link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

Приложение 5.
Газпром как модель олигархического владения и пользования.
Или что общего между газом
и нанотехнологиями.

Приложение 6.
Олигархополии вместо госсектора экономики.
Или почему иностранцы глупы

Приложение 7.
"Олигархический транзит"
или путь к совершенной олигархии («Проблема-2008»)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



ПРИЛОЖЕНИЕ 3 К ЧАСТИ 4 "КАКОЙ В РОССИИ СТРОЙ".
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ОЛИГАРХИЯ
(на примере Газпрома)

1.
Конечно, центральная Олигархия подобна региональной. У той и другой — один и тот же принцип. Разница тут лишь количественная и ситуативная  — другой уровень власти и владения, другой объем того и другого. Это понятно.
Но у высшей олигархии есть свои важные особенности.
И их важно учитывать, важно видеть.
Почему?

Потом что они даю более полное представление о русской олигархии вообще — олигархии как объективном конституционном строе. Что и понятно: высшая олигархия это есть состоявшаяся олигархия, олигархия, реализующая себя полностью. Над ней старшей олигархии нет, она властвует и владеет всем вольно — бесконтрольно и безраздельно.

Каковы эти особенности в нашем случае — в случае русской высшей Олигархии?
Их, понятно, много, но есть некоторые их них, наиболее характерные — те, например, что касаются того же самого Газпрома.
Чем они характерны?
А тем, что тут представлены как отношения власти, так и отношения собственности.
Более того, они тут полностью совпадают — есть почти одно и то же. Тем и интересен тут этот пример Газпрома — «экономического базиса» высшей русской Олигархии.
Конечно, это далеко не весь её базис. Это именно газпромовская часть этого базиса.
Но часть — очень характерная. Чем именно — сказано выше.

И тем нагляднее тут эти самые газпромовские особенности, которые суть — одновременно — особенности и самой высшей русской Олигархии.
Каковы они?

2.
А эти особенности представляют собой, по сути, готовые ответы на многие вопросы, которые в России часто звучат по поводу Газпрома.
Например.

1). Почему «поднявшаяся» питерская Олигархия так густо «обсела» именно Газпром — сырьевую компанию, качающую из земли газ?

В самом деле, почему таким же вниманием не пользуется, скажем, русская авиакосмическая промышленность? Или электронная промышленность? Или то же сельское хозяйство?
Теоретически они должны были пользоваться таким же вниманием. Если не бoльшим — куда бoльшим. Ведь эти отрасли критически важны даже не для развития страны, но для самого её выживания. И с Газпромом их никак не сравнишь — чтобы качать газ по трубам, особых усилий не надо. Газовики вполне могли бы справиться и сами.
Тем не менее.

Тем не менее, внешнеэкономическая политика «государства» свелась к внешнеэкономической политике Газпрома, а Путин, выезжая за рубеж, встречаясь с иностранцами в России, де-факто играет роль министра иностранных дел Газпрома. Более того, он с искренним интересом (если не удовольствием) занимается делами Газпрома. Так, как если бы он не столько «президент РФ», сколько неформальный глава Газпрома. И это давно уже всем очевидно (прим. 1).
Почему так?

Но тут всё логично. Иного можно было бы ждать от государства (комитета). А для Олигархии такое поведение естественно. Иного ждать было бы странно.
Ведь что такое Олигархия?
Это личный интерес?
Конечно, И не просто личный интерес, но самый элементарный, базовый интерес — деньги. Олигархии нужны деньги — здесь, сейчас, немедленно. Они нужны ей для самых разных целей, в том числе и для того, чтобы играть роль государства — то ограниченное время, пока длится правление этой Олигархии. А это — считанные «президентские» сроки.
Где её взять эти деньги — быстро, здесь и сейчас?

Конечно, там, где она их и берет: не в производственном секторе (это дело долгое, муторное и затратное), а в сырьевом секторе. «Бизнес» Олигархии — это «пользование». Это эксплуатация тех ресурсов, которые уже есть и которые нужно только продать.
А Газпром — это идеальное средство для такого «пользования». Всё уже было сделано раньше (и дырки в земле, и насосы, и трубопроводы) — тогда, когда в России было государство («партийное государство»).
И всё, что тут нужно сделать Олигархии — это только крутить вентиль и получать за этот труд деньги. Очень удобно.
Газпром добывает не газ. Фактически он добывает сразу деньги — здесь, быстро, сейчас.
Потому Олигархия его не просто «обсела», а сделала своим инструментом для добычи денег.
Всё логично. Всё понятно. И ждать иного — было бы очень странно.

