вопрос: а какие, собственно, есть основания так считать?
Никаких.

Ведь никакой «контрреволюции» в России не было, как известно.
Тем более, не было отмены как объявленного «курса реформ», так и самих этих «реформ», предписанных России Минфином США и МВФ.

А было, как известно же, иное — было логическое продолжение начатого.
Главный герой русской оранжевой революции 90-х назначил себе в 2000 году преемника. И ясно, что он сделал это вовсе не для того, что бы тот тут «контрреволюции» устраивал.

А для чего он это сделал, так это сам преемник наглядно показал: его указ номер 1 был посвящен, как известно, гарантиям безопасности первого русского «оранжиста».
А помимо подписания этого указа, Путин первым делом сообщим, что «Россия не свернет с выбранного ею пути», а «курс реформ будет продолжен».
Заметим, что то же самое он сказал перед и после своего переизбрания на второй срок — в 2004 году.
А в 2007 под те же речи он назначил себе преемника, и тот заявил о том же и теми же словами — «курс реформ будет продолжен». «Россия не свернет с выбранного пути» и пр., и пр.

8.
Скажут: и всё-таки есть разница, то — Ельцин, а то — Путин. Есть разница.
Хотя бы в том, что если при Ельцине Россия была под внешним управлением (что верно), то при Путине всё иначе. Он, как считается, вполне самостоятелен в своей внешней и внутренней политике, и он сам говорит, что он против «оранжевых» — и людей, и «революций».
И, вообще, недаром же его ругает Запад?

Недаром. Есть, значит, основания.
И есть, значит, разница.
Словом, на Путине ельцинская «оранжевая революция» в России закончилась. Так скажут.
И, вообще, при Путине — всё по-другому. Так скажут.

9.
И что тут можно сказать в ответ?
Всё верно: разница есть.
Конечно.

Но верно ли, что «всё по-другому»?
Нет, неверно. Не всё.
И если присмотреться к этой самой разнице между Ельциным и Путиным, то нетрудно увидеть, что при всех видимых различиях между ними есть между ними одно, фундаментальное сходство, которое тут и принципиально, и определяюще.

Но прежде чем говорить об этом сходстве, нужно сказать несколько слов о различиях, ибо и с ними тут не всё так просто, ибо в различиях своих Ельцин и Путин удивительным образом между собою очень похожи. Словом, есть тут «с одной стороны» и «с другой стороны». И они сами по себе очень интересны.

Так, с одной стороны, Путину и его помощникам не нравится сама суть «оранжизма», когда США говорят подопечной стране, что делать, а та послушно это исполняет, как собачка в цирке.
И есть массовое впечатление, что и он, и его преемник Медведев дружно не хотят более этой «оранжевости». Они её «отрицаются».
И недаром Медведев в своем первом телеобращении к стране в качестве официально провозглашенного преемника, сказал не без гордости в декабре 2007 года: «Стало другим отношение к России в мире, нас не воспитывают как школяров, нас уважают и с нами считаются». И в том-де заслуга Путина, как следовало из подтекста сказанного, и в этом-де отличие России от России 90-х, от всяких «оранжевых» стран и «несостоявшихся государств».

Получается, что Путин победил «оранжизм» — работу под контролем СЩА И МВФ?
Получается, что ему, как разведчику (хотя и в дружественной ГДР, хотя и как директору дрезденского Дома германо-советской дружбы) всякая «работа под контролем» претит?
Но это с одной стороны.

А с другой стороны, Путин, повторимся, никаких «антиоранжевых» контрреволюций в РФ не устраивал: он никак не осудил и не «отмежевался» от Ельцина, напротив, он относился и относится к нему подчеркнуто уважительно. Он нам «дал свободу» и т. п.
Опять же, повторимся, он говорил потом не раз, что «курс реформ будет продолжен».

А какой это курс реформ?
Тот самый, что был в своё время продиктован США и МВФ, что документально зафиксировано во многих документах из бумагооборота администрации РФ (см. выше).

И он, действительно, этот «курс реформ» продолжил. И очень настойчиво.
Ведь что такое объявленная в РФ «реформа ЖКХ», «пенсионная реформа» или «реформа здравоохранения», которую непреклонно проводил пресловутый Зурабов по поручению Путина?

Это — те самые реформы, что предписал для России именно МВФ, что он для неё специально и разработал.
Правда, в отношении «реформы здравоохранения» это верно лишь отчасти. В том смысле, что изначально она была разработана МВФ для бедных стран Африки.
Но в России она была соответствующим образом адаптирована. Хотя, опять же, её главные «африканские» особенности остались неизменными и после этой доработки — приучение русских медиков к скорейшей коммерческой «оборачиваемости» больничных коек, словом, к работе в условиях минимума средств, а также выдвижение на первый план фигуры «врача общей практики», который, подобно африканскому знахарю, должен был лечить все болезни, минуя дорогостоящих специалистов.

