link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1 к части 4.
"Олигархический лифт"

Приложение 2 к части 4.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3 к части 4.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что
наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было

Глава 3.
Что и как делать

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Малое общество
России:
это объясняет
и именует многое

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
особый путь России

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
Исправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему всегда
"Россия гибнет"

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 5.
Почему "власть"?

Глава-приложение 6.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 7.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



ЧАСТЬ 12.
ИСПРАВЛЕНИЕ СЛОВ: (УТОЧНЕНИЕ И ПРОДОЛЖЕНИЕ)

«На основании вышеизложенного» можно продолжить краткий политологический словарь олигархической России. Можно уточнить раннее включенные в него термины и привести соответствующие синонимы.

1. «Русские»?
Никаких «русских» нет.
Их нет в смысле «просто русские», «все русские», «русские вообще».
Эти «все» и «вообще» суть ложь.
Потому что русские люди — они разные и очень разные. Это они и сами прекрасно если не сознают, то чувствуют, в этом их сама русская жизнь убеждает. И недаром часто звучит фраза: «Если «это» — русские, то я — не русский».

Есть разные русские. И есть самые разные критерии для их различения.
А в данном случае критерий — социальность.
Поэтому есть русское большинство и русское меньшинство.
Есть русские массовые люди и есть другие русские, люди не массовые — «штучные».
Иначе говоря, есть русские асоциальные и есть русские социально ориентированные, желающие общества, желающие социальности.
И есть смысл и необходимость их различать — говорить об этих разных русских.
А «всех русских» — нет. И говорить об этих «всех» или просто о «русских» нет никакого смысла. Говорить так — значит просто лгать, лгать себе и людям.

2. Безобщественность?
Можно, конечно, говорить о том, что Россия — страна безобщественная.
Можно, конечно, говорить об её безобщественности.
Но можно поступить проще — сказать точнее лучше.
Лучше сказать так: Россия — страна асоциальная, и свойственна ей именно асоциальность.

Чем такой термин лучше?
А тем, что точнее.
Это есть и констатация результата-следствия, и указание на причину, которая привела к такому результату.
Россия асоциальна потому, что русский массовый человек асоциален. Он — такой. И всё тут объективно — он не плохой, не хороший, не «виноватый» и не «не виноватый». Он — такой асоциальный.

3. Малое общество?
Вот тут нельзя не оговориться. Потому что есть подсознательное с восприятием самого слова «малое». Малое-де — это не большое, и потому-де оно не настоящее, слабое, ущербное. То ли дело большое или великое.

Здесь «Малое» имеет совсем другой смысл — тот, который вкладывали в него географы в классической древности, когда различали, скажем, Малую Грецию и Великую Грецию.
Что древние греки и римляне имели в виду под Малой Грецией?
Вовсе не то, что она и «маленькая» по площади или «неважная» по значению.
Вовсе нет.
Напротив. Речь шла о прародине всех греков, об их историческом центре, откуда произошло их расселение, об ядре и смысловом центре их греческого мира.

То есть, Малое здесь — то же самое, что «исконное», «главное», «центральное», то, «откуда есть пошла» страна, то, без чего не может быть Большого. И примеры такого понимания Малого и Большого известны, в том числе и в русской истории (прим. 1).

То есть, о таком Малом идет речь — Малом как Главном.
То есть, Малое общество — это вовсе не слабое общество. Всё строго наоборот.
Малое общество есть общество — «просто общество», потому что без Малого общества «просто общества» быть не может.

Отступ. 1. МАЛОЕ ОБЩЕСТВО КАК МАЛАЯ РОССИЯ
Что такое страна — та или иная?
Ясно, это не только и не столько территория — не «географическое понятие».
Ясно, что стана — это социокультурная сущность. То есть, это общество.
Есть общество — есть страна, нет общества — нет страны.
Есть территория, есть «население», а страны — нет.
Что такое в наличных условиях Малое общество России?
Если пафосно-фигурально, и тем не менее, объективно-сущностно, то так — это Малая Россия.
Малая в том смысле, что никакой иной нет.
Малая в том смысле, что это кристалл или ядро собственно России.
Малое в том смысле, что она и есть собственно Россия — как код, как матрица, как тот самый кристалл, вокруг которого кристаллизуется «просто общество» России.
Малая в том смысле, что это и есть «настоящее государство», то есть, Республика.

4. «Государство»?
Это слово так многозначно, что она означает всё и ничего.
Потому употреблять его в чистом виде, без каких-либо уточнений, так или иначе обозначаемых на письме, просто невозможно.
Какие ту возможны варианты и, соответственно, уточнения?

Во-первых, может быть «государство» как русское буквальное государство (в пушкинском смысле), как Государство с большой буквы — как синоним монархии, как синоним Царства.

Во-вторых, слово «государство» может обозначать то «государство», какое было во времена СССР, а это было именно партийное государство.
На первый взгляд это звучит абсурдно применительно к советскому прошлому — сталкиваются тут и «партия» и «государь», этого самого государя окончательно отменившего.

Но смысл тут есть.
Партия только лишь монарха и формальную монархию отменила, но никак не идею русского «царя» — он-то в массовом русском сознании остался. Оно было и есть поныне абсолютно «царистским». И недаром массовые люди видели в Сталине прежде и видят сейчас не столько лидера партии (Партии), сколько просто «сильного правителя», державного вождя, словом, «царя» того же. Хотя ясно, что он стал Сталиным лишь потому, что он смог стать сильным лидером своей партии.

Поэтому что такое был этот советский этап Партийного периода русской истории?
Объективно — это было время правления Партии.
Субъективно (если говорить о массовом восприятии «советской» власти) — это было время правление «царей» в партийной упаковке, «царей», именовавшихся генеральными секретарями, «царей», опиравшихся на новое «дворянство» (партийный аппарат и актив).

Потому этот термин «партийное государство» как раз эту двоякость той власти и выражает. Реально была Партия, но и «царь-государь» никуда из сознания партийцев и околопартийцев не уходил. Да и самому лидеру этой Партии (Сталину) субъективно очень нравилось именно «царство-государство», и он подсознательно, как мог его восстанавливал — только, понятно, «правильное», то есть, с собою лично в роли «правильного царя».

И недаром если Ленин предпочитал говорить именно о «республике» («республика Советов», «республика Труда» и т. д. т. п.), то Сталин предпочитал уже говорить именно в державно-государевых терминах и интонациях.
Это он вновь ввел в широкий языковой оборот слово «государство», пусть и абсурдно с формальной точки зрения звучащее — «советское государство».
Или еще забавнее — «социалистическое государство» («социалистическое царство»).

И именно "державный" смысл и интонация ясно слышна в его знаменитой фразе про «орден меченосцев», как он назвал уже в 1921 году свою партию — «компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского». Здесь это «государство Советское» есть прямая калька с былого велеречиво-распевного «Государства Российского» (которое вновь полюбили олигархи-имитаторы — оно нужно для их игры в «государство»).
«Государства» хотел Сталин в начале своего правления, его же он хотел в конце этого правления — хотел еще больше, чем прежде.

И это объясняет многое в его поведении.
И предвоенные репрессии против идеологически (не «государственно») мотивированных революционеров-романтиков, хотевших «мировой революции», а не крепкого «русского государства» (чего хотел Сталин — в своем, понятно, понимании).
И многие детали из советского послевоенного быта, в которых буквально имитировалась царская Россия — буквально формально. Это и форма раздельного школьного обучения мальчиков и девочек, это и введение школьной формы, похожей на форму царских гимназий (вплоть до фуражек у мальчиков), это и идея ввести соответствующие мундиры для людей многих профессий, как это было до революции, и т. д. и т. п.

В третьих, это может быть государство как желательное всем «настоящее государство» («как в Европе»).
А это — только Республика.
И именно так — с большой буквы, чтобы не путать её с «республикой», которая в русском массовом сознании живет как название разных территориальных образований.

И есть тут, конечно, четвертое «государство» — то, которое сейчас единственно может быть в России, которое можно в ней построить.
Это может быть, опять же, только Партийное государство — с необходимым уточнением, что именно тут имеется в виду под «Партией» с большой буквы. А это — Малое общество.
А если без кавычек, то так — Партийная Республика. С тем же самым уточнением, что такое Партия. А это — Малое общество.

5. «Советское»?
Конечно, ничего советского не было. Если не разуметь это слово в притяжательном смысле, то есть, не понимать под ним то, что принадлежало Советскому Союзу (территория, армия и т. д.).
А в остальном ничего советского не было.
«Советское» — это манера речи, эвфемизм, политкорректность партийного времени.
Всё было партийным — государство, власть, имущество, владение («собственность»), культура и прочее.
«Советское» — это партийное.

6. «Государственное» (применительно к временам СССР)?
Конечно, ничего государственного тогда не было и быть не могло — во всех смыслах этого слова (за отсутствием и Государя, и Республики).
Всё было партийным.
«Государственное» — это партийное.

7. «Коррупция»?
Можно, конечно, употреблять это слово в кавычках, уточнять, что она в России особая, что это способ существования Олигархии как людей и олигархии как строя-устройства.
Но можно поступить проще — сказать точнее и лучше.
Лучше сказать — олигархичность. Есть олигархичность как норма Олигархии.
Об этом де-факто говорят люди, когда говорят о какой-то «коррупции».