2). Другой вопрос.
Почему Газпром занимается в основном продажей газа, а не газификацией страны, почти половина которой обходится без газа?

На первый взгляд, это вполне логичный вопрос. На второй — наивный.
Именно по тем самым основаниям, о которых сказано выше.
Потому что Газпрому (Олигархии) нужны деньги, а не газифицированные дома по русским городам и весям. Что Олигархии делать с этим домами?
Никакой пользы ей от них нет. А времени мало — она торопится. Словом, «потому».

3). Вопрос, похожий на предыдущий.
Почему русский газ так плохо используется внутри России, а просто продается за рубеж?

В самом деле, известно, что энергетика России находится в кризисе. Её же всё время «реформируют», ей нашли, наконец, «эффективного собственника» в лице немногих «менеджеров» и акционеров — получателей дивидендов).
В России уже не хватает электростанций.
«Государство» это видит. И его глава поставил даже задачу — развивать энергетику в стране. И он даже сказал, как это делать.
Надо-де развивать атомную энергетики — строить АЭС. И надо сделать так, что их доля в производстве электроэнергии составила не меньше 25 процентов.
Понятно, что делать это будут, конечно, за «государственный счет», то есть, за счет «населения».

Соответственно, поставленный выше вопрос можно уточнить — переформулировать.
Почему не использовать для этой цели газ — газ, которого в России много, который экологичен, который давно уже используется для выработки электроэнергии?
Ведь, как одно время сообщал сам Газпром в своей телерекламе, немалая доля этой энергии вырабатывается на электростанциях, работающих на газе. Так почему бы нет?
То есть, тот же вопрос выглядит так: почему не увеличить в России долю таких — газовых электростанций? Коли уж бог так щедро её газом наделил.

Этот вопрос отчасти уже «отвечен» выше.
«Потому что Олигархия». Потому что ей нужны деньги.
Поэтому она просто продает газ — Общее (газ) использует в целях Немногих.
Всё логично. Всё так, как и бывает при олигархии и с Олигархией.

4). Следующий вопрос.
Газпром — крупнейшая компании России, компания номер 1. И она, безусловно, компания очень прибыльная.
И, тем нет менее, Газпром  — крупнейший корпоративный должник России.
Почему?

В самом деле, эта преимущественно «государственная» компания постоянно берет в долг у иностранных банков — конечно, под «государственные» же гарантии России. И набрала она этих долгов немало — счет идет на миллиарды долларов.
Зачем?
Она берет деньги под собственное развитие — ведет разведку, осваивает уже открытые месторождения?
Нет, этого как раз не происходит — лицензии на освоение новых месторождений получает исправно, и набрал их немало, но их освоения нет (прим. 2), а наличные месторождения истощаются.
Тогда куда же идут деньги — подо что берутся долги?

Берутся они на разные цели, известные только Газпрому и его кураторам.

Но, одна из них, по крайней мере, известна точно.
«Государственный» Газпром выкупил у Абрамовича его компанию «Сибнефть» — ту, которую тот купил в своё время у «государства» (старой Олигархии) за 100 миллионов долларом. И выкупил дорого — заплатил более 13 миллиардов долларов. Таких денег у Газпрома не было, и он их одолжил у иностранных кредиторов. Это были крупнейшие западные банки — «Дрезднер банк», «Ситигруп», «Креди Сюисс Ферст Бостон», «Голдман Сакс» и «Морган Стэнли».

Таким образом, общая сумма долгов «Газпрома» выросла еще более и составила (по состоянию на 3 октября 2006 года) 667 миллиардов рублей.

Понятно, что, «если что», платить эти долги будет «население» — кредит был взят Газпромом под «государственные» гарантии.
Это нечестно — платить за Абрамовича «населению»?
Это нечестно — заставлять платить Многих за Немногих?
Конечно.
Но Газпром принадлежит не «государству», а Олигархии. А иначе при Олигархии не бывает — тут Многие содержат Немногих всегда. Олигархия — это интерес Немногих, который удовлетворятся за счет Многих.
Всё логично.
Потому такое положение дел нормально, естественно и закономерно.

