link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

Приложение 5.
Газпром как модель олигархического владения и пользования.
Или что общего между газом
и нанотехнологиями.

Приложение 6.
Олигархополии вместо госсектора экономики.
Или почему иностранцы глупы

Приложение 7.
"Олигархический транзит"
или путь к совершенной олигархии («Проблема-2008»)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



ПРИЛОЖЕНИЕ 6 К ЧАСТИ 4 "КАКОЙ В РОССИИ СТРОЙ".
ОЛИГАРХОПОЛИЯ ВМЕСТО ГОССЕКТОРА ЭКОНОМИКИ.
ИЛИ ПОЧЕМУ ИНОСТРАНЦЫ ГЛУПЫ

1.
И опять встает проблема языка: как правильно называть эти самые «государственные корпорации», которые Олигархия теперь создает во всех отраслях?
«Правильно» — в смысле, чтобы не врать самим, что не подхватывать и не повторять ложь тех, кому лично выгодно именовать эти образования «государственными».

А это именно ложь.
Ибо какие же это «государственные» корпорации («Роснанотех» и пр.), коли они таковыми не являются ни по форме (см. устав), ни по сути своей деятельности (см. судьбу их прибыли, равно как и существо нынешнего «государства»).

2.
Наверное, их можно было бы назвать «олигополиями» — по образцу «монополии». С той лишь разницей, что в одном случае «моно» (один), а в другом — «олиго» («немногие»). И здесь было бы прямое указание на тех, кто эти псевдогосударственные обманки создает — Олигархия.
В самом деле, есть тут указание и на Олигархию — это всё то же знакомое oligos («немногие»), и на главный предмет занятий и этих «немногих», и этих олигополий — poleo, то есть, «продаю, торгую».
Отсюда, понятно, и олигополия.

Всё логично. И по семантике, и по рабочей сути этого слова — Немногие создают немногие же — по одной-две на отрасль — корпорации, которые «работают» с тем, что принадлежит Многим. А это нефть, газ да и просто деньги — бюджетные деньги, пущенные в де-факто частный бизнес своих людей, скажем, на те же нанотехнологии Михаила Ковальчука.

3.
Но, увы.
Этот термин уже «занят» — он существует уже давно и имеет своё общепринятое экономическое значение, которое можно найти как в русских, так и в иностранных словарях (англ. — oligipoly).
А там мы читаем, что олигополия — это «термин, обозначающий ситуацию на рынке, когда неск. крупных конкурирующих фирм монополизируют произ-во и сбыт осн. массы продукции в отрасли» («Большой энциклопедический словарь», 2001).
Так что — «занято».

И очень удачно, заметим, «занято» это слово. И очень жаль, что оно — «почему-то» — малоупотребительно нашими СМИ, ибо описывает тот «рынок», который построен в России, очень выразительно.

Отступ. 1. КОГДА ВМЕСТО ОТРАСЛЕЙ — ОТРАСЛЕВЫЕ ОЛИГОПОЛИИ
В самом деле, это описание очень удачно. Особенно если не смущаться этим словарным «идеализмом» — словом «конкурирующих».
Потому как никакой конкуренции между ними в России нет — как между «государственными» компаниями, так и между частными.

Первые не конкурируют, потому что им и конкурировать не с кем (с кем, например, конкурировать Газпрому или «Роснанотеху»?), да и нет в том никакого смысла, потому как хозяин у них один. Это «государство» или Олигархия.

А вторые не конкурируют потому, что им делать это совершенно незачем.
Зачем, в самом деле?
Они и так себя прекрасно чувствуют, и без этих вовсе ненужных им «капиталистических штучек».

Так мы имеем в разных отраслях «народного хозяйства» России именно классические олигополии — нефтяную, газовую, алюминиевую, нанотехнологическую и т. д.
Потому что каждая из этих отраслей контролируется или двумя-тремя компаниями, или одной крупнейшей, вокруг которой вьются совсем уж маленькие «хозяйствующие субъекты», влияние которых на отрасли вовсе неощутимо.

Скажем, в российской газовой отрасли де-факто одна компания — Газпром. А всякую зависимую от него мелочь (ведь Газпром — это само «государство») можно не считать вовсе.
Скажем, в нефтяной отрасли действуют совсем немногие фирмы — «Роснефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и еще несколько тех, чьи «бренды» так сразу и не вспомнишь.
Скажем, в алюминиевой отрасли до недавнего времени действовали только две фирмы — «Русал» Дерипаски и «Суал» Вексельберга.
А про нанотехнологии и говорить не приходится: вряд ли кому-то позволят ими всерьез заниматься помимо «Роснанотеха» Ковальчука. Он и его партнеры все бенефеции от этих технологий уже скалькулировали и учли как свою законную прибыль.
И т. д. и т. п.
Не говоря уже про прочие «государственные корпорации».

Словом, классическая олигополия.
Этот термин подходит к российскому отраслевому «рынку» так хорошо, что одно это слово отлично снимает многие вопросы, которые этот же «рынок» и вызывает. Будь то тема коррупции (почему никак она не побеждается), будь то преактуальнейшая для Многих тема бензина (почему он в нефтедобывающей России стоит столько же, сколько и в Америке).
Ответ один — олигополия (прим. 1).

Отступ. 1. КОГДА ВМЕСТО РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ — РОССИЙСКАЯ ОЛИГОПОЛИЯ
Олиграхическая логика действует повсеместно — отраслями не ограничивается.
Поэтому отраслевые олигополии стремятся к своему идеалу — монополии.
Поэтому отрслевые олигополии превращаются монополии — у жизни в Олигархии свои законы. И эту жизнь не остановить. "Смысл жизни — экспансия" (Сахаров).
Примеры этой монополизации отраслей известны.

Так, в газовой отрасли никакой олигополии уже нет, она равна монополии по имени Газпром».
Так, в алюминиевой отрасли также более нет олигополии — в марте 2007 года «Русал» и «Суал» слились в одну компанию, равной всеё русской алюминиевой отрасли. И имя её — «Росал» («Российский алюминий»).
Так, и в «нефтянке» та же олигополия скукоживается, как шагреневая кожа. То, что позавчера было «ЮКОСОМ», а вчера — «Руснефтью», стало «Роснефтью». И процесс монополизации идет и дальше.
А про судостроительную, самолетостроительную и прочие корпорации и говорить не приходится — тут и так всё известно.

Что, собственно, происходит?
Олигополии из отраслей уходят — из особо прибыльных отраслей, понятно. Они превращаются в монополии.
Теперь олигополией становится вся российская экономика, в которой действуют монополии-отрасли.

Как назвать такой странное устройство экономики? Ведь ясно, что одним марксистским словом «капитализм» тут точно не обойтись, даже тем, кто ему верить и готов им пользоваться.
Марксисты назвали бы это её устройство так — «монополистический капитализм».
Современные западные политэкономы зовут это иначе — «экономика олигополий», «олигархический капитализм» или «олигархическая экономика».

Последний термин предсталяется вполне рабочим, практически адекватным.
Ибо пример этой экономики — перед глазами.

Словом, термин «олигополия» и хорош, и выразителен, и на своем месте. Он отлично описывает ситуацию в российской экономике.

Но вопрос остается вопросом: как же тогда именовать «государственные корпорации»?
Чтобы не называть черное белым, то есть, сугубо олигархическое заведение — «государственной корпорацией»?

4.
Теоретически, их тоже можно было бы так назвать — «олигополия».
Понятно, что при этом нужно будет сделать оговорку, уточнить, что олигополии бываю разные (как, скажем, и в случае монополии). Мол, есть олигополия как описание ситуации на рынке (см. выше), и есть-де олигополия как субъект этого самого рынка. Разные вещи.

Да, так и можно было бы поступить.
Но тут всё-таки есть вероятность путаницы: кто-то будет толковать это понятие по словарю, кто-то — «по жизни». И, чтобы избежать этих досадных недоразумений и неизбежных тут оговорок («да вы ж меня не так поняли» и т. д.), лучше всё-таки придумать для этих корпораций специальное слово.

Скажем, это может быть слегка модернизированная всё та же олигополия, но с соответствующим акцентом на слове «олигархия».
Скажем, так — олигархополия. Почему нет?

Так будет и точнее, и выразительнее, да и термин будет иметь целевой, исключительный — уникальный характер. Именно.
Потому что он вполне сообразен с уникальной же русской спецификой.

То есть, что такое олигархополия?
Это центр прибыли, созданный Олигархией для реализации (продажи) Общего ресурса в личных целях олигархов и их бизнес-партнеров.
Естественно, и всё это под прикрытием слов о «государственности» и «государстве». Черное именуют белым. Обычная для современной России история.

5.
И тут самое время сказать о «глупости иностранцев». В чем она?
А в том, что они черное не отличают от белого, и именуют белым черное.
Ведь каковы общие для западной прессы комментарии по поводу создания этих самых «государственных корпораций»?

Там почти все и почти в один голос пишут об одном (привычном и понятном западному обывателю) — о путинской «национализации», о том, что Путин «огосударствливает» экономику, о том, что «государство наступает на частный бизнес». И т. д. и т. п. Словом, полное-де торжество «государства» и всемерное укрепление его позиций в русской экономике.
Примерно так вот об этих самых олигархополиях и пишут.

То есть, люди очевидного не видят (и самым явным образом) — и того, что собственно государства в РФ нет, и того, что эти корпорации назвать «государственными» можно только в порядке тонкой иронии.

Но тамошние аналитики говорят о «наступлении государства» в РФ всерьез.
Что, конечно. Очень глупо. Без кавычек.

И ладно бы, если бы так говорили наши «либералы» (как они дружно и говорят), но на то они и либералы. То есть, как правило, представители российской интеллигенции и, соответственно, сполна наделенные её комплексами и пороками (что достойно отдельного, понятно, разговора). То есть, они реальности не видят и ею не оперируют — они оперируют словами. И верят им.
Они верят, что Путин и его партнеры суть «государство», и, значит, всё, что они создают, просто не может не быть «государственным».
Ладно бы только эти верхогляды-доктринеры.

Но в чем тут ирония ситуации?
В том, что так говорят и думают западные люди, которые есть что с чем сравнивать — хотя бы со своим государством и его государственными корпорациями. Тем самым государством, все институты которого имеют, как правило, такие эпитеты — «национальный» (national), «публичный» (public) и т. д.
А не «государственный», как в России. То есть, буквально «царский».

Дело, понятно, не в словах — они тут лишь символы.
Главное, что там государственные институты, тем более, государственные «хозяйствующие субъекты» существуют и в общественных интересах, и под контролем общественных же институтов. Это и пресловутая прозрачность, и обязательность отчетов и т. д. и т. п. И всё эти понятно. И логично, ибо речь идет именно о «публичных» корпорациях. То есть, если по-русски, собственно — по-настоящему — государственных.

Спрашивается: какое отношение все эти приятные и правильные вещи имеют к российским «государственным» фирмам?
Никакого.

Именно потому, что последние суть олигархополии.
Или, если смущает это новообразование (слишком-де авторское), просто сугубо олигархические заведения.
И не видеть этого, действительно, глупо.

**

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

1.
Так, многие недоумевает: почему коррупции в РФ меньше не становится?

А почем её должно быть меньше?
Ведь коррупция — это не только и не столько взятки. Взятки на фоне собственно коррупции — мелочь. Даже если они исчисляются миллионами.

Коррупция — это прежде всего извращенное, ложное устройство и государства, и его экономики. И это извращение включается в себя массу явлений.
Например, непотизм или, если по-русски, «семейственность». Это когда, скажем, родители устраивают своих детей на теплые места.
Например, та же самая олигополия, когда в той или иной отрасли исчезает конкуренция и отраслевые «хозяйствующие субъекты» обеспечивают себе прибыль за счