link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1 к части 4.
"Олигархический лифт"

Приложение 2 к части 4.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3 к части 4.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что
наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было

Глава 3.
Что и как делать

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Малое общество
России:
это объясняет
и именует многое

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
особый путь России

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
Исправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему всегда
"Россия гибнет"

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 5.
Почему "власть"?

Глава-приложение 6.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 7.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны


ЧАСТЬ 11.
ЧТО ДЕЛАТЬ

Глава 3.
Что и как делать

1.
Это «что» и «как» тут неразрывно связаны. Два в одном.
Где как, там и что. Где что, там и как.
Ясно, что надо делать Малое общество.
Ясно, что надо делать Малое общество как Партию.

Как делать Партию?
Её надо делать как общественную организацию — в самом полном смысле этого слова.
Точнее, в обоих его смыслах, где эта «организация» есть и предмет (Что это? Это организация), и процесс — процесс организации Малого общества. (Как решать проблему? Через организацию Общества в России).
А как делать эту самую общественную организацию?
Что станет механизмом собирания этого Малого общества?

2.
Тут ровно та же самая история, что и с Партией.
Тут тоже специально ничего придумывать не надо. «Всё уже придумано до нас». Работает только то, что уже работало и работает.
Надо использовать готовый механизм, рожденный самой житейской практикой, которая всегда убедительнее самой тонкой кабинетной теории.
О чем тут речь?

О той социальности, которая уже есть в России. Это лично-малая социальность.
В самом деле, если спросить по-толстовски «чем люди живы», как они выживают в современной России (а в ней надо именно выживать — на войне, как на войне, в асоциальности только так), то все ответят одинаково.
Люди живут и выживают за счет личных отношений, личных контактов, связей и т. д. У каждого есть знакомые, друзья, с которыми люди обычно и взаимодействуют, решают все свои проблемы — будь то устройство на работу или какая-нибудь иная проблема.
Тут всё всем известно, всё понятно.

Что дает людям право так взаимодействовать — хотя бы просто говорить о взаимодействии, просто обсуждать его варианты, наконец, просто говорить друг с другом?
Казалось бы, мелочь.
Только тот факт, что они просто знакомы друг с другом — факт знакомства.

Соответственно, вопрос: а что даст членам Партии (Малого общества) так же взаимодействовать друг с другом?
Тот факт, что они члены одной организации. Тем более, что это такая организация, самый смысл которой в том и состоит, чтобы её члены взаимодействовали друг с другом — во всех возможных областях.
Потому что эта организация есть именно русское Малое общество.
Тут тоже всё просто и очевидно.

2.
Другой вопрос: кому делать Малое общество как эту общественную организацию?

Отступ. 1.
Понятно, что звучит это словосочетанию скучно до скуловоротности, но что делать?
В данном случае, это не скучно — это точно.
Ведь речь идет о Малом обществе, об его организации. А так же об его ограждении от асоциальности, то есть, о приеме-неприеме и прочих признаках именно того, что принято называть таким скучным словосочетанием.
А что это такое всё вместе?
Вместе это и есть общественная организация.

С этим «Кому?» тоже всё понятно.
Асоциальные люди это делать не могут. Это не дело массового человека, это не дело большинства.
А как у нас называют обычно большинство?
Известно: «народ». Это-де и есть народ — те, кого больше.
То есть?
«Народ» это делать не может. Это дело — не народное.
И взывать к «народу» — это, значит, лгать себе и людям. Это — ложь «народная» (прим. 1).

«Народ» ничего никогда не делал и не делает — всё делают отдельные люди, всё делает меньшинство. «Народ» — это всегда объект, меньшинство — всегда субъект.
Это и есть собственно делатель — меньшинство.
Вопрос только, какое это меньшинство.

Но тут с этим вопросом всё ясно — речь идет о малом меньшинстве социальных людей. Речь идет о тех, кто хочет жить в обществе, кто может в нем жить, кто может его строить. Вот ему, этому меньшинству, и делать.