Зачем всё это всё «государству»?
Видимо, затем, чтобы меньше тратить на «население его же, «населенческие», деньги. Поскольку ими распоряжается «государство», то оно по этой причине считает эти деньги, своими, «государственными», и ему тратить на население «свои» деньги жалко. О чем много писал и говорил известный детский доктор Леонид Рошаль (прим. 1).

Отступ. 5.
Конечно, в предвыборный 2007 год эти непопулярные реформы на время «приглушили» и вместо них стали говорить не о «реформах», но о «национальных проектах». Мол, напротив, мы будем теперь не отнимать деньги, а давать их.
Поэтому прибавили зарплату учителям — не всем, но некоторым.
Поэтому прибили зарплату врачам — не всем, но некоторым.
Поэтому дали денег селу — не всем сельхозпроизводителям, но некоторым.

Потому что тут важны были не адресаты («чтоб всем дать»), но самый факт, который эти «все» должны быть запомнить — «дали денег».
Но это всё не значит, что от таких «реформ» отказались. Их именно «приглушили».
Потому что выборы, а это такое дело, которое требует денег и их обещаний. Выборы же.

Итак, Путин обещал «продолжить курс реформ», Медведев обещал «продолжить курс реформ» и, заметим, ничего из тех оранжевых реформ, что были проведены при Ельцине, отменены Путиным не были. Хотя они именно оранжевые.

Как быть с этим — «с одной стороны», «с другой стороны»?
Налицо противоречие.

А есть тут и другие противоречия в путинской «антиоранжевой» политике по отношению к США, есть тут и другие «с одной стороны», «с другой стороны».

Так, с одной стороны, он (после встречи с Бушем в Словении в мае 2001 года) закрыл российские базы в на кубе (Лурдес) и во Вьетнаме (Камрань). Он же согласился на то, чтобы американские базы были размещены в «мягком подбрюшье» России — в Средней Азии.
А, с другой стороны, он же активно выступает против создания американской РЛС в Чехии, предлагая вместо неё пользоваться российской станцией РЛС в Габале (Азербайджан). Он же выступает против признания независимости Косово чего, напротив, очень хотят США, ибо им это надо, потому как у них крупнейшая их база в Европе под названием «Бондстил».

Как быть с этим?
Налицо еще одно противоречие.

А есть и другие.

Так, с одной стороны, человек говорит горячо говорит, ругая «оранжевых», о суверенитете страны (а ему его пиар-технологи помогают словами — «суверенная демократия» и пр.), это-де для нас самое дорогое, на что хочет покуситься «добрый, но строгий дядя в пробковом шлеме» (Путин о США на встрече с журналистами в Анкаре 6 декабря 2004 года). Он же говорит про «товарища волка», который знает, кого кушать. Более того, он же произносит «мюнхенскую речь», где прямо ругает Америку», которая хочет построить однополярный мир, покушаясь, опять таки, на суверенитет других стран вообще и России в частности.

А, с другой стороны, он делает то, что этот самый суверенитет РФ прямо ограничивает.
Например, он хочет «вступить» её в ВТО. А для этого надо выполнить ряд условий, как это было прежде в случае с МВФ. Так, переговорщики со стороны ВТО требуют, чтобы администрация РФ никаких субсидий (хотя это обычно для Европы и США) своему сельскому хозяйству не давала  — то есть, его не развивало.

И такого развития, кстати, в РФ и не происходит, что отчасти и показал рост цен в России на продовольствие осенью 2007 года. Тогда люди поневоле заинтересовались, «а что у нас с сельским хозяйством вообще творится?».
И выяснилось, что «нацпроект в области сельского хозяйства» — это одно, а реальное положение дел там — это совсем другое. И, как советовали еще Геббельсу немцы в своих анекдотах, «не стоит путать пропаганду с действительностью».
Словом, выяснилось, что никакой продовольственной безопасности в РФ более не существует — большую часть еды она покупает за рубежом.

А как в этих условиях говорить о суверенитете страны?
В этих условиях можно говорить о её десуверенизации, причем вполне сознательной (насколько, вообще, сознательна «аграрная политика» администрации РФ) и безусловно рукотворной.
Какой уж тут суверенитет, коли Россия питается с чужого стола и поля?

Тут всё очевидно — тут какого суверенитете быть не может.
Это уж азбука политэкономии, известная людям с давних времен.

Отступ. 6.
Что писал, например, еще в XVIII веке тогда философ-просветитель Жан-Жак Русо, один из основоположников как европейской демократии, так и идеи «народного суверенитета»?
Он писал о суверенитете еще и так: «Если у государства нет собственного развитого сельского хозяйства — его суверенитет и национальная независимость не гарантированы. У государства могут быть большие сырьевые ресурсы, очень сильная армия, отлаженная, высокотехнологичная промышленность, но если ему не хватает собственного продовольствия, а жизнь населения зависит от импорта продуктов питания, — такое государство беззащитно».

Далее.
Например, Путин продает нефть и газ за рубеж, и туда же отправляет вырученные за них деньги. То есть, из страны вывозятся как ресурсы, так и деньги, которые попадают на счета в западные банки в виде всевозможных «фондов».
А о какой независимости вкладчика банка от его банка можно говорить?
Тут тот же случай, что и с едою. Независимость вкладчика от банка ровно такая, как и у голодного — от еды. То есть, никакая.
И ясно, что чем больше русских денег — как «государственных», так и личных — лежит на счетах в западных банках, тем меньше суверенитета у тех, кто их туда положил, рассчитывая на банковскую тайну и прочий сервис. Всё это известно до пошлости.

И в чем тут, спрашивается, разница с ельцинским временем?
Разница только количественная, и не в пользу современной России: поскольку русских денег в западных банках стало больше, значит, больше стала и соответствующая зависимость России.
Словом, налицо еще одно противоречие, и явное.

А ведь считать эти разные «стороны» можно и далее.
Так, с одной стороны, Путин очень заботится (это уже массовое мнение) о развитии российских вооруженных сил. Он дал, скажем, авиачастям керосину, и теперь летчики могут совершать тренировочные полеты чаще, чем это было в ельцинское время. Не столько, сколько нужно, но чаще.
Разница.

Так, с той же стороны, он даже купил русским летчикам 3 самолета, чтоб те летали на новых самолетах, а не на старье. По данным «Независимого военного обозрения», за период с 2000 по 2007 годы в войска поступил 1 самолет Ту-160 и 2 самолета Су-34. Конечно, это не столько, сколько нужно. Но ведь он мог и вовсе им ничего не покупать? Как Ельцин. А тут — купил.
Разница.

Более того, он много и с гордостью говорит о российских ракетах: есть-де такие, что их боеголовки перехватить никак нельзя. Потому как они — «рыскающие».
Так сложилось это массовое мнение, что Путин всемерно заботится о развитии русского ракетно-ядерного щита. А это-де, опять же, явная разница с обидным ельцинским временем, когда американцы давали деньги РФ на ядерное разоружение, а Россия только и знала, что разоружалась.
Но всё это именно «с одной стороны».

А, с другой стороны, та же самая традиция получать деньги от США на своё разоружение и охрану остатков «ядерного щита» у России вполне сохранилась и в путинское время.
Хотя, вроде бы, и своих денег девать некуда.

Так, за что, например, арестовали швейцарцы по просьбе американцев бывшего главу Минатома Адамова?
За то, что он, по мнению американцев, украл у них 9 миллионов долларов из тех денег, что они выдели РФ на работы по совершенствованию охраны русского ядерного комплекса.

Так, летом 2006 года США выделили администрации РФ на 2007 год 1, 5 миллиардов долларов на финансирования сокращения русских ядерных вооружений и усиление контроля за их остающейся частью.

Так, в конце 2007 года палата представителей конгресса США приняла американский военный бюджет на 2008 год в размере 696, 4 миллиарда долларов. И в этом бюджете Пентагона есть строчка, касающаяся и России — там предусмотрены траты США на русский ядерный комплекс в размере примерно 178 миллионов долларов.

В этом законопроекте написано, что «из выделенных министерству обороны США средств на 2008 год в рамках программы «Совместное сокращение угрозы» могут быть израсходованы следующие суммы: 92 миллиона 885 тысяч долларов — на уничтожение стратегических наступательных вооружений в России, 47 миллионов 640 тысяч долларов — на обеспечение безопасного хранения ядерного оружия в России и 37 миллионов 70 тысяч долларов — на обеспечение безопасности транспортировки ядерных вооружений в России».

Есть на этой «стороне» немало других фактов того же рода.
Так, по американскому проекту в РФ (Челябинская область, город Озерск, ФГУП ПО «Маяк») было построено огромное хранилище для делящихся материалов (ХДМ), которое предназначено для хранения оружейного плутония, полученного в результате демонтажа российских ядерных боеголовок. И первая партия этих самых ДМ туда была загружена 11 июля 2006 года в 14 часов 30 минут.
Причем, заметим, США специально настояли на том, чтобы это было одно хранилище, чтобы эти материалы были собраны в одном месте. Хотя понятно, что в целях безопасности лучше разнести эти материалы по разных хранилищам в разных частях страны (как это и делается в тех же самых США). Почему так?

Видимо, причина одна: когда хранилище одно, то контролировать его легче. И контролировать американцы приезжают туда регулярно — надо же им знать, как тратятся их деньги и как хранится русский плутоний.

