link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1 к части 4.
"Олигархический лифт"

Приложение 2 к части 4.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3 к части 4.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что
наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было

Глава 3.
Что и как делать

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Малое общество
России:
это объясняет
и именует многое

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
особый путь России

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
Исправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему всегда
"Россия гибнет"

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 5.
Почему "власть"?

Глава-приложение 6.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 7.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны


   ПРИЛОЖЕНИЯ К КНИГЕ

ЧАСТЬ-ПРИЛОЖЕНИЕ 6.
ОРДЫНСТВО: И ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ

Глава-приложение 2.
Почему чиновники не уходят в отставку

1.
Журналисты-публицисты привычно удивляются: почему у чиновников в России не принято уходить в отставку?
И, действительно, невозможно припомнить хотя бы один случай, когда хотя бы один чиновник за всё олигархическое время сам, добровольно ушел в отставку. Именно потому, что ему стало стыдно за то, что он сделал или не сделал.

Отступ. 1.
Не уходят даже, казалось, самые щепетильные чиновники — не какие-то «кувшинные рыла», но люди, состоящие при «культуре», знающие европейские повадки и обычаи. Но они госчиновники, и потому они поступают так, как поступают.
Летом 2006 года стало известно о пропаже около 200 предметов из собрания Эрмитажа. И кто-то, беря интервью у его директора Пиотровского, спросил его, не думает ли он теперь уйти — после такого — в отставку. Директор на это ответил (с чувством собственной правоты, даже не без вызова): «От меня? Не дождетесь!».
Не принято.

Всё видно в сравнении.
Скажем, как поступил бы, скажем, немецкий министр обороны, если бы «обнаружилось», что в его невоюющей армии за год погибает и калечится примерно столько же, сколько американцы потеряли за год их войны в Ираке?
Как бы он поступил, если бы газеты подсчитали бы, что за время 6 лет такой мирной жизни немецкая армия потеряла почти целую дивизию — около 12 тысяч человек?
Вопросы риторические и гипотетические.
Ясно, что министр обороны ушел бы в ставку, равно как и всё его правительство.

А что в России?
Министр обороны остается на своем месте — несмотря ни на что, как и все прочие министры. Хотя для отставки и у него, и у всех прочих поводов более чем достаточно.
И — ничего.
Напротив, министр обороны часто выступает, внешне вполне довольный собой, по телевизору и говорит там всякого рода назидательные вещи. Он поучает — как оно должно быть, «как правильно».
И все всерьез обсуждают его шансы на то, чтобы стать преемником первоолигарха.

Своя репутация этих людей, получается, не волнует?
Именно — совершенно не волнует. Ведь речь идет о том, что называется «общественной репутацией». Вот она и не волнует.
И ясно, почему.

2.
Потому что в данном случае эта величина совершенно условная, умозрительная и совершенно непрактичная. Небылица.
Потому что она имеет смысл в обществе. А его тут — нет.
Служить — некому.
Некому в обоих смыслах этого слова.

«Некому» в том смысле, что нет объекта служения — нет общества.
«Некому» в том смысле, что нет и самих слуг — русский чиновник в корне отличен от чиновника западноевропейского. Его должность состоит не в том, чтобы бы служить несуществующему обществу, а в том, чтобы служить «царю». Вот ему он и служит. О чем, кстати, сами чиновники и говорят. Недаром они любят называть себя не «государственными людьми», но, как известно, «людьми государевым», а свою службу — «государевой».
Разница.
Так они, сами того не желая, показывают, кому они служат — хотя бы на словах.
То есть?

Идея чиновничьей службы на Руси не европейская — не социальная.
Нет самой идеи служения обществу, как и даже такого выражения — все говорят о «службе государству», то есть, «государю».
Идея чиновничьей службы на Руси сугубо ордынская — чиновники служит хану или «вольному царю». Ему чиновника награждать, ему его и наказывать — «ежели что».
А при чем тут то, чего нет и вовсе — «общество»?
Вовсе не причем.

Не причем, соответственно, и такое умозрительное понятие, как «общественная репутация».
Это тут — точно ни к чему.
То есть, если формулировать ответ на поставленный выше вопрос кратко, то он состоит в одном слове — ордынство.