Таких людей в России мало, но они — есть. И их числа более чем достаточно, чтобы Малое общество сделать, чтобы страну изменить в корне — сделать её другой. Ибо, опять же, всё решает только меньшинство. В данном случае — Немногие социальные. Или «примерное меньшинство» (по Ортеге-и-Гассету).
Ему и делать.

Тем более, что делать это — легко и приятно. Делать это выгодно каждому делателю такого рода. Тут всё очевидно: социальному человеку приятно жить в обществе — это его родная среда, его «дом». Социальному человеку приятно жить в социальности, среди своих, сообразно своим правилам.

Вот это, собственно, и нужно — нужно социальному человеку вернуться с холода «домой», в своё Общество.
Так будет и ему хорошо, и всей стране хорошо. Более того, ей — это будет просто спасительно.
Личное тут целиком и полностью совпадает с Общим, Общественным.

3.
Что нужно, собственно, сделать?
Нужно хорошим людям (они же социальные люди) согласиться на малое — им нужно согласиться жить хорошо. Только и всего. В этом, собственно, и всё решение главной русской проблемы и всех прочих, что из неё вытекают.
То есть, для того, чтобы было в России «государство» (Республика), нужно совсем малое и совсем приятное — нужно социальным людям согласиться жить хорошо. Им нужно согласиться жить в обществе — в их Обществе, в их родной среде, среди своих, а не в чужих людях. Только и всего.

Понятно, нужно им для этого предпринять ряд усилий — собраться в месте в своем, Малом обществе (хотя бы потому еще Малом, что социальных всегда мало).
То есть, нужно не «объединение» (о котором все твердят) — всех со всеми, а разъединение — разъединение людей социальных от асоциальных, нужно соединение первых и ограждение их от вторых.

Отступ. 2.
А «объединение» (всех русских) — это ложь, ложь «объединительная» (прим. 2).
И эта ложь нереализуема в принципе. И принципиально же вредна.
А вот соединение и ограждение и возможно, и полезно, и спасительно.

4.
Возникает вопрос: какая это будет организация? Как её можно описать?
Если говорить о привычных формальных определениях, то описать её можно так.

1). Это, конечно, будет национальная организация — единственная русская национальная организация в России.
Почему единственная?

Потому что только она будет решать Главную русскую проблему — асоциальность.
Потому что только она будет на деле создавать русскую социальность.

2). Это, конечно, будет политическая организация — единственная политическая организация в России.
Почему единственная?

Потому что только она будет решать Главную политическую проблему России — отсутствие Малого общества и, соответственно, отсутствие «государства» (Республики) в России.
Это будет единственной потому, что никто более этого не делает — никто собственной политикой в России не занимается. Есть чиновники, их дела, разговоры об их делах и желание некоторых таковыми чиновниками стать. Это и называют политикой.
Но это не политика — собственно политики в России нет (подробнее см. Часть 12, глава 1. Ложь «политическая» или какая политика нужна России).

3). Это, конечно, будет социальная организация — единственная социальная организация в России.
Почему единственная?

Потому что она будет решать Социальную проблему России — её главную проблему.
Она будет единственной потому, что никаких иных социальных организаций в России нет — никто социальность (общество) не делает.
Есть вспоможение бедным, есть рутина собеса, которую называют, по имени этого собеса, «социальной» работой, а тех, кто её делает, «социальными организациями». Они, конечно, хороши и полезны, они делают доброе дело.
Но это — другое дело. Помощь бедным и проблемным людям и создание собственно Общества — это разные вещи.
Словом, есть только то, что есть, а собственно организаций нет.

4). Это, конечно, будет радикальная организация — единственная радикальная организация в России.
Почему единственная?