Понятно, что трудно себе представить, чтобы США могли бы нечто подобное сделать в других ядерных странах, скажем, в Китае или в Индии.
А вот что касается России, тот тут и это денежное содержание, и учет, и контроль со стороны внешней силы местной администрацией воспринимается как должное.

А что все это значит?
Путину, любящему брутальные присказки-прибаутки, наверное, известна и такая: «кто девушку ужинает, тот её и танцует». Или так, от Жванецкого: «кто что охраняет, тот то и имеет».
А тут получается, что США охраняют русский ядерный комплекс — со всеми отсюда вытекающими последствиями.
Словом, налицо еще одно противоречие.

Так как понять всё это — «с одной стороны…», с другой стороны…», что очень напоминает известное щедринское речение, что невольно к его же сарказмам призывает (прим. 2)?
С одной стороны, Путин — «оранжев», с другой — так и не «оранжев». Более того, он всяко клеймит тех, кто «шакалит у иностранных посольств», и вообще.
Как «согласить» эти «стороны» друг с другом, как понять это раздвоение?

Кстати, этот вопрос смущает и самих американцев (некоторых их них, по крайней мере). Недаром в их газетах встречается такой оборот, как «шизофреничность политики Путина». Ведь что такое шизофрения буквально? Буквально это — «раздвоение ума».
Вот и тут налицо это самое раздвоение — если не ума, то курса.
Как с этим быть?

10.
А надо просто вспомнить то, что еще известно со школы: «знание принципов избавляет нас от знания фактов». То есть, нет нужды копить факты, классифицировать их, согласовывать их друг с другом, и т. д.
Главное — знать принцип.
А, коли он известен, то всякий новый факт легко получает своё объяснение, легко попадает на свою «полочку», как и все прочие факты — всё легко согласуется друг с другом и «примиряется».

Так и в нашем случае. Нет нужды путаться во многих фактах, внешне противоречивых друг другу. Надо знать то, что истинно важно, что важно принципиально.

А это принципиальное знание тут простое: «оранжизм» (отказ от собственного суверенитета, подконтрольность и т. д.) — это не причина.
Это — следствие.
Следствие чего? Что здесь то главное и принципиальное, что произошло в России в 1991 году, что происходит и поныне?

А произошла в России олигархическая (она же чиновничья) революция. Случилось освобождение российского чиновника. Он, как и русские крестьяне в 1861 году, «получил вольную». Он — впервые в истории России — остался без хозяина.
Раньше его контролировал Царь — до 1917 года.
Позже его контролировала Партия — с 1917 года по 1991 год.
А что случилось потом?
А потом чиновники стали править сами — они обрели свой, чиновничий суверенитет.
Ведь известно, «население» никого и никак контролировать не может. Оно тут только лицо страдательное.

А чиновничий суверенитет по определению не может не быть ограниченным. Или «оранжевым», что тут одно и то же.

О каком определении речь?
Он не может быть «оранжевым» по самому определению чиновника.

Ведь чиновник это — кто?
Это человек, живущий по предписанию и по инструкции. Это — тот, кто получает приказы сверху и исполняет их. Он — только исполнитель, он же — функционер, он же — менеджер (недаром же Путин назвал себе «менеджером показанию услуг «населению»).
И он же — временщик. Он ведь работает «с девяти до шести» («и на дачу»), он ведь работает до тех пор, пока его не сняли.
Словом, он — типологически — слуга. Он ведь именно исполнитель, но не «указатель».

Но он не только слуга. Он еще и человек, имеющий свои интересы.
И эти интересы известны — они таковы, какими их описывали еще века назад.

Так, всякий чиновник стремится уменьшить свой объем работы или, в лучшем случае, он работает по инструкции — «от и до».
Так, всякий чиновник стремится минимизировать свою ответственность, что есть обычная чиновничья практика, многажды описанная и всем известная.
Так, всякий чиновник стремится заработать, пользуясь свой функцией (используя её, паразитируя на ней). Ну, тут совсем всё понятно. Он же временщик. Поэтому он стремится заработать максимум денег за минимум времени.
Ибо кто знает, что взбредет вышестоящему начальнику?

И вот такой социологический тип обрел «вольную», слуги стали сами себе хозяевами.
И только потому, что хозяина внутри страны они более не имеют. Они стали играть роль хозяина — роль государства.

А чтобы быть хозяином, надо много работать, это известно.
Надо управлять страной, надо писать законы, надо думать, считать, рассчитывать и т. д. Словом, думать надо очень много — и о том, что есть сейчас, и о том, что будет завтра. Это есть первейшая государственная забота — «думать наперед».
А работать государством чиновник и не может, и не очень хочет.

С этим «не может» всё понятно.
Потому что он просто не знает и не умеет.
В самом деле, какой «капитализм» могли построить те, кто всю жизнь строил нечто противоположное — «социализм», как это делал бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС Ельцин, как это делал бывший заведующий отделом в газете ЦК КПССС «Правда» и журнале ЦК КПСС «Коммунист» Гайдар?
И какое «свободное общество свободных людей» (Путин) мог построить тот, кто об этом обществе имеет самое приблизительное представление (как это многие уже заметили), кто сначала занимался охраной «завоеваний социализма», а потом — бизнесом в ранге чиновника питерской мэрии 90-х годов (подполковник КГБ и глава Комитета внешних связей мэрии Путин)?
Вопросы риторические.

И с этим «не хочет» тоже нет никакой загадки.
Довольно вспомнить того же Ельцина, кому рутина государственного управления была крайне неинтересна и он предпочитал скрываться от неё на даче. Что и породило известную фразу — «работает дома с документами». И все примерно представляли себе, как именно он «работает».
Известно: бороться за власть, властвовать, работать «царем» — Ельцин очень любил.
А вот просто работать — ему было скучно. Он откровенно не знал, что ему делать, чем занять себя.

Довольно вспомнить скуку и досаду в глазах того же Путина, когда тот говорил о «национальных проектах» и прочем же, «государственном». И тот огонек, неподдельную живинку в его глазах, когда он говорил о Газпроме и его успехах в деле продажи газа, о новых проектах, новых трубопроводах и т. д. и т. п.
Известно: заниматься бизнесом (газом) ему очень нравится, что замечено многими (прим. 3).

А вот рутина государственной работы — это для него тяжелый и нелюбимый труд.
Недаром он говорит о ней в таких терминах — «горбатиться», «с ума можно сойти», «рабочая лошадь», «раб на галере» (в интервью журналу «Тайм» в декабре 2007 года) и т. д. и т. п.

Это тут общее между Ельциным и Путиным: они, как чиновники, суть слуги, играющие — вынужденно — роль хозяев. Играть эту роль хорошо — они и не могут, и не очень хотят.
Пользоваться правами хозяина — они и могут, и хотят, и с удовольствием пользуются.
А вот нести обязанности хозяина — они не могут, и не хотят. Довольно посмотреть что на того, что на другого в моменты каких-либо кризисных событий в России, довольно посмотреть на их отношение к главным проблемам страны или, хотя бы, на уровень «понимания» ими этих проблем.

Поэтому они с готовностью соглашаются на то, чтобы такие обязанности несли другие.
Поэтому и тот, и другой просто исполняют те «реформы», что были придуман в МВФ.
Поэтому и тот, и другой принимают те законы, что были написаны в МВФ.

Отступ. 7.
Тем более, что им такие законы нравятся, ибо они «либеральны». В том смысле, что они предусматривают сокращение расходов на содержание «населения» в РФ, а это, опять же, несет с собой экономию «государственных» денег.

Потому и тот, и другой соглашаются на то, чтобы об ядерном комплексе РФ заботились США (чиновникам РФ на это жалко «своих» денег — они же теперь хозяева «населенческих» или «государственных» денег), потому законы для РФ пишут в МВФ, а чиновники РФ ограничиваются их прилежным исполнением.
Это то, что объединяет и Ельцина, и Путина, и Медведева.

И есть и еще одно общее, что объединяет всех этих людей: они суть слуги, в России никакого хозяина над собою не имеющие.
В самом деле, кто и как контролирует «президента РФ» в России?
Никто и никак.

Тем более, что у русских масс такого желания и не возникает. И сама идея такого контроля им кажется просто дикой. Ведь для них «президент РФ» только по имени президент, а так ничего республиканского в нем они видят и не хотят видеть. Они же — «царисты».
Поэтому в «Путине» (условно) они видят не президента, но «царя». А кто имеет право «аж самого царя» контролировать?
Никто.
Сама мысль о том масса кажется опасной крамолой и просто бунтом.
Это для них — опасный «оранжизм» и покушение на Россию.

А из этой бесхозности «высших чиновников» (Путин) России неизбежны следствия, и они конечно, следуют. И следствия эти — просто не могут не иметь «оранжевого» характера, просто не могут не предусматривать потерю русского суверенитета.
Тут всё объективно и логично. Если у слуги нет хозяина дома, то он его найдет, как та свинья — грязи, вне этого дома. В нашем случае — за рубежом.
Если «президента РФ» никто не контролирует дома (не считая, понятно, его друзей и бизнес-партнеров), то это значит только одно — значит, его контролируют извне. Так или иначе.

Бесхозный слуга — всегда оранжевый. Это тут просто по определению.

А насколько он «оранжев», это зависит от его личных качеств и обстоятельств.
Это и объясняет те различия (и порой парадоксальные), которые многие замечают между правлением Ельцина и «Путина» (Путина-Медведева), о которых многие говорят.

