link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1 к части 4.
"Олигархический лифт"

Приложение 2 к части 4.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3 к части 4.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что
наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было

Глава 3.
Что и как делать

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Малое общество
России:
это объясняет
и именует многое

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
особый путь России

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
Исправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему всегда
"Россия гибнет"

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 5.
Почему "власть"?

Глава-приложение 6.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 7.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны


ЧАСТЬ 13.
МАЛОЕ ОБЩЕСТВО: ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ И ИМЕНУЕТ

Глава 4.
Как остановить распад России

1.
То, что страна реально находится в распаде, вряд ли надо доказывать специально. Тут всё очевидно — как с точки зрения живой, человеческой практики, так и с точки зрения простой, прямой логики.
Что касается последней, то она, действительно, проста — сейчас, в наличных условиях Россия просто не может не распадаться.

Именно.
Страна без общества, без государства, без «руководящей и направляющей» Силы («элита», «политический класс» или Малое общество) просто не может не быть в состоянии распада.
Страна, управляемая Олигархией, просто не может не распадаться. .

Эта логика очевидна.
А если кто-то эту очевидность не видит, то увидеть её помогает та самая практика, эмпирика жизни. Стоит только случиться в стране какой-либо «кондопоге», как люди недоуменно ахают: а «государства-то», оказывается, нет («государство» как «власть»), а единого-то «государства-то», оказывается, нет тоже. В последнем случае «государство» здесь как страна — та самая «единая Россия», которой, оказывается, нет вовсе (прим. 1).
Страна — «оказывается» — находится в состоянии распада, что есть факт, который имеет место быть здесь и сейчас.
Её настоящее длительное время есть именно такое — распад.

Отступ. 1.
Конечно, Олигархии этот распад вовсе не нужен — она сама его боится, она сама пытается (по-своему) его остановить.
Но проблема в том, что сделать это она не может физически. Хочет, но не может. Объективно асоциальная сила не может заткать ткань социальности. Вода не может родить огонь.
Вода вокруг купальщика его «греет», но рождает это тепло не она, а человеческое тело.
Так и тут. Олигархия играет в России роль государства потому, что само «население» эту Олигархию «подогревает». Оно хочет, чтобы было «государство». И оно хочет верить, что «это» и есть «государство».
Иначе — страшно и непонятно.
Тут как в известной советской песне: «Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу».

Россия не может не распадаться, если большинство русских людей себя её хозяевами не сознает и отказывается быть ими, а русское меньшинство в качестве такового хозяина себя реализовать не может — за отсутствием к тому средства это сделать.

Россия не может не распадаться, если у неё нет общей цели и общей морали, если людей на её пространстве реально ничто не объединяет.

Россия не может не распадаться, если сил, работающих на её соединение, нет, а силы, работающие на её распад, есть. И их много, и они самые разные. Притом, что носителем главной силы распада являются сами русские — русское большинство. Именно.

Россия не может не распадаться, если жизнь в стране находится под действием одной русской Силы — Силы распадения и отчуждения, то есть, силы массовой асоциальности.

Россия не может не распадаться, если нет в стране другой русской Силы — Силы, работающей на соединение и единство, то есть, силы социальности или русской социальной Силы.

Отступ. 2.
И понятно, почему.
Ибо, всё-таки русские, при всей максимально возможной тут политкорректности, суть тут именно и объективно «странообразующий» этнос.
Не будет их — будет на этом месте совсем другая страна.

Россия не может не распадаться, если в ней свободно, как на пустом пространстве, действуют другие силы другой социальности.
В этом случае она не только распадается, сколько отчуждается – становится объективно чуждой и чужой русскому человеку.
И т. д. и т. п.

Словом, всё тут очевидно.
Как очевидно бессмысленно гадать о том, «распадается Россия» или нет, и когда это распад случится, «если» такой распад случится.
Эти гадания равны слепоте — отказу видеть реальность, отказу видеть очевидное.
Нелепо ведь гадать, рухнет здание или нет, если у него падают перекрытия, разваливается фундамент, а само оно стоит на плывучем песке, который плывет. И плывет ускорено — каждый день всё быстрее.

2.
Вопрос: как остановить (как минимум) этот распад?
И ответ тут тоже очевиден — иного нет.

Отступ. 3.
Хотя желающие могут, конечно, его поискать дополнительно.
Но в конце этих поисков они всё равно придут именно к этому ответу — верный ответ всегда один.
Двух «верных» ответов не бывает.

Ответ дает история.
Как был остановлен распад России после революции, когда Государство (Царство) исчезло, а Республики (государства-комитета) в России не было и быть не могло?
Распада остановила партия, объективно бывшая Партией (Малым обществом). На всем русском пространстве действовали «отряды» этой партии, части единой структуры, и эта структура стала становым хребтом Партийной России («советской России» или СССР).
Партия стала «государством» — Партийным государством.

Потому что никакого иного «государства» в России тогда не было и быть объективно не могло.
И это «Партгосударство» было достаточно крепким, пока была достаточной крепкой эта Партия. Великая Отечественная война это наглядно показала. Несмотря на известные ошибки и провалы того времени, случившиеся по вине руководства самой этой Партии.

То есть, ответ таков: остановить нынешний распад России может только Партия.
Остановить нынешний распад России может только Партия как Малое общество. Партия как именно «часть» (так ведь это переводится на русский) — социальная часть русского этноса.
Распад может остановить Партия (условно, «партия социалов», «партия солидаристов» и т. п.), которые сознают себя хозяевами своей страны и реализуют это своё хозяйское право на неё.
Распад может остановить только «отряды» Партии, действующие по всей России, — «отряды», соединенные между собою, составляющие единую структуру.
Распад может остановить Партия, которое будет Малым обществом — ядром будущего «российского общества», которая сама будет «настоящим государством» — Республикой.

И это будет, конечно, «Партийное государство» — Партийная Республика.
Потому что сейчас в России никакого иного «государства» быть просто не может.
Не может объективно и физически.

То есть?
То есть, ситуация такова: или нынешний распад России, или Партия.
Или эта Партия будет, или России не будет.
Тут всё очевидно. С таким трудом найденный, буквально выстраданный (прим. 2) Партийный принцип организации русского пространства и множества должен быть восстановлен.

Отступ. 4.
Он должен быть восстановлен, понятно, не в былом узко-партийном («коммунистическом» или, тем более, партийно-парламентском и пр.) виде.
Он должен быть восстановлен, понятно, в обновленном виде — в новой, социальной редакции.
Всё-таки русское историческое время прошло не зря — уроки должны быть усвоены.

Он должен быть восстановлен, потому что он в любом случае лучше Олигархического принципа.
Он должен быть восстановлен, потому что никакого иного социального принципа организации России сейчас нет и быть не может.
Всё именно очевидно.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

После событий в Карелии на одном из сайтов появилась (2006-09-05) статья, названная так — «Кондопога как отрезвин».
Статья эта очень характерная, потому есть смысл привести её тут полностью.

Автор статьи (Павел Святенков) пишет:
"В «Футурологическом конгрессе» гениального Лема герою дают понюхать отрезвин — специальное вещество, позволяющее увидеть в истинном свете фальсифицированную действительность. События в Кондопоге стали таким вот отрезвином. Вдруг исчезли картонные декорации «кровавой диктатуры Кремля», отъехала в сторону покрытая позолотой система фиктивных «партий» и в образовавшуюся щель на граждан уставилось хмурое мурло реальности.

Маленькая революция в Кондопоге продемонстрировала полное отсутствие государства. Федеральная власть куда-то смылась. В новостях читаем: «Путин прибыл в ЮАР». Беспорядки в одном отдельно взятом городе — дело субъекта федерации, скажите вы? Но вот незадача. Во «внутренние дела» одного субъекта федерации вмешался другой. Премьер-министр Чечни Рамзан Кадыров выступил с угрозами в адрес Карелии, пригрозив найти «правовой способ» разобраться с жителями Кондопоги, если этого не сделает карельская власть. Тут надо отметить, что формально речь шла о правовых методах, но жители города почему-то решили, что им организуют новый Беслан. Глава Карелии даже вынужден был объезжать школы города, чтобы успокоить людей. Что делать, такая у чеченцев правовая репутация.

Трудно представить себе регулярное современное государство, в котором один субъект федерации «идет войной» на другой. Вернее, представить то такое государство можно, но это будет не государство вовсе. «Техасские войска выдвинулись в направлении Калифорнии» — такое невозможно увидеть даже в страшном сне. Выходит, в современной России допустимо нападение одного субъекта федерации на другой субъект федерации? Но тогда и говорить о существовании единой российской государственности не приходится. Придется вести речь о неустойчивом конгломерате территорий, лишь фиктивно объединяемых Москвой. Чечня направила в Карелию «посольство» во главе с зампредом парламента Усмановым, которое должно было «донести» позицию чеченских властей до карельских. Ни дать ни взять — «международные отношения». Правда, происходит этот обмен посольствами на территории формально еще существующего государства «Российская Федерация», ну так это дело десятое.