Потому что латинское слово radix означает «корень», а слово «радикальный» означает решение некой проблемы в корне.
А в России никто главной русской проблемы не решает вовсе, в корне — тем более.
Радикалами в России называют тех, кто особенно шумно и дерзко жалуется на «власть» ей же, этой же «власти», но собственно радикалов в стране нет.
А эта организация решает главную русскую проблему, потому она и единственная.
Потому она и радикальная.

5). Это, конечно, будет сильная общественная организация — единственная сильная организация в России.
Тут всё ясно.
Сила — это социальность. Когда среди общей асоциальности (слабости) создается социальность (сила), то этот её «остров» просто не может не быть сильной.
Тут всё именно очевидно.

Отступ. 3.
Конечно, тут могут подать голос скептики. Конечно.
Они скажут, что всё это конечно, правильно и просто прекрасно — по идее. А на практике, в грубой реальности — что?

А на практике так. На одной стороне — лагерь Олигархии, люди властные и богатые, а значит, сильные (деньги и власть — это всё-таки сила тоже, не слабость, как минимум).
А на другой стороне — хорошие и правильные люди, но, по сравнению с Олигархией, это люди нищие и безвластные (не чиновники точно)?
И что изменится, если один «нищий» объединится с другим?
Ничего. Будет двое «объединенных нищих». Только и всего. Откуда тут возьмутся деньги и власть? Взяться им неоткуда. У «нищих» ничего, кроме их объединения, не прибавится — ни денег, ни власти.
Так какой смысл?

Верно. Всё так. При таком «раскладе» скептики, конечно, правы.
Но только при таком.

А есть закон больших чисел, и у него есть своя логика. И эта логика работает, безусловно, на пользу «объединенных нищих».
Верно. Десять «нищих» Силы не составят. Сто «нищих» тоже не составят. А если их будет больше? Если их будет, скажем, одна тысяча? Что это будет означать?
Если эта тысяча живет в городе с населением в 30 000 человек, то со всей уверенностью можно сказать, что «мэром» этого города будет работать кандидат от этой тысячи «нищих».
В этом случае мэром города размером с Кондопогу представитель этой тысячи просто не сможет не стать.

Потому что у тысячи есть семьи и знакомые.
Потому что у этих людей нет миллионов, но есть такая простая вещь, как телефон и желание реализовать свое право на свой город.
Потому что они составляют сплоченную команду и так, командой, и работают.
Потому что электоральная машина работает довольно «тупо». Противник может потратить миллионы, но судьбу выборов всё-таки решают не они. Их судьбу решает один простой момент. Это тот момент, когда просто люди просто идут на выборы и просто опускают бюллетени в урну — сообразно со своим знанием, где им нужно поставить «птичку».

А потом эти бюллетени просто считают. Всё.
И в этом случае эта тысяча «нищих» будет реально сильнее десяти местных олигархов-плутократов. А после этих выборов эта тысяча будет и богаче этой десятки. Потому что город после выборов будет принадлежать этой тысяче. Это будет её город.
В итоге у этой тысячи «нищих» в пределах этого города будет реально больше денег и реально больше власти, чем у всех местных олигархов с их бизнес-партнерами.

Конечно, это только выборы (которые Олигархия после своего проигрыша всегда может «переделать под себя» — методы известны) и только в «Уржуме» или «Урюпинске».
Конечно, эти выборы никак на судьбу России в целом не влияют.
Конечно, выборов, реально меняющих судьбу страну (выборы «президента»), в России быть не может.

Потому что Россия не есть один большой «Уржум», а сумма тысяч «уржумов», и не в каждом «уржуме» сидит та самая тысяча «социалов».

Потому что в масштабе страны судьбу выборов решает русское асоциальное большинство, то есть, манипулируемое большинство, то есть, большинство, которое голосует всегда так, как нужно Олигархии.

Потому что в асоциальной стране всякие выборы (даже самые честные) всегда на пользу Олигархии — это всегда её праздник (её как принципа — дело не в конкретных её людях, они могут меняться и сменяться сколько угодно).

Конечно, выборы в России вообще лишены всякого смысла — в том смысле, что не они решают главную русскую проблему. Малое общество России рождается не в урне (для голосования).
Конечно, это только пример и это пример условный.
Конечно, таких «конечно» может быть много.
И вместо, скажем, выборов можно представить себе другую общепонятную ситуацию, где действует организованная команда людей (площадь, улица и прочее).
Можно представить себе нечто совсем уже простое, небанальное, скажем, прохождение этих людей, сбитых в «коробки» (по военному) по улицам хотя бы той же Москвы — и по самому что ни есть безобидному поводу (скажем, в память очередной годовщины битвы под Цорндорфом). И так, чтобы улыбки, цветы и оркестр впереди.
И это будет внушительное зрелище.
И газеты дружно забеспокоятся о появление «новой силы» в России. Уже результат.
И т. д. и т. п.
Конечно.

Но речь в данном случае идет только об одном примере реальной силы социальности — «примере на примере» (выборов).
А таких примеров может быть много и самых разных.
Но тут довольно и простого умозрения. Если не социальная Сила (Малое общество как Партия), то кто будет решать проблемы России и её людей?
Вольные чиновники? «Высший чиновник»? «Население»?
Кто?
Ответ очевиден.

6). Это, конечно, будет революционная организация — единственная революционная организация в России.
Почему единственная?

А что такое революция?
Это — буквально «переворот», когда, скажем, некто стоит на голове, а его переворачивают — ставят на ноги. Если конкретно, то речь идет о возвращении — к Норме от Извращения.

А что в России есть самое больше извращение?
Это отсутствие в стране и общества, и «государства» — притом, что все вокруг только об этом и говорят, об «обществе» и «государстве», как если бы и то, и другое было в наличии.
Это наличие в стране бесхозных чиновников, исполнителей без «указателей» и «проверятелей».
Речь в данном случае идет о революции как перемене положения вещей в корне («радиксе») — о создании в России общества, то есть, Малого общества.

И какая это революция?
Это самая мирная, самая ненасильственная и самая добродетельная из всех возможных революций.
Это революция примера.

В чем пример?
Просто одни люди создали Общество и живут в нем — и живут гораздо лучше, чем всем остальным.
Именно потому, что они живут обществом и в обществе — в тепле, а не на русском холоде.
Именно потому, что они не воюют друг с другом, но помогают друг другу.

А они имеют возможность делать это потому, что организация замкнутое — добро, сделанное в ней кем-то кому-то, никуда не уходит, «остается в семье».
Это добро без благодарности и ответного добра не остается. Никто не «греет небо». А именно эта перспектива мешает русским людям вести себя социально в русской асоциальности — в мире, где никто «никому не должен» (прим. 3).
Просто другие люди видят это и хотят жить так же — присоединяются к этому Обществу.

Отступ. 4.
И никто, заметим, никаких чиновников с их кресел не «свергает», на их место сесть не хочет (как обычно массовые люди понимают революции). Причем тут это вообще?
Боже упаси. Это уж точно нелепость — бороться со слугами.
И это точно извращение — хозяину мечтать стать слугою.

Это — революция доброго примера, пример социального поведения.
Оно тут — главный революционер.
В этом смысле это революция в революции — никогда прежде подобных не было. В этом смысле это революционная революция. Или «самая революционная» революция.

Это революция созидания, а не разрушения. Именно.
Ведь что обычно считается революцией?
Нарушение общественного порядка, дискомфорт для соотечественников, борьба с наличным «государством», чувство неуверенности в завтрашнем дне?

А тут ничего подобного нет. Тут — всё наоборот.
Не нарушение общественного порядка, но создание его и всемерное укрепление. Не борьба с государством, но его создание и всемерное укрепление.
Это революция, в которой рождается и общество, и «государство» (Республика).
Это созидательная революция.