Но это всё мелочи и детали. Это — не главное.
И подобно тому, как «исключение подразумевает правило» (таков истинный смысл этой пословицы — Еxceptio probat regulam in casibus non exceptis), так и эти различия лишь подразумевают это принципиально общее, объединяющее Ельцина и Путина, делает это общее особенно выпуклым, придает им ему необходимую «живинку» и «жизненность».

Отступ. 8.
И всё-таки отдельно — об этих различиях и их парадоксах, коль скоро они так занимают многих.
1.
Так, с одной стороны, есть нечто, что делает Путина — местами — менее оранжевым, чем Ельцин.
Например, случился в мире рост цен на нефть, и у Путина стало больше денег. Он также поставил Газпром под свой контроль, и у него стало больше влияния на экономику Европы.
А это — деньги и влияние — позволили ему избавиться и от необходимости брать кредиты в МВФ, и, соответственно, от его мелочной опеки. Законы для РФ они пусть пишут (рассмотрим), а вот опеки и дерганий по мелочам — не надо (надоело, мешает).

Так, с другой стороны, есть нечто, что делает Путина — местами — более оранжевым, чем тот же Ельцин.
И тут уже речь идет о личных особенностях того и другого.
Ельцин был всего-навсего бывший партработник, и ничего не понимал в бизнесе, не говоря уж о том, чтобы самому делать свой личный бизнес. Какой уж тут бизнес, коли его надо было учить кредитными карточками пользоваться?
А Путин научился «делать бизнес» — понятно, так, как это умеют делать местные чиновники, работающие с местными же экспортерами, импортерами и банкирами.

А бизнес — он противоречив: с одной стороны, он дает и свободу, и уверенность в себе (как бывают уверены в себе богатые люди), с другой — это и несвобода, и зависимость. Это зависимость от тех же денег, о которых надо заботиться, от своих партнеров, с которым надо уметь договариваться (иначе бизнеса просто не будет), от предмета бизнеса и его условий. Скажем, от того же газа, того же Газпрома и контекста, в котором тот вынужден действовать.

Всё это важные факторы, которые делают человека более договороспособным.
Ну да, он же хочет делать бизнес? Значит, он должен уметь «договариваться», должен уметь искать компромиссы.

Далее.
Ельцин не видит себя членом мировой политической и деловой «элиты — он не знал ни языка, ни тамошних повадок, и ни о чем, похоже, не мечтал, кроме как спокойно сидеть у себя на хорошо охраняемой даче.
А с Путиным всё иначе. Трудно представить себе относительно молодого Путина сидящим пожизненно на даче в Барвихе. Он деятелен и хочет заниматься делом (тем, которое ему нравится), он хочет сохранить и достигнутый уровень статуса (сам статус может быть другим) и привычный круг общения.

Как всё это сделать?
Ясно, что уж точно не путем конфликта во всем и со всеми.
А эта необходимость компромисса — ради личного интереса — тоже делает человек более «удобным партнером».
Отсюда и разница.

Отступ. 9.
Кстати, эта объективно существующая зависимость администрации РФ от её внешних «партнеров» объясняет и ту минимальную зависимость, в которой она всё-таки находится и от своего населения (прим. 4).

11.
Скажут: а как тогда понять слова Суркова и прочих о «суверенной демократии»?
Почему он так педалирует эту тему, почему он так настаивает именно на этой «суверенности» своей «демократии»?
А «оранжевая революция» — это прежде всего (как мы все хорошо знаем) десуверенизация, внешнее управления и «американские кураторы». А тут вон чего — «суверенная».

Как с этим быть?
Выходит еще одно противоречие. Или парадокс.

И не в этом ли разница с ельцинским периодом?
Так, может быть, «оранжевая революция» в РФ всё-таки закончилась, а её последствия преодолены — усилиями Путина?

Ответ тут один: нет. Никакие последствия не преодолены.
И никакого парадокса в том, что «дети» оранжевой революции» выступают против «оранжизма» и за суверенитет.
Всё строго напротив.
Всё очень логично. Всё именно так, как только и может быть в наличных условиях.

Сурков много говорил — особенно много накануне «выборов» 2007-2008 годов — о «суверенности»?
Так именно о том он и должен и быть говорить. И именно в этот период. Тут всё строго по присказке: «У кого что болит, тот о том и говорит». Или так: «Кто про что, а вшивый всё о бане».
Или, если оставить прибаутки в стороне, можно вспомнить классику — Чехова, у которого есть замечание о том, что больше всех о чести и благородстве говорят именно люди бесчестные и очень неблагородные.