Карельские власти, говорят, поймали убийц. Но, по официальной информации, их «выдала община», да еще по «просьбе губернатора». Таким образом, оказалось, что в России действует как минимум одна «община», обладающая экстерриториальным статусом. На чеченцев (а речь шла именно о них), выходит, не распространяются обычные законы. Губернатор (а вовсе не правоохранительные органы) вынужден просить (а не отдавать приказ об аресте убийц), и только тогда община «выдает» (о выдаче речь идет, когда описываются отношения между суверенными государствами) откровенных преступников, действия которых вызвали восстание целого города.

Опытным путем выяснено, что Чечня и чеченцы в современной России: а) имеют право угрожать любому региону, который им понравится, б) обладают независимостью от российских законов. Не надо думать, что обещания «правовыми методами» ввести события в «правовое русло» — пустые угрозы. Пресловутый «кадыровский спецназ» регулярно выезжает на разборки за пределы Чечни, в соседние кавказские республики. Почему бы ему и впрямь не выехать в Карелию, ибо чем Карелия принципиально отличается от какого-нибудь Дагестана? Такой же субъект федерации. И чем «кадыровский спецназ» отличается от обычной милиции? Формально — такой же «правоохранительный орган», вполне возможно — находящийся в структуре российского МВД.

Наблюдатели говорят о неэффективности милиции. Однако в действительности нужно ставить вопрос о неэффективности государства как такового. Более того, об отсутствии оного на вверенной ему территории. Вот так странно у нас получается — вертикаль власти есть, а государства — нет.

Получается, что в регионах власть есть. Все-таки петрозаводский ОМОН прекратил беспорядки в Кондопоге. В господстве Кадырова над Чечней также никто не сомневается. Но вот федеральная власть, которая должна контролировать регионы и подавлять самодеятельность местных царьков, почему-то отсутствует. Представим на мгновение, что Кадыров исполнил бы свою угрозу. Что делать Катанандову и народу Карелии? Только создавать отряды самообороны. Вооруженные, разумеется. Карельско-чеченская война? Почему нет, если бывают чеченско-дагестанские стычки?

Но если регион вынужден создавать собственную армию, то ему уже не нужен Центр, ибо это фактически независимость. То есть кондопожский кризис показал, что Россия не так крепка, как кажется. Насаженная, словно на шампур, на вертикаль власти, она ломка и может быть разбита на отдельные куски.

И не надо думать, что система назначения губернаторов спасет положение. В ситуации кризиса «Катанандовы» либо полетят со своих постов, как пробки из бутылки, или «перейдут на сторону народа» и будут говорить языком улицы.

Показательное безразличие федерального центра отдает ситуацию в регионе на откуп межсубъектным договоренностям, карело-чеченские переговоры — абсурд с точки зрения идеи существования Российского государства. Либо решения принимают власти Российской Федерации, либо государство следует объявить прекратившим существование. Ни одно рациональное государство не может допускать «разборок» между собственными субъектами. СССР погиб после того, как не смог разрешить армяно-азербайджанский конфликт. Если российское руководство позволит чеченцам и дальше устраивать разборки с Карелией или вести с ней «дипломатические переговоры», то само существование России будет поставлено под вопрос".
Конец статьи.

"Бумага" написана в целом верно, конечно.
Одно тут только смущает — это робкая оговорка "будет".
Не "будет", а есть.

Прим. 2.
Всё в известном смысле повторяется, хотя, понятно, уже на другом уровне.
Когда-то Ленин писал о том, что «марксизм […] Россия «поистине выстрадала». Насчет него ничего точно, конечно, неизвестно. Да и бог с ним. Иначе — с Партийностью.
Вот её Россия точно выстрадала. И продолжает «выстрадывать» сейчас. И таковые её страдания не прекратятся до тех пор, пока очевидное не станет очевидные для всех, кто может составить решающее русское меньшинство.

Когда–то Ленин писал, что «хранить наследство — вовсе не значит еще ограничиваться наследством».
Тут тот же самый случай.
Речь идет о творческом развитии известного русского «идейного наследия» — русского Партийного прошлого.
Речь идет об усвоении использовании собственного исторического опыта.
Иначе получится, что старшие поколения в историческом смысле жили напрасно — зря.
А это не так — они жили совсем не напрасно.
Важно лишь, чтобы их потомки жили буквально зря (видя) — зря русские очевидности, в том числе, русский исторический опыт.
Важно, чтобы этот опыт был увиден, усвоен и освоен — практически использован.