Отступ. 2.
Тем более, что тут не просто ордынство. Тут синтез, сложная взаимосвязь ордынства и олигархического устройства России. А и то, и другое, и, тем более, их взаимосвязь объективно обессмысливает понятие «репутация». Она подразумевает стыд, когда нечто сделано не так, как надо. И тут это «надо» определяет не отсутствующее общество, но Олигархия. Как заметил еще древний грек Демосфен, олигархия и стыд — несовместимы, то есть: «Господство немногих вселяет страх в граждан, но стыда не внушает». Именно.

Чиновники в России не уходят в отставку по причине русского массового ордынства.
Такова массовая культуры власти, таково массовое её понимание.
Ведь кто такие эти чиновники?
Те же самые русские массовые люди, только ставшие «государевыми людьми».

Отступ. 3.
Примеров такого, ордынского служения много.
И они особенно показательны тогда, когда их показывают те, кто особо настаивает на своей «европейскости» и «продвинутости». Но последнее тут сугубо внешнее — кафтан европейский, а тело под ними своё, русско-ордынское.
Как отвечал Чубайс на все упреки в свой адрес в ходе «писательского скандала», когда он с группой соавторов получил авансом несуразно большие деньги за ненаписанную книжку о «распродаже советской империи»?
Тогда ведь многие говорили, что это классическая форма взятки, что это-де нехорошо и надо бы Чубайсу уйти в отставку — после «такого».

Но сам Чубайс говорил другое.
Он говорил, что этот вопрос в руках «президента» и ему решать.
А как он решит, так и будет — «я приму любое решение президента».

Что тем самым говорил Чубайс?
Он тем самым говорил, что служит он «государю» — ему его «выдвигать» и «задвигать». И он это тут особо подчеркивал (была тут для него своя, горькая сладость), говорил тем самым, что как, мол, меня накажет мой хозяин, так и накажет. А я его приму любую его «царскую» волю. Ибо я вот такой верный слуга.
«Слуга царю», но никак не «обществу».
А причем тут это умозрительное «общество» и его умозрительные же, взятые из книжек и чужой жизни, моральные критерии (прилично-неприлично)?
Вовсе не при чем.

Есть этому ордынскому служению и другой общеизвестный пример.
Так, известно, что когда «царь» хочет посетить тот ил иной город, это город местные чиновники тут же начинают приводит в порядок — красить фасады и заборы, делать дороги, разбивать цветники и т п.
Разве такой порядок не нужен самим горожанам?
Нужен, конечно. Но его наводят именно ко дню визита.
Почему?

Ясно, почему. Потому что делают это не для горожан, а для «царя» — чтобы ему показать, как его чиновники хорошо работают. И работу свою они показывают именно ему, «царю», потому что служат они ему, а не этому «населению» города. А причем тут оно?
Вовсе не причем.
Так что, местные чиновники, спешно крася заборы-фасады, не только свою «хорошую» работу показывают своему начальнику. Они тем самым указывают и на объект своего служения, и на своё органичное, идущее с незапамятных времен, ордынское понимание чиновной («государевой») службы (прим. 1).

3.
Ордынство «государственной» службы объясняет и многое другое. И то, почему чиновники сами никогда в отставку не уходят, и то, например, почему «Начальник» (как заглазно зовут Путина его ближайшие подчиненные) никогда ничего никому не объясняет, когда одного своего чиновника меняет на другого.
Московские интеллигенты обычно волнуются в таких случаях по радио: чего не объясняет? Нехорошо, мол, так-то. Надо бы. Чтоб «как в Европе».

Но их волнения их нелепы.
Нелепо ждать тут от «царя» каких-то объяснений — нет к тому никаких оснований. Потому что чиновники состоят не на службе общества («как в Америке»), а на «царской» или «государевой» службе. Они служат «царю», и это ему их меняет местами так, какему удобно.
Что, кому и зачем он ту должен объяснять?
Нечего. Некому и незачем. Всё логично.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Когда родилось это ордынство «государственной» («государевой») службы?
В самое что ни есть ордынское время — в XIII веке, после Батыева нашествия.
Если до Батыева погрома русские князья, как правило, служили городам, а те развивались в общем и целом по европейской схеме (призывали князей на службу, выгоняли их, как в Новгороде, шли к самоуправлению), то теперь всё изменилось. Городов как самостоятельных социально-политических центров силы, как малых русских «обществ» — не стало.
Так русское общество, русская городская социальность (или «буржуазность» — от слова «буржуа», то есть, «горожанин») было убито в зародыше — и не сформировалось до сих пор.

Тогда эти «общества» стали посчитанным монголами «населением», дело которого только одно — быть исправными «подданными» Орды, то есть, платить дань в указанный срок и в указанном размере.
Изменилось принципиально и роль князей: они обрели нового хозяина — они стали полномочными представителями Орды на своей земле, «смотрящими» за порядком на русской земле, поставленным ордынским «вольным царем».
Вся русская пирамидка власти переориентировалась. Русские князья стали служить ордынскому царю, царю Русского улуса. Вся княжеская челядь, все мелкие чиновники того времени стали служить князьям, и, соответственно, через них, тому же самому ордынскому царю.

Все русские чиновники стали царскими слугами — поступили сами или их «поступили» на царскую службу. Они стали сотрудникам ордынской колониальной администрации — их «взяли в Орду».
Они стал особой кастой на Руси — кастой, составленной из русских же людей. И они стали служить истово царю, потому что они дорожили своим местом, они хотели пользоваться возникшими у них властными полномочиями — собирать дань для Орды, попутно и немного для себя. Они стали взимать свою «административную ренту» (Путин).
Если так делал «большой хан», то почему маленькие ханы должны поступать иначе?
Всё логично.

Русские люди традиционно жалуются на отчуждение русского же чиновничества?
Они жалуются на то, что они ведут себя со своим же соотечественниками так, как если бы это были чужие, «неродные» люди, они к ним равнодушны и им их не жалко?

Тут дивиться нечему — такое отношение сложилось буквально исторически.
А как иначе мог относиться к своему «населению» русский же чиновник, находящийся на службе у ордынского царя, взимающий с этого «населения» его же деньги в ордынскую же пользу?
Только так — с максимальным отчуждением.

Можно даже уверенно предположить (есть к тому очевидные, сугубо психологические основания), что он даже сознательно культивировал такое отношение к людям, как, скажем, врач-хирург культивирует (сознательно или бессознательно — неважно) известный цинизм перед лицом человеческой боли и страданий.
Потому что иначе — просто нельзя. Иначе просто его сердце лопнет — он просто работать не сможет. Так поступают и эти чиновники.
Как им исправно служить ордынскому царю, если не считать «этот народ» своим? А так вроде бы и объективное предательство не кажется таким уж предательством — вроде так и надо.
«С этим-то народом-то».

Возможно, в них даже само собою рождалась и активная «нелюбовь-раздражение по отношению к этому «населению» — его дурное поведение, неуплата дани могла вызвать ханских гнев на голову этих чиновников, и они из-за «этого народа» могли невинно пострадать. Так что отчуждение тут — это самое малое, что можно сказать о чувствах, которые испытывало русское чиновство по отношению к подопечному населению, с которым оно вынуждено было работать на пользу своего Царя.

Именно это стало новой, ордынской парадигмой, новой Идеей службы русского чиновничества — чиновники служат Царю. Никак не иначе. И эта парадигма так укрепилась, освятилась национальным или патриотическим чувством. Когда ордынского царя сменил московский царь, русские чиновники стал служить русскому уж царю, что стало казаться естественным, логичным и само собою разумеющимся.
И огромному большинству русского »населения» так кажется и по сию пору.
А как иначе? «Государевы люди» на «государевой службе».

Так сформировался самый тип русского чиновника, который правил своим «населением» сначала от имени ордынского царя, потом — от имени царя московского.
Так сложилась эта характерная черта русского чиновства, когда, говоря с «населением» от имени верховной власти, они стали считать такой властью и себя — «властью», стоящей над своим «населением».
И никак не его администрацией, действующей от его имени и в его интересах.
Русская «администрация» заменила монгольскую Орду — сама стала Ордою. Только русской, только называемой иначе, то есть, просто «властью».
Была Орда, стала «власть».

И это ордынство дожило до настоящих времен — стало идеей современной русской чиновничьей службы.
И неслучайно, что слова Путина, адресованные им с укоризной в адрес его чиновничества в его 6-м президентском послании, в равной мере можно отнести к чиновникам как XIII века, так и века XXI.
Никакой разницы.
И тогда, и сейчас они суть «замкнутая» и «просто надменная каста». А каста ли, «орда» ли — где тут принципиальная разница?
Никакой разницы.

Напротив, тут есть принципиальное единство.
Эта «каста» есть просто новая разновидность Орды — Орда чиновная.
И тогда, и сейчас они понимают государственную службу «как разновидность бизнеса». Никакой разницы. Чиновство как власть над «населением», как пользование своим статусом в личных целях, а не как служба «населению» — вторая, характерная и актуальная черта русского ордынства.