8. «Беззаконие»?
Это слово неточно — надо его уточить. Что значит это «беззаконие» — то, что законов в России нет?
Неверно. Они в России есть. Потому это «беззаконие» неверно и условно.
Другое дело, какие это законы, как и кем он применяются.
Есть законы Олигархии. Ею они применяются и применяются в своих (её) интересах.
То есть?
То есть, нет никакого «беззакония вообще».
Нет законности Республики, что логично и естественно — неоткуда ей взяться.
А есть олигархическая законность или законы Олигархии (олигархическое право — во всех смыслах этого слова).
Вот об этом и надо говорить — олигархическая законность («олигоправо»).

9. «Либерализм»?
Нет, конечно, в России никакого либерализма — этот «зверь» здесь просто не живет. Нет тут для него социального пространства.
Такой идеологии в России нет и быть не может.
А есть в России только та идеология, которая только и может в ей быть.
Есть олигархизм.
И он включает в себя всё — культ «крутого человека», и культ «царя», и культ потребительства, и «гламур» или «глянец» (который некоторые арт-критики считают официальной эстетикой «власти», любящей комфорт и слово «шикарно»), и культивирование асоциальности, и многое другое.
Олигархизм есть та «национальная (пусть и неназваная) идея», которая есть сейчас в России. Это та «национальная идея», которая найдена «властью» и используется ею (прим. 2).
Никакой иной идеи «власть» найти не могла физически, ибо «власть» — это Олигархия.

10. «Приватизация» (и, как антитеза, — «национализация»)?
Не было в России первого, нет и быть не может второго.
Была и может быть только олигархизация. В одном случае она проводится в виде «приватизации», в другом — в виде «национализации».
Но суть везде одна — удовлетворение олигархического интереса. И какого, собственно, иного, коли Олигархия сейчас есть единственный субъект «государственного» действия в России?

11. «Сильное государство»?
Это всегда только сильное Малое общество (Партия).
Никакого иного «сильного государства» не бывает и быть не может.
Есть это общество — есть само «государство», то есть, Республика.
Есть сильное Малое общество — есть то самое «сильное государство», о котором мечтают многие русские люди. В данном случае Малое общество как команда.

12. «Развитое государство»?
Это развитие есть социальность, есть всё то же Малое общество.
Есть оно — есть развитие, и самое разное — от главного, собственно социального до прикладного, технологического.
Нет его — нет развития. И то технологическое развитие, которое было прежде, тоже исчезает, теряет свой смысл и своё пространство. Олигархическая Россия — тому хороший пример.
«Развитое государство» — это развитая социальность (он же крепкая, она же высокая, она же сильная и т. п.).

13. «Время»?
О «времени» в России говорят привычно много. Привычно звучат такие выражения, как «время сейчас такое», «раньше было одно время, сейчас оно другое», «дух времени» (прим. 3), «времена изменились» и т. д.
Но время — величина физическая. Как оно может меняться?
Ясно, что когда люди говорят о времени, они говорят о другом. О чем конкретно?
Понятно, что речь идет о «власти». Вот «власть» обычно и меняется.

Но что это такое — «власть»?
Это меньшинство, которое управляет большинством. И оно управляется им всегда.
Другое дело, какое это меньшинство. Оно может быть олигархическим (меньшинство «немногих» и худших) или аристократическим (меньшинство «немногих» и лучших).
То есть, сменилось правящее меньшинство. Прежде оно было социальным — пусть и по-партийному социальным, а ныне оно — объективно асоциальное, олигархическое.
Это изменилось в России — не время, а правящее меньшинство.
«Время» — это правящее меньшинство.
В этом вся тайна изменившегося русского «времени».

Отступ. 2.
Это меньшинство сменилось. И те же самые русские массовые люди стали другими — он изменились тоже.
Прежде они был такими, а сейчас они другие. Почему?
Потому что они подобны камбале — на какой фон их поместили, такую окраску они и приобретают. Они ведут себя соответственно тем правилам, которые им диктует правящее меньшинство. И при этом они говорят: «Время нынче такое — иначе нельзя».
Почему так?

Потому что русский массовый человек таков — переменчив. А переменчив он потому, что он асоциален. То есть, его мораль (культуру) определяет не его общество (которого нет) и не его личная мораль (которая без общества невозможна).
Его мораль (поведение) определяет лишь внешний фактор, который называется «властью».
А сам этот человек — лишь исходный материал. Каким он будет, решает тот, кто этот материал «обрабатывает» (прим. 4).