7). Это, конечно, будет межпрофессиональная организация  — не «профсоюз», а «межпрофсоюз». Понятно, тоже единственная в России, хотя бы просто потому, что никаких других организаций, кто так бы себя называл, просто нет в наличии.
Она такая потому, что объединяет людей самых разных профессий, которые взаимодействуют друг с другом — как это обычно и бывает в обществе.
Она такая потому, что объединяет людей, которые помогают друг другу в свое профессиональной самореализации — как это и должно быть в такой организации.

Одно тут связано с другом, одно равно другому. Эта помощь состоит в том, что люди именно взаимодействуют — пользуются профессиональными услугами друг друга, создают отношения кооперации и партнерства. И тем самым они создают экономику своего Общества, в которой каждому члену организации есть своё место, каждый важен, каждый нужен, каждый востребован.

5.
Это взаимодействия есть «мотор» и сам по себе смысл существования этой организации — взаимодействовать выгодно, выгодно пользоваться всеми возможностями этой организации.
А что это такое?
Это сумма возможностей каждого его члена.
Потому, если вспомнить известный «принцип социализма», то его можно перефразировать и сделать «принципом социальности», лежащим здесь в основе взаимодействия внутри этого Малого общества:

от каждого члена организации — его возможности,
каждому — все возможности всех членов этой организации.

Такой принцип выгоден и этому «каждому» — каждый получает больше, чем дает (как и должно быть в собственно обществе, как обычно в нем и бывает. Иначе — какой смысл быть членом общества?
Такой принцип выгоден всем членам Общества, потому что эти все — это есть сумма «каждых».

Так можно описать эту общественную организацию. Её характеристики так многообразны потому, что это есть именно организация Общества и само это Общество (Малое общество).
Вот эту организацию и надо делать.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.
ЛОЖЬ «НАРОДНАЯ»
Что такое массовый русский человек?
А это и есть тот самый «народ», о котором так много и привычно говорят в России. И его в России поминают постоянно как высшую инстанцию («А народ — что скажет?» и т. д.). И говорят о нем странные вещи — он должен «понять», «измениться», «открыть глаза», «стать другим», «объединиться» и т. д. То есть, решения всех проблем русской жизни ждут от «народа» — «русского народа». «Народ» — это святое. Еще бы — это ведь «народ».

Но это всё чистой воды поэтические образы, к реальности не имеющие никакого отношения.
Но это есть ложь — нет «русского народа» ни как единого целого, ни как политического субъекта. И решать какие-либо проблемы этот виртуальный «народ» просто не может.
Он — не решение этих проблем и даже не «часть решения».
Он есть «часть проблемы», если вспомнить известную присказку.
Но это по присказке. А по факту, он есть сама проблема.

Это же очевидно. Главная русская проблема — это асоциальность. А что она такое? Она же сам по себе не существует. Асоциальность есть сумма личных качества огромного количества людей — русского большинства. Оно — такое, и другим быть — не может. Потому что таков сам массовый человек — асоциален его характер, его культура, его «политическая культура». Он просто — такой.
И он потому эта самая Социальная проблема и есть.
И странно ждать, что сама проблема будет сама же себя и «решать».
«Народ» как решение — это ложь. И нужно от этой лжи отказаться.

Обычно по этому поводу иронизируют: ага, народ у нас «неправильный», народ надо «поменять» — тогда всё хорошо будет.
А странно тут иронизировать. Просто — не над чем.
Народ, конечно, «правильный».
Он «правилен» в том смысле, что не бывает народов ни «неправильных», ни «правильных».
Он «правильный» в том смысле, что он такой, какой есть, каким только и может быть.
А другим быть — он не может.
Другое поведения для него будет как раз «неправильным».

И понятно, почему: народ живет по своим правилам, и судить его (как того художника у Пушкина) надо по его же правилам. А по этим правилам он очень даже и правильный.
И вся русская жизнь настолько же «правильная», насколько и он «правилен».
В том смысле, что вся эта жизнь, со всеми её особенностями (с «этой властью», ругаемой «этим народом», и прочим) есть целиком и полностью порождение «этого народа», его детище.
И потому всё правильно, потому что всё логично.

Прим. 2. ЛОЖЬ «ОБЪЕДИНИТЕЛЬНАЯ».
Русские массовые люди сами интуитивно чувствуют свою слабину, свою асоциальность («они дружные, друг за друга горой, а мы — нет»), и потому постоянно говорят об объединение — «надо нам объединиться».
Но это говорят именно массовые люди, и потому из этого объединение ничего не выходит. Годами они о нем говорят, и годами же ничего из него не выходит. Слова остаются словами.
И это логично: массовые люди объединиться органично не могут — они асоциальны органично же. Разум говорит им одно, а природа делает другое. И ничего тут не поделаешь.

Вывод?
Очевиден. Все со всеми объединиться не могут.
Не могут объединиться асоциальные люди, что понятно.
Но не могут объединиться и асоциальные люди с социальными. Потому что свойства первых этот «союз» разрушат, и в нем останутся только социальные.

Потому есть смысл экономить время — говорить и думать только о соединении социальных. Сразу и изначально.
А идею «объединения» стоит сразу оставить — эта идея ложная и контрпродуктивная. Хотя бы тем, что она нерешаема в принципе, требует много времени и отвлекает внимание от правильного решения задачи.

Потому так: не объединение, а соединение и ограждение. И это будет гораздо эффективнее безуспешных попыток объединиться всем со всеми. От этого выигрывают как раз все. Потому что наличие в стране Малого общества выгодно всем — и социальным людям, и объективно асоциальным (не считая, понятно, злостных асоциалов, асоциалов по убеждению).

Прим. 3.
Как обычно говорят люди?
Говорят так: я, в принципе, человек добрый, я хочу, конечно, хочу, чтобы «всё и всем было хорошо». И я, в принципе, могу помочь тому, кому могут помочь. Но не помогу.
Почему?

А потому что есть опыт. Делал людям доброе дело не раз, и что я получил взамен?
Ничего. Это в лучшем случае. А в худшем — ответное зло вместо добра. Мне же от моего же добра было хуже, над моей же «наивностью» («лоховитостью») люди и смеялись.
Потому теперь живу по пословице: не делай людям добра, не увидишь зла. А «пословица не зря молвится», и т. д. и т. п.

Так рассуждают многие.
И они совершенно правы - сообразно тому контексту, в котором они рассуждают.
Почему?
Потому что они хотят вести себя социально («по-доброму») в асоциальной среде («злой») среде.
И они закономерно проигрывают, закономерно сами себя наказывают.
Почему?
Потому что «греют небо» — система социального делания и поведения разомкнута.
Поэтому доброе дело к его делателю не возвращается. Асоциальная среда подобна большому базару или вокзалу, где каждый каждого впервые видит и более не увидит (так чего соблюдать правила?), где каждый каждому — хитрый чужак, где иной получатель добра подобен вокзальному воришке — он хватает чемодан наивного дяди («лоха») и убегает прочь, очень довольный сам собою, своим «успехом» и своей «успешностью». «А ты не будь такой дурак», «дураков учить надо» и т. д.

Потому всякое «доброе делание» в таком мире бессмысленно в принципе — потому что оно в принципе в нем ничего не меняет. Небо натопить нельзя. Только зря дрова изведешь.
Есть смысл топить дом, если у него есть крыша и дверь его закрыта.

Примеров в пользу такого простого соображения много.
Например, почему на многих островах преступность обычно равна нулю (если не считать проделок пьяных туристов)?
Потому что их мир замкнут, и граница в местной социальности совпадают в границами острова — некуда бежать преступнику-асоциалу, негде скрыться от людей, с которым он общается постоянно. Нет у него своей асоциальной базы, того холодного асоциального мира, куда он мог бы убежать. Некуда ему деться с этой социальной «подводной лодки».