5). Следующий вопрос.
Давным-давно известно, что быть сырьевым (топливным придатком) — нехорошо. Это — не-развитие страны, её деградация. И африканские «сырьевые державы» служат тому ярким примером. Всё тут ясно, всё очевидно.
И, тем не менее, «президент РФ» делает всё, чтобы страна как можно плотнее утвердилась именно в такой нише — нише международного топливного придатка. Он говорит о газопроводах, о поставках газа и нефти — он говорит о России как «энергетической державе».
Более того, этот тезис был им подан в своё время едва ли не как та самая «национальная идея», наконец-то найденная.
Почему?
Почему нужда выдается за добродетель — топливный придаток именуется «энергетической державой»? Так-де и надо, так-де и буде делать.

С государственной точки зрения это кажется абсурдом.
Более того, с точки зрения объективного интереса России эта «национальная» идея есть идея и антинациональная, и антигосударственная, и антироссийская. В том смысле, что интересам «мирового сообщества» она объективно отвечает, а интересам России — объективно нет. Недаром сам этот тезис родился не в России, а именно за рубежом (прим. 3).

А ответ тут прост — он всё тот же. «Потому что Олигархия».
Потому что Олигархия только играет роль государства. Притом, что интересы Олигархии и объективные интересы государства объективно же не совпадают.
Потому что она выдает свой интерес за государственный, за «общенародный».
Потому что в России всё происходит именно так, а не иначе.

Отступ. 1.
И эта подмена интересов Олигархии вполне удается — проходит почти «на ура».
Тут достаточно вспомнить «российско–украинский» конфликт конца 2005 — начала 2006 года.
Что тогда случилось?
Тогда не сошлись в цене на газ две Олигархии. Одна (российская) газ продавала, другая (украинская) его покупала и перепродавала на своей территории. И очень удачно — некоторые на русском газе стали там миллионерами (Тимошенко и проч.).
Олигархии не смогли «состыковать» свои интересы, они подали эту нестыковку как дел сугубо патриотическое, как некий «российско-украинский» газовый конфликт. И местное «население» — что в России, что на Украине — этому искренне поверило. Хотя к этому газу оно никакого отношения не имело. Владеют этим газом, покупают и продают именно Олигархии двух стран. Странно было бы думать, что Украина устроена принципиально иначе, чем Россия — их «политические культуры» в принципе подобны друг другу. Потому, собственно, и удалась эта подмена (прим. 4).

6). Следующий вопрос.
Почему Путин и его помощники так много говорят о капитализации Газпрома?

В самом деле, ведь что такое капитализация вообще?
Это рост стоимости акций какой-либо фирмы.
Когда важен этот самый рост?
Тогда когда кто-то собирается продавать эту самую фирму (понятно, все хотят продать подороже).
Тогда почему такая забота капитализации именно Газпрома?
Его хотят продавать?
Именно. Газпром хотят продать — не весь, конечно, но часть его. И не просто продать, но продать непременно иностранному партнеру.
Что произойдет в этом случае?
В этом случае Газпром уже не будет чисто русской компанией — это будет именно международная компания, компания с участием русского и иностранного капитала.
Такова цель хозяев Газпрома. И об этом цели сам Путин говорил не раз — прямо и открыто (прим. 5).

Соответственно, поставленный выше вопрос можно и надо уточнить — поставить иначе.
А именно: зачем Газпром хотят деруссифицировать — сделать именно международной компанией?
Какая от того России польза, если она поделится своим «газовым бизнесом» с другими?

Конечно, объективному интересу России от этой деруссификации никакой пользы нет. Особенно в преддверии грядущего энергетического кризиса.
Но так ведь владельцы Газпрома об этом интересе и не думают.
Они думают о своем — о своем олигархическом интересе.
Тут и ответ, тут и разгадка. Всё ведь действительно очевидно.

Это ведь только сейчас нынешняя высшая Олигархия полноправный владелец Газпрома.
Но она не вечна — придет время и её сменит другая Олигархия. И тогда нынешние владельцы Газпрома будут отодвинуты от него  — так, как они в своё время отодвинули от него людей старой, ельцинской Олигархии. Им бы этого, конечно, не хотелось. Они хотели бы сохранить свой контроль (хотя бы отчасти — в виде своего пакета акций) над этой компанией.
А как это сделать? Как сделать так, чтобы обезопасить себя от каких-либо преследований со стороны следующей «власти» (мало ли — вдруг что-то пойдет не по плану).
Путь тут — только один.
Нужно либерализовать продажу акций Газпрома (уже сделано), нужно сделать её буквально международной, нужно стать хозяином части её акций — скажем, в качестве «иностранного» бизнеса. Почему нет? Технически это несложно — для того офшорные фирмы и придуманы, чтобы чиновники (настоящие и бывшие) могли заниматься бизнесом.

Словом, ответ прост: Олигархия заботится о капитализации Газпрома, потому что это нужно именно ей — это отвечает личным интересам её членов.
Потому что Олигархия думает о своем будущем — о том, что будет, когда она перестанет быть Олигархией.
И поэтому такая её забота с точки зрения её интересов — абсолютно разумна и понятна.
Всё логично.

Отступ. 2.
Конечно, Газпром тут — не исключение.
Речь идет о принципиальном подходе высшей олигархии к крупным компаниям России.
Везде предлагается одна и та же схема.
Сначала чиновники ставят некую компанию под свой контроль — под флагом той же «борьбы с олигархами» (конечно) и «усиления позиций государства в российском бизнесе» (это само собой — «это народу нравится»).

Потому эта компания усиленно «капитализируется» — её делают как можно дороже, чтобы выгоднее продать часть этой компании иностранным партнерам. («Свои», понятно, будут «покупать» эти акции у самих себя — «покупают» иначе и совсем по другой цене).
Потом некий пакет акций этой компании продается иностранцам — она становится международной компанией. И под самыми благовидными предлогами.

Например, теми, которые звучат сейчас при «интернационализации» Газпрома, при продвижения тезиса о России как «энергетической державе». Это-де будет вклад в «стабилизацию международной экономики», «вклад в стабильность на мировых энергетических рынках», и т. д.
И, вообще, «энергетический эгоизм» — это плохо, «энергетическая безопасность неделима», а мир, как известно еще с горбачевских времен, «взаимозависим» (прим. 6).
Конечно.

Понятно, что среди этих иностранцев непременно окажутся и русские «иностранцы» — русские чиновники и их партнеры. Иначе — для чего существуют офшоры, для чего вся эта суета вообще?
Так они станут не «бывшими олигархами», а уважаемыми представителями международного бизнеса — частью «международной деловой элиты». Совсем другое дело.
Разница.

Так они обеспечат себе защиту и от своего родного «государства» — от каких-либо покушений с его стороны и на их «собственность», и на их личную безопасность. Кто знает, как себя поведет себя будущая Олигархия? Всё может быть.
Потому «интернационализация» («нефтегазовый интернационал») — лозунг дня.
Всё логично. И по своему — очень разумно. В самом деле, как поступать этим людям иначе — с точки зрения их личного интереса? Что-то иное тут и не придумаешь.
А это — реальный выход.

Отступ. 3. И ЭТО, В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, ОБЪЯСНЯЕТ МНОГОЕ
Эта «олигархическая дума о будущем» объясняет, например, почему Олигархия хочет сделать такой, международной компанией и «государственную» «Роснефть». Путин, говоря о «Роснефти» и Газпроме, ставя им в пример российско (точнее, фридмановско)-британскую ТНК Би-Пи», подчеркнул: «Вот по такому пути мы и будем двигаться дальше» (прим. 5).

Она же объясняет, почему первоолигарх хочет, чтобы «Роснефть» возглавил иностранец — и уважаемый, авторитетный иностранец (прим. 7).

Она же объясняет, почему Газпром намерен осваивать новые месторождения в России не иначе, как в партнерстве с иностранными партнерами, о чем тот же Путин и сказал — тогда же и там же (прим. 8).

Она же объясняет, почему, скажем, Газпром занимается не только продажей газа, но и покупкой, и покупкой так называемых «непрофильных активов», то есть, имущества, которое не имеет никакого отношения к нефтегазодобыче (СМИ и т. п.).
Казалось бы, зачем такие траты — при таких–то долгах у Газпрома?

Ответ тот же — капитализация. Чем больше владения Газпрома вообще (каковы бы они ни были), тем больше его стоимость. А чем больше стоят его акции, тем дороже их можно продать.
«Капитализация» тут равна интересу Олигархии. А=В.
А «капитализация», уже в свою очередь, объясняет другие, «необъяснимые», казалось, вещи. Скажем. тот же «российско-украинский газовый конфликт», возникший на стыке 2005-2006 годов (прим. 9).
И т. д. и т. п.

7). Это список вопросов можно длить далее.
Но ответ везде будет один и тот же. «Потому что Олигархия».
И всё тут логично, естественно и закономерно. Иначе быть и не может.
Всё именно примерно и модельно.

3.
А можно и не задаваться такими вопросами. Можно поступить иначе — совсем просто.
Можно просто посмотреть на деньги.
Именно. Они ведь тоже, как и время, «честный человек» — всё показывают верно. В самом деле, они обмануть просто не могут. У кого деньги, тот интерес и торжествует.
А тут, в случае с Газпромом, с деньгами всё как раз очень наглядно — модельно, опять же.

Итак, просто смотрим за движением «финансового потока» — на точку А (точку старта) и на точку Б (точку прихода).

Как получаются тут деньги?
Преимущественно «государственная» компания Газпром («национальное достояние», как кстати подчеркивает его телереклама) продает за рубеж другое российское национальное достояние — газ. Газ продан. Куда идет выручка? Частично на покрытие издержек добычи газа (в том числе и на зарплату газпромовцев), частично на приобретение различных активов ради пресловутой капитализации, частично на выплату акционерам (баизнес-партнерам бизнес-партнеров), частично на налоги, и т. д.

Остаются ли у Газпрома после продажи газа свободные финансовые средства, идущие именно и буквально на накопление?
Конечно, остаются. Это — те самые деньги, которые регулярно пополняют пенсионный фонд Газпрома «Газфонд» и страховую компанию Газпрома «Согаз».

А кто работает с этими накоплениями «государственной» компании Газпром, какой банк?
Кто делает из рубля два (это же банк), кто превращает эти «два рубля» в свои, банковские деньги, в свою прибыль (это же банк)?

Работает с этими деньгами «госкомпании» частный банк «Россия», принадлежащий буквально нескольким физическим лицам — Ковальчуку, Мячину, Шамалову и пр. (подробнее см. Приложение 2. Региональная Олигархия на примере банка «Россия»).

Кто эти люди?
Это — те же самые люди, кто был бизнес-партнером питерской Олигархии тогда, когда она была региональной, кто остается им и поныне, когда эта же Олигархия стала центральной.
Это люди, которые были и остаются доверенными лицами «президента РФ».

Если было бы иначе, вряд ли Борис Ковальчук, сын банкира-"россиянина" Юрия Ковальчука (даром что без опыта госслужбы), стал бы во главе (с 18 апреля 2006 года) Департамента аппарата правительства РФ по реализации "национальных проектов", которые столь важны для "президента РФ".
Если бы было иначе, вряд ли Юрий Шамалов, сын банкира-"россиянина" Николая Шамалова, стал бы во главе газпромовского пенсионного фонда "Газфонд".
И т. д. и т. п.
Словом, вывод тот же.
Если бы было иначе, вряд ли "президент РФ" доверил банку "Россия" свободные средства Газпрома, преуспеяние (капитализация, доходность и пр.) которого важны для "президента РФ" никак не меньше (как минимум), чем те же "национальные проекты".

Что получается в итоге?
А то, что в наличных условиях и должно получиться, что не может не получиться.
Получается, что национальное достояние (имущество Многих, точнее, всех) служит очень Немногим.

Что это, как не классическая модель Олигархии?
Именно она и есть.

Коль скоро речь идет об экономике, самое время вспомнить «Современный экономический словарь» (Москва, 2003). Как его авторы-составители трактуют олигархию?

«ОЛИГАРХИЯ — политическое и экономическое господство небольшой группы людей, правящих государством и экономикой».
О чем и речь.
Ведь «господство» никому не интересно ради господства. Господство — это вольное распоряжение, владение, имение и использование. Ведь «господин» — это «хозяин» (см. Даля). Господство — это использование именно в своих интересах.
И странно, если бы было иначе.
И если кто-то захочет живой иллюстрации к такому толкованию олигархии, то ему далеко ходить не надо — Газпром перед глазами. Именно что — модель. Модель верховной русской олигархии.

Отступ. 4.
Модельно не только потому, что наглядно, но и потому, что эта модель воспризводится по всей олигопирамиде.
Взять, к примеру, всеми ругаемого Зурабова. За что его ругают? Он придумал какое-то особенное, «чисто зурабовское» злодейство?
Нет, конечно. Ничего он не придумал. Он, конечно, построил свою схему российского медстрахования. Построил. Но не изобрел.

Он поступил согласно уже существующей и давно отработанной модели олигархического бизнеса, которая предусматривает симбиоз «государственных» структур и частных — к пользе последних, при использовании первых.
Как в его схеме медстрахования идут деньги?
Модельно же. Бюджетные деньги идут в бюджетное же учреждение. Но при этом эти деньги проходят через частную страховую компанию-посредника. А там, понятно, часть этих денег оседает — там формируется прибыль. Как иначе? Это же частный бизнес.
А он работает только ради прибыли.

Есть и другие примеры той же самой схемы, в которой взаимовыгодно взаимодействуют "государственная" и частная структры — и в том же самом министерстве. Самый известный из них (и потому уже почти пошлый) — практика, когда министр здравоохранения заказывает медтехнику для России за рубежом, а её поставками занимается его жена. Понятно, наряду с другими поставщиками, но всё-таки.

Словом, модель. И её воспроизводство по всей олигопирамиде.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.
Бывший замминистра энергетики РФ Владимир Милов («Новая газета», № 97, 2005 г.): «Работая в правительстве, я с удивлением обратил внимание на то, что львиная доля офисной деятельности нашего президента — это не просто нормальная деятельность президента крупной страны с богатыми энергоресурсами, посвященная её энергетическим проблемам. Эта деятельность посвящена довольно детальному погружению в повседневную жизнь нашего газового сектора.

Более того, у меня сложилось сильное впечатление, что, по сути дела, этот человек — господин Путин — выполняет лично огромную часть функций, которые вообще-то должен брать на себя главный менеджер «Газпрома». Он ведет переговоры международного уровня, двигает вперед проекты, решает проблемы, как посодействовать «Газпрому» в привлечении инвестиций и т.д. Принимает решения, куда пойдет труба, а куда не пойдет, какие месторождения разрабатывать, а какие нет, когда это делать. Это вызывает удивление.

Я лично сделал для себя следующий «экспертный» вывод. Ну, бывает ситуация, когда человек просто оказывается не на своем месте: ему хочется заниматься чем-то другим, а не тем, чем он заниматься вынужден. Есть сведения из разных источников, что, когда в 1998 г. заколебалось кресло под Ремом Вяхиревым, В.В. Путин просил назначить его главой «Газпрома» вместо того, чтобы стать главой ФСБ. У меня сложилось устойчивое ощущение, что человек очень хочет быть главой этой компании. Ему нравится эта компания, нравится сама идея супергазовой монополии, которая имеет супервлияние в разных сферах политики, экономики и международных отношений. И вообще у него с газом что-то похожее на любовь — это трудно объяснить словами.

Говоря всерьез, это означает, что степень участия лично президента Путина во всем, что происходит в газовой сфере и вокруг нее, огромна. Когда мы говорим о газе и о том, что с ним происходит, мы должны очень четко понимать: все, что происходит в газовой сфере, в значительной степени определяется лично президентом, причем вплоть до довольно детальных вещей».

Прим. 2.
Добыча газа на всех базовых месторождения «Газпрома» упала за путинские 6 лет на 20 процентов — все месторождения советского времени истощаются. Эту проблему Газпром попытался решить по-своему — он установил контроль над «частными» производителями газа («Пургаз» и «Норгаз») и засчитал их добычу как свою.
Но это решением не стало: временно замедлилось лишь падение добычи, а роста не получилось.
В 2005 году этот «рост» газпромовской добычи газа составил 0 процентов. Таким образом, Газпром по уровню добычи он не вышел даже на показатели 1999-го, допутинского года.
Что касается новых газовых месторождений, например, тех, которые были открыты на Ямале — Бованенковское, Харасавейское и Новопотовское, то их отложили на «потом». Ввод в строй первого перенесен на 2007 года, второго — на 2012 год, третьего — на 2009 год.
Есть обычная государственная логика: если старые месторождения истощаются (что естественно), то нужно вводить в строй новые, чтобы добыча газа была бы, как минимум, устойчивой, чтобы она хотя бы оставалась на прежнем уровне. Так делается всегда и везде. Но только не в России.
Почему?
Потому что Олигархия решает не государственные, а именно свои проблемы. А их она может решать только так — просто качать наличный газ. Здесь, сейчас, как можно больше. А думать о том, что будет послезавтра, у неё нет никаких рациональных оснований.

Прим. 3.
Когда впервые прозвучало это — «энергетическая держава»?
С небольшой поправкой — еще в 2002 году. Тогда некая Ф. Хилл, ведущий советолог в Брукингском институте (Вашингтон) опубликовала свою статью «Россия: энергетическая сверхдержава XXI века?».
В 2004 году она же написала специальный доклад под таким названием: «Энергетическая империя: нефть, газ и возрождение России».
В обоих сочинениях мысль одна. Хилл пишет, что любые инвестиции в какие-либо другие российские отрасли, кроме топливной, — «откровенно вредны». Они-де — это «опасный соблазн», потому что «приведут к возможному ухудшению общего экономического здоровья России».
И вывод: и Запад, и Россия не должны вкладывать доходы от продаж российского топлива в российскую промышленность. Они должны использовать эти доходы для развития российской нефтегазодобычи. То есть, нужно добывать еще больше топлива, чтобы продавать его еще больше, а, получив доход от экспорта, вновь инвестировать его туда же — в нефтегазодобычу.
И т. д. — по кругу. Пока есть нефть и газ.

Прим. 4.
Можно вспомнить, как на этот «российско-украинский» конфликт прореагировало интернет-сообщество двух стран. Домашние юноши на интернет-форумах, подобно дворне двух поссорившихся помещиков, стали грозить друг другу кулаками: «Вот мы вам газ перекроем…», «А мы вам трубу перекроем…», и т. д. и т. п.
«Иваны Ивановичи» поссорились с «Иванами Никифоровичами». Из-за газа. Который им реально не принадлежит — распоряжаются им, как своим, их Олигархии.

Прим. 5.
31 января 2006 года на пресс-конференции для мировой прессы, которую устроил «президент РФ», корреспондент агентства «Интерфакс» задал ему вопрос: как вообще будет развиваться русский нефтегазовый сектор? Куда, мол, мы идем — будет ли национализация, будет ли приватизация?

Национализацию Путин отверг сразу.
Он сказал, в некоторых страх, «причем не только в странах ОПЕК, но и в европейских странах, скажем в Норвегии», нефтегазовый сектор «практически полностью монополизирован государством. Там «Стат Ойл» и вторая компания — это государственные компании». И этот путь Путину явно не нравится, что он и дал понять.
Недаром тут прозвучало это отрицательно-оценочное слово — «монополизирован». Он-де таков. И это — нехорошо.

Далее Путин продолжил: «Мы не идем по этому пути. Да, «Газпром» сегодня — это компания с контрольным пакетом у государства, но мы об этом сказали и объявили несколько лет назад, что мы вернем контроль государства над крупнейшей энергетической компанией России — «Газпромом». Мы это сделали, сделали открыто, но этот процесс сопровождался либерализацией акций «Газпрома», возможностью инвесторов с рынка входить в число акционеров».

Далее: «Обращаю ваше внимание на то, что погоду в мировой энергетике делают крупные мультинациональные компании. Возьмите любую из них, американскую любую компанию крупную, европейскую, — это большие, мощные, как правило, многонациональные компании. Вот и мы должны развиваться по этому пути».
И Путин привел действующий пример такого сотрудничества (как образец для подражания): «Возьмем «ТНК Би-Пи»: там, вы знаете, 50 — у российской компании, 50 — у «Бритиш Петролеум». Я регулярно встречаюсь с акционерами. Наши британские коллеги, как я от них слышал, удовлетворены работой на российском рынке.
По-моему, уже одна треть добычи «Би-Пи» в мире осуществляется на российской территории — одна треть или одна четверть, чтобы не преувеличивать. Одна четверть, точно. Это огромный объем. Плюс к этому, что очень важно, растут запасы «Би-Пи» в России. И российское правительство идет на то, чтобы передавать под контроль совместной компании эти большие запасы энергоресурсов. И это тоже вклад в стабилизацию международной экономики и международной энергетики.
Вот по такому пути мы и будем двигаться дальше».

И, как сказал Путин, по такому пути «государственный» Газпром уже идет: «Вы знаете, у нас там немецкие компании присутствуют — десять процентов. Это, по существу, международная компания».
Путин там и тогда же подчеркнул, что «по такому же пути будет развиваться и «Роснефть». Специалисты «Роснефти» сейчас готовятся к выпуску акций, вы знаете, на одной из мировых бирж, то есть это будет тоже международная компания».

Прим. 6.
Эти тезисы («энергетический эгоизм», «неделимость энергетической безопасности» и «взаимозависимом мире») — тезисы из статьи Путина, которую он опубликовал в американской газете «Уолл-Стрит джорнэл» 28 февраля 2006 года. Статья называлась «Освещая путь», имело подзаголовок »Энергетический эгоизм — это путь в никуда» и соответствующую подпись «В. Путин — президент России».

Прим. 7.
Так, в конце 2005 года в Россию пришла и озадачила многих странная новость: Путин предложил Дональду Эвансу, бывшему министру торговли США и другу президента Джорджа Буша, пост президента русской «государственной» компании «Роснефть».
Эванс от предложения Путина отказался (в отличие от его «друга» Шрёдера, согласившегося возглавить совет акционеров Североевропейского трубопровода). Но неприятный осадок в России остался у многих.
В самом деле, зачем американца-то звать? «Разве русских нет?», — говорила, по преданию, в таких случаях императрица Елизавета Петровна.
Многие просто не поняли этого жеста Путина, которого они считали «патриотом» и «государственником». Они ждали от него других жестов.
В чем причина такого странного поступка?

На неё указал сам Путин на пресс-конференции для мировой прессы, устроенной в Кремле 31 января 2006 года. «Государственную» компанию «Роснефть» он хочет сделать «международной компанией».
Как это сделать лучше?
Можно олигархам самим толкать её в «элиту мирового бизнеса», ловя косые на себе взгляды.
А можно поступить иначе — поставить во главу этой компании «паровозом» американца, который скорее договорится со своими, о чем надо. А потом и русскую Олигархию за собой в «высший свет» вытащит.
Эту, «паровозную», идея тут и пытались реализовать. Не удалось.

Но Олигархия надежды не теряет — активно ищет варианты. Какие?
Один из них показал акционер банка «Россия» Мордашов, хозяин «Северстали». Он (после предварительной встречи с «президентом РФ») заключил было в 2006 году с крупнейшей сталелитейной компанией мира Arcelor соглашение о «слиянии». (Так назвали это в российской прессе).
Сделка не состоялись, но её условия тут очень показательны.
Arcelor приобретала большую часть акций «Северстали» и становилась таким образом полновластным её хозяином. Мордашов же приобретал в личное пользование около 33 процентов акций Arcelor, что не давало ему права контроля ни над этой компанией, ни над тем, что должно было получиться в результате «слияния». То есть, никаким «слиянием» это не было, это было «безоговорочное поглощение «Северстали» её европейским коллегой», как написал в то время российский журнал «Эксперт».
Но это давало Мордашову и его русским «партнерам» другое преимущество: этот акционер банка «Россия» становился акционером международной компании — переходил на новый уровень.
Это переход не стал реальностью, но был приобретен опыт. Поиск вариантов продолжается.

Прим. 8.
Путин так сказал об освоении, например, Штокмановского газового месторождения: «Штокман — это 90 миллиардов в год на протяжении 50–70 лет, огромное месторождение. «Газпром» выбрал четыре компании, с которыми намерен работать дальше, четыре или пять: две норвежские, французскую и две американские — пять. Компания сама должна определить стратегию своей деятельности по Штокмановскому месторождению. Эта стратегия должна прежде всего отвечать национальным интересам Российской Федерации. И, конечно, мы будем исходить из того, чтобы внести свой вклад в стабильность на мировых энергетических рынках».
(Пресс-конференция для мировой прессы от 31 января 2006 года).

Прим. 9.
Тогда, казалось, случилось непонятное. Долгие годы Газпром продавал газ Украине по заниженной в разы цене — и ничего. Видимо, он находил в этом какой-то иной свой интерес.
А тут вдруг в разы поднял цену — до рыночной.
Что случилось?

А ничего особенного. Просто время подходит. 2008 год не далеко. И с Газпромом надо решать вопрос ускоренно — надо готовиться к продаже (частичной), то есть, надо наращивать его капитализацию.
А когда она увеличится?
Тогда, когда возможности Газпрома многократно возрастут — когда, например, он будет владеть трубопроводами, которые находятся вне российских границ. Так тогда украинцам открыто и сказали (и по ТВ даже сказанное повторили): либо платите больше, чем вы привыкли, либо отдайте Газпрому трубопровод, который проходит по вашей земле. При этом украинской Олигархии ясно намекнули, какое «либо» Газпрому нужно — ему нужен трубопровод.

Но она намека не поняла — и трубопровод не отдала, и платить не захотела.
Случился «российско-украинский» конфликт. То есть, конфликт олигархических интересов.