14.
И т. д. и т. п.
Словарь на этом, понятно, не кончается. Можно его длить и далее.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Так, одну и ту же страну древние авторы называли Малой и Великой тогда, когда различали в ней две части. Одна — источник расселения данного народа, исконное место его обитания, «место рождения» его культуры. Другая — та её часть, которая была колонизирована населением этой «страны-матери».

Потому сами древние греки различали Малую Грецию — собственно Грецию, и Великую Грецию — греческие колони поселения по берегам Тарантского залива, в Сицилии и Южной Италии.
Потому различали Малую Британию (Britania Minor) и Великую Британию (Britania Major). Первая — это нынешняя французская Бретань, родина кельтского племени бриттов. А вторая — это нынешняя Великобритания, как её стали называть после того, как эти «французские» бритты перебрались на этот северный остров и колонизировали его южную часть.
Потому различали Малую Азию (Нынешняя Турция и др.) как колыбель азиатских народов и всю остальную Азию — Великую Азию.

Та же история и с нашими соседями.
В средние века, по той же греко-римской традиции, различали Великую Польшу и Малую Польшу.
Малая (Polonia Minor) — это Краков, древняя столица Польши, и земли вокруг него, то есть, изначальная родина поляков (впоследствии Краковское, Сандомирское и Люблинское воеводства).
Большая (Polonia Мajor) — это те северные земли, на которых поляки укрепились позже (Познанское и Калишское воеводства).

То же самое произошло и с Русью (или Россией, по греческой традиции произношения).
После ордынского нашествия на Русь, её условно разделили на две части — Великую и Малую Русь. И сделали такое различение те, кто имел возможность смотреть на неё со стороны, кто с ней контактировал — то есть, Византия в лице её императора и патриарха. Русь изначальную, Киевскую или Приднепровскую они назвали Малой Русью (Россией), а Русь новую, Московскую, неожиданно образовавшуюся за лесами (Русь Залесскую) — Великой Россией.
Позднее это именование перешло и в саму Россию — сами русские люди стали позднее различать свои земли таким же, византийским способом, стали говорить о Великой России и Малой (позднее Малороссии), о великороссах и малороссах.
Но это вовсе не значит, что одни тут «великие» (славные, могучие и пр.), а другие — «невеликие» (слабые, неважные и пр.).
Речь тут идет только об истории и её хронологии — о том, кто «возник» сначала, а кто — потом.

Прим. 2.
Есть устное предание о том, как в первый раз Ельцин заговорил о «национальной идее» для России. Это было в начале 90-х годов. (Тогда он назвал эту идею по инерции идеологией. Его поправили, и позже, в 1996 году, он говорил только о «национальной идее»).
Он был всё-таки советский человек, бывший партийный работник. И ему было странно руководить страною, не опираясь ни на какую идеологию — человек чувствовал себя немножко «без штанов», немножко самозванцем.
В начале «реформ» он, по рассказам очевидцев, на одном из заседаний со своими ближайшими помощниками заговорил об идеологии — надо, мол, разработать «нашу», новую идеологию.

Но ему возразил тогдашний министр иностранных дел РФ Козырев. Он сказал, что не надо ничего специально разрабатывать, а то, мол, какую бы идеологию в России ни придумывали, всё едино «какой-то фашизм» получается. (Это уже особенность мышления многих советских интеллигентов, для которых всякая идеология ассоциируется со всякого рода тоталитаризмом — видимо, само слово «идеология» их сознанием таким образом управляет).
Потому Козырев предложил поступить проще — оставить в стороне всякие идеологии и обратиться к самому непосредственному человеческому интересу. Чего хочет каждый человек? Много чего.
Но все в равной степени хотят денег. Вот пусть люди себе и зарабатывают — кто как может.
Это и будет новой идеологией, если угодно. Деньги. Вот и вся идеология. Деньги. Что есть тот же поп-олигархизм в его самом что ни на есть распопленном варианте — чтобы было ясно всем и каждому.

Прим. 3.
Актриса Ирина Муравьева (статья «Ирина Муравьева ушла в религию?», газета «Комсомольская правда», 25 июля 2003 года): «Сейчас дух времени такой… погубляющий…корня нет!».

Прим. 4.
Из «Окаянных дней» Бунина (запись от 20 апреля): «...Есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом — Чудь, Меря. Но и в том, и в другом есть страшная переменчивость настроений, обликов, «шаткость», как говорили в старину. Народ сам сказал про себя: «Из нас, как из дерева, — и дубина, и икона» — в зависимости от обстоятельств, от того, кто это дерево обрабатывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев».
Этим бунинским образом воспользовался директор Библиотеки Конгресса США Джеймс Биллингтон, который назвал свою книгу «про Россию» (1966) так — «Икона и топор. Опыт истолкования истории русской культуры». Там он писал о главных чертах «русского национального характера» (то есть, русского массового характера).