Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1 к части 4.
"Олигархический лифт"

Приложение 2 к части 4.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3 к части 4.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что
наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было

Глава 3.
Что и как делать

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Малое общество
России:
это объясняет
и именует многое

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
особый путь России

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
Исправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему всегда
"Россия гибнет"

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 5.
Почему "власть"?

Глава-приложение 6.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 7.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны


ЧАСТЬ 10.
РУССКАЯ АСОЦИАЛЬНОСТЬ: И ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ

Глава 16.
Почему Россия в моральном обмороке

Среди многих вопросов-недоумений, популярных в России, немало таких, которые сами вызываю недоумение.
Например, такой. Так, многие жалуются на всеобщий аморализм, отсутствие каких-либо социальных ценностей, когда «можным» оказалось всё. О том же самом аморализме люди говорят тогда, когда говорят о российском ТВ, о российском «государстве» (никто ведь не назовет его моральным), об «общественных» нравах, и т. д. и т. п.
Но жаловаться — просто не на что. Нельзя жаловаться на логику.
Всё естественно, логично и закономерно.

Морали нет, потому что её быть не может в принципе — не может объективно.
Потому что мораль — это явление социальное. Она рождается только в социальности и живет только там же.
А в асоциальности она существовать не может. Это враждебная ей стихия, где она гибнет. Какая может быть мораль на «войне всех против всех»?
Потому и этот аморализм — «моральный обморок», о котором порой говорят.

Отступ. 1.
А что касается ТВ, то оно в России именно такое, каким оно и быть должно — в асоциальной стране. По одну сторону телеэкрана «говорит и показывает асоциальность», по другую сторону — слушает и смотрит асоциальность же.
И они нашли друг друга — налицо их резонанс, взаимное подпитывание и взаимное усиление.

Общественная мораль в безобщественной (асоциальной) стране невозможна.
А возможен именно моральный обморок. Он и стал реальностью.
Всё логично. Потому в России всё так, как только и может быть.

Отступ. 2. И ЭТО ОБЪЯСНЯЕТ МНОГОЕ ДРУГОЕ.
Объясняет, например, следующее.
1.
Так, в послепартийное время обнаружилась странная, казалось бы, вещь — московскому Театру сатиры оказалось нечего играть. На это жаловались его актеры, на это жаловались театральные критики — в Театре сатиры этой самой сатиры нет.
Казалось бы. очевидное-невероятное. Нелепица чистой воды. Разве мало было поводов для сатиры — в те-то годы?
Много, конечно. Очень много.
Но пьес не было, и собственно сатиры не было тоже. Как нет неё и сейчас.
Почему так — не было и нет?

Потому что иначе и быть не могло. Чтобы писать сатирическую пьесу, надо писать её с известных всем социальных позиций — с позиций социальной морали. А её в России не стало. Партийная мораль ушла — вместе со своей социальностью. Новая мораль не пришла — потому что новая социальность в Россию не пришла.
В итоге — «нечего играть».
В итоге — «не для кого играть».

В самом деле, чтобы играть сатирическую пьесу, чтобы игра была успешной, надо играть её залу, который разделяет моральные ценности автора.
А в зале сидит та же самая моральная пустота — там сидят такие же растерянные, асоциальные, и потому объективно аморальные люди. Они теперь тоже не знают, что теперь хорошо, что плохо.
Раньше смеялись над «спекулянтами», а это, оказывается, хорошо — это предприниматели.
Раньше смеялись над приобретателями, а это, оказывается, хорошо — иначе человек не «состоится».
И т. д. и т. п.

В итоге автору нечего писать, актерам — играть, зрителям — смотреть. Всё логично.
В итоге бывшие писатели-сатирики стал писателями-юмористами, а бывшие актеры-сатирики — клоунами. Они надевают смешные костюмы и просто веселят публику — как это делалось прежде на ярмарках. Наступило время массового (площадного) «юмора»: чем грубее шутка, тем лучше. Тем больше успех, тем большему числу зрителей этот «юмор» нравится, тем больше рейтинг, тем больше денег.

2.
Так, многие родители и литераторы жалуются на то, что в России совершено не издается литература для подростков. Нет книжек, которые учили бы их доброму и правильному, как прежде — как в партийное (партийно-социальное) время (прим. 1).
И верно — нет. Почему?

Потому что учить некому и нечему.
Нечему потому что не моральных ценностей, которых некому формулировать — Малого общества (социальности).
Некому потому, что нет за автором Малого общества с его ценностями, от имени которого автор мог бы писать и «учить». Потому что детский писатель не учит своей, личной морали. Когда он «учит», он всегда учит морали того Малого общества, которое за ним стоит. А его — нет.
Потому и не учит — некому учить. Потому и литературы для подростков нет.
Потому что её и быть не может в асоциальной стране.

Отступ. 3. «И ДАЖЕ ПОЖАЛОВАТЬСЯ НЕКОМУ»: О ЧЕМ РЕЧЬ?
Отсутствие в России социальной, а значит, морально мотивированной Силы объяснят многое. В том числе и эту фразу, которая в России звучит часто — «и даже пожаловаться некому». Так люди говорят тогда, когда они хотят сказать о чиновничьем «беспределе».
О чем тут речь? О том, что они не могут пожаловаться в суд или «высшему чиновнику»?
Могут, конечно. Тем более, что сами чиновники их туда и посылают — «обращайтесь в суд».

Но говорят они не о суде. И даже не о собственно нарушениях формальной законности. Не на это они хотят жаловаться.
Они хотят пожаловаться на другое. Они хотят пожаловаться на несправедливость (часто оформленную законом или решением суда), на бессердечие, на жестокость, на равнодушие и т. д.
Словом, они хотят пожаловаться на аморализм.
А вот на него пожаловаться человеку, действительно, некому. «Некуда человеку пойти».

Почему некуда?
По той же самой причине: мораль — понятие социальное, и говорить о ней, апеллировать к моральным ценностям можно только перед лицом социальной же Силы, которая живет сообразно с этими ценностями, которая обязалась эти ценности соблюдать. И именно потому, что эта Сила есть именно социальная Сила.
То есть, нет у морального человека в России единомышленника в лице социальной силы.
Об этом и речь.

Раньше, когда была Партия, люди жаловались в парткомы, именно потому, что Партия обязались соблюдать продекларированные ею же моральные нормы и соблюдать. С ней можно было разговаривать на её же языке — и об её же ценностях, об её же обязательствах.
А теперь жаловаться некому — не кем говорить о морали, не с кого требовать ею соблюдения.
То есть, когда люди говорят, что «и даже пожаловаться некому», они тем самым говорят о социальной бессубъектности русской жизни — о том, что нет в России социальной Силы. Она же — моральная Сила.
Тем самым они жалуются на русскую асоциальность, о ней и говорят.
О том и речь.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Из статьи «От потешки к порносайту» (подзаголовок «Где серьёзная литература для подростка?») главного редактора альманаха «Подсолнушек» Нины Шевцовой («Литературная газета, № 13, 2006 г.):
«В поисковой системе Интернета на «подростковую литературу» открываются сайты 2–3 издательств (из которых одно расположено в Бруклине), издающие всё тот же известный нам перечень, зато выскакивает с добрый десяток порносайтов с подростковой порнографией».

[…]. «Кино последних лет тоже подростка не жалует. За последние 20 лет оставили след «Чучело», «Асса», «Авария — дочь мента», а дальше пусто совсем. Сейчас героем фильма предстаёт то мент-философ, то бандит-лирик. Не убеждает. Попытался было Бодров — помните: «Вот у тебя, американец, денег много, а у меня правда. И кто из нас сильней?..» Это, конечно, круто и достоверно. Но свет в конце тоннеля всё-таки пока не включился, и будущее этих «героев» туманно. То, что мы видим с экрана, в основном имеет следующий happy end: всех убил, всех перехитрил, много чего-то поимел приятного и весомого и вышел сухим из воды, с новым азартом для новых «подвигов».

[…]. Когда общество с детства вынуждено внушать ребёнку: не верь, уходи от ответственности, будь осторожен, солги, то каких понятий, какой светлой идеи, чести и достоинства оно ждёт от будущего гражданина?
В атмосфере недоверия и утраты обществом основных ценностей, идеалов, морали подвиг Андрея Болконского — помните: знамя, небо, «красивая смерть» — кажется детям дурацким шоу.

Для нашего подростка герой — не тот, кто упал со знаменем и поднял полк в атаку, а тот, кто самый меткий, лучше всех прячется и стреляет, всех убил и быстрее всех добрался к цели. Главное — всех убить и победить. Это делается с потрясающей лёгкостью: ни крови, ни судорог, ни — как там у Раскольникова: «Тварь я дрожащая или право имею…» Все житейские вопросы можно решить, убрав с пути соперника одним щелчком мыши, чтобы не мешал. Какие проблемы? Отцы и дети? Старуха-процентщица? Бедный Вертер? Один щелчок — и готово».

[…]. А через несколько лет — в армию, Родину защищать, или лечить людей, или сеять разумное-доброе-вечное. Странно? Вернее, страшно. Жизнь предстаёт игрой, где всё можно, надо только привыкнуть или навязать свои условия. Размытые понятия добра и зла — просто правила игры. Чем ты круче, тем более твои правила в ходу. И никаких поисков смысла жизни, моральных терзаний: просто такая работа. А смысл приходит с подсчётом выручки: много — прав, мало — где-то ошибся ты, парень. Может, это новая религия? Культ силы, голого тела, богатства и свирепости? Но какое место отведено в этом процессе детской литературе, назначение которой — в определении чётких ориентиров добра и зла?

Очень хочу, чтобы мои заметки оказались напрасными и писатели завтра завалили меня рукописями. Подросток — самый неравнодушный читатель, и когда он верит в то, что читает, для него это почти инструкция к действию. Может, вы всё-таки знаете, во что он захочет поверить?».