Тут как раз тот самый случай.
Что должны говорить (просить, требовать) «наследники» оранжевой революции той Силе, с которой они единственно должны считаться — США?
Только о том, чтобы эта Сила, которая привела к власти Ельцина, не лишили их унаследованной ими от него власти, не заменила бы их другими продолжателями «курса реформа».

Поэтому они так — превентивно — и грозятся, и просят, и бодрятся одновременно: будем-де защищать свой (их) «суверенитет».
Поэтому они для этой цели и обзавелись соответствующим «оранжевым» инструментом — всевозможными белковыми наполнителями московских площадей («Наши», «Молодая гвардия», «Местные» и проч.). Это на тот случай, если США решат-таки тихой сапой и площадным образом сменить законных наследников «оранжевой революции» в России другими «оранжевыми», свежего замеса.

Немудрено, что наследники страхуются и перестраховываются, говорят всякие слова — они ведь, как никто другой, знают, как эта смена власти организуется, знают, как «это делалось в России» в том же 1996 году.
Немудрено, что волнуются люди.
Немудрено, что они самым стыдным образом боятся другой «оранжевой революции». И самым стыдным образом демонстрируют эту боязнь.
Почему?

Потому что они знают, на сколь тонкой — и «оранжевой» — нитке держится их власть, какими нитками — и «оранжевыми» — шита их легитимность. И это, кстати, многое объясняет — казалось бы, совершенно необъяснимое.

Отступ 10.
Например, многие совершенно искренне не могли понять, чего это «власть» так боится каких-то там жалких «несогласных». Ну, вышли в Москве какие-то несколько сотен этих самых смутьянов, что-то там покричали в воздух, какими-то тряпками помахали. И только.

Но какая на то реакция?
Явно несоразмерная "угрозе" российскому суверенитету.

Тут и ОМОН, нагнанный со всех областей России, и грузовики с внутренними войсками во дворах, и даже какие-то броневики, там запрятанные, и атака омоновцев на этих «несогласных» и просто попавших под руку — как если б они и впрямь хотели «захватить Тушино, поднять аэропланы и бомбить Кремль».

Например, всё было всем ясно с этими «выборами» в Думу в 20007 году — ясно, что кто надо, тот туда и пройдет, сколько ему надо, столько голосов он и получит. Какие проблемы-то? Если что и не сработает в центральных областях, так на то есть Татария, Башкирия и Северный Кавказ, чтобы стабильно давать тот результат, который нужен.
Никаких, словом, проблем.

И, опять же, какая была на то реакция?
Опять же, явно несоответствующая этой ясной перспективе.

Тут и какие-то митинги в «поддержку Путина» (как будто то был не Путин, а Нельсон Мандела) по всей стране, и его речь перед пропутинской же молодежью в Лужниках, где у него едва ли не челюсти сводило от досады и на «врагов» («шакалят у иностранных посольств»), и на необходимость участвовать в этом спектакле «Путин произносит речь перед своими сторонниками». (Ну, не любит человек этого — слишком это на какую-то нелюбимую им «политику» похоже, и так непохоже на любимый им бизнес-формат, который требует тишины и вежливого разговора).
Сюда же должно приплюсовать истерику по всем телеканалам: мол, не допустим-де «олигархического реванша», и т. д. и т. п.

Что так? Откуда такие странные симптомы?
Оттуда же.

Не «оппозиционеры» страшны — бог бы с ними, убогими. Даже их сторонникам было ясно, что им тут ничего не светит и не засветит никогда. И по самой очевидной (правда, уже не для сторонников) причине (см. приложение «Почему «партия власти» в наличной России не может не побеждать, а «оппозиция» не может не проигрывать» .

Страшно было другое.
Было страшно, что бывший «куратор» передумает и сделает ставку на новых «оранжевых» (как прежде сделал ставку на Ельцина), а законным наследникам его откажет в легитимности.
Отсюда и заклинания, и истерика.

Немудрено, что они согласны быть «удобными партнерами» для США, говорить с ним на одном языке — при том, что внутри страны гайки могут быть и закручены. Таков тут смысл слова «демократия».

Немудрено, что они просят лишь об одном — дать им возможность самим решить вопрос о власти в России внутри той группы физических лиц, которая сейчас Россией правит. То есть, они настаивают на своем «суверенном» праве выбрать «президента РФ» среди своих же, в своей же властной группе — методом «рокировочки». Таков тут смысл слова «суверенная» (демократия).

То есть, есть тут вовсе не идет о суверенитете России.
Да это никто и не скрывает, сказано же: «суверенная демократия».
Речь идет о том «суверенитете», который эта группа лиц просит лично для себя — хотя в части права им самим решать, кто у них будет считать промеж себя главным («президентом РФ»).

Подробнее см. приложение «Как понимать слова о «суверенной демократии» .

*
ПРИМЕЧАНИЯ

Прим. 1.
Директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, профессор Леонид Рошаль («Новая газета», № 90, 2004 г.): «…По их первоначальному опубликованному проекту на сайте Министерства здравоохранения России, мы должны были уничтожить все детские поликлиники и акушерско-гинекологические консультации».

Спрашивается, зачем?
Тот же Рошаль говорит, зачем — для экономии «государственных» или бюджетных денег, а именно: «…Нам с радостью приводят цифру, что около 40 процентов денег, истраченных в здравоохранении, уже поставляет внебюджетная сфера, т. е. платная медицина. Вот, говорят, как хорошо: внебюджетные расходы у нас будут повышаться, а бюджетные — уменьшаться. Но бюджет-то тем временем обслуживает миллионы, а платные — только тысячи богатых».

Прим. 2.
Еще с щедринских времен фраза «с одной стороны, нельзя не признаться, с другой стороны, нельзя не сознаться» служит в России символом беспринципности, конформизма, нежелания твердо заявить свою позицию или хотя бы внятно сформулировать её.
Из «Дневника либерала в Петербурге» (глава 9) М. Е. Салтыкова-Щедрина:
«- Неужели же нет никаких мер против этих негодяев?..
- К сожалению, должно признаться, что таких мер не существует, хотя, с другой стороны, нельзя не сознаться, что если бы земские управы взялись за дело энергически, то суслики давно были бы уничтожены».

Прим. 3.
Бывший замминистра энергетики РФ Владимир Милов («Новая газета», № 97, 2005 г.): «Работая в правительстве, я с удивлением обратил внимание на то, что львиная доля офисной деятельности нашего президента — это не просто нормальная деятельность президента крупной страны с богатыми энергоресурсами, посвященная её энергетическим проблемам. Эта деятельность посвящена довольно детальному погружению в повседневную жизнь нашего газового сектора.

Более того, у меня сложилось сильное впечатление, что, по сути дела, этот человек — господин Путин — выполняет лично огромную часть функций, которые вообще-то должен брать на себя главный менеджер «Газпрома». Он ведет переговоры международного уровня, двигает вперед проекты, решает проблемы, как посодействовать «Газпрому» в привлечении инвестиций и т.д. Принимает решения, куда пойдет труба, а куда не пойдет, какие месторождения разрабатывать, а какие нет, когда это делать. Это вызывает удивление.

Я лично сделал для себя следующий «экспертный» вывод. Ну, бывает ситуация, когда человек просто оказывается не на своем месте: ему хочется заниматься чем-то другим, а не тем, чем он заниматься вынужден. Есть сведения из разных источников, что, когда в 1998 г. заколебалось кресло под Ремом Вяхиревым, В.В. Путин просил назначить его главой «Газпрома» вместо того, чтобы стать главой ФСБ. У меня сложилось устойчивое ощущение, что человек очень хочет быть главой этой компании. Ему нравится эта компания, нравится сама идея супергазовой монополии, которая имеет супервлияние в разных сферах политики, экономики и международных отношений. И вообще у него с газом что-то похожее на любовь — это трудно объяснить словами.

Говоря всерьез, это означает, что степень участия лично президента Путина во всем, что происходит в газовой сфере и вокруг нее, огромна. Когда мы говорим о газе и о том, что с ним происходит, мы должны очень четко понимать: все, что происходит в газовой сфере, в значительной степени определяется лично президентом, причем вплоть до довольно детальных вещей».

Прим. 4.
Эта зависимость — «электорально-репутационная».
Потому что администрации РФ «население» нужно для «выборов». В этом забавный парадокс русской «политической жизни»: выборы нужны не населению для своего наилучшего обустройства в стране, но, напротив, они нужны администрации — для своего обустройства внутри страны и за границей, то есть, налаживания отношений с иностранными «партнерами».

Поэтому для администрации РФ важно, чтобы оно пришло на «выборы», чтобы он в них участвовало. И вовсе неважно, как оно проголосует — в любом случае организаторы «выборов» сделают этот результат правильным. А сам факт «выборов», само участие в них — и возможно более массовое — «население» важны потому, что они обеспечивают легитимность этой «власти». Ибо она всегда может сказать своим внешним «партнерам»: видите, всё нормально. Были выборы и всё такое. Какие вопросы?
Потому с нами можно иметь дело — делать бизнес, ваша «общественность» особо вякать не будет.

Поэтому на первом месте в российских организаторов «выборов» не «правильный» выбор (чтоб все выбрали «Единую Россию», скажем), а именно явка — приход людей на выборы.
Отсюда и известный всем акцент в официальной предвыборной пропаганде — вы, главное, придите, вы, главное, проголосуйте (это ваш «гражданский долг» и т. д.). А уж выбирать, так ради бога, кого хотите, того и выбирайте. На здоровье.
Главное — придите. А дальше мы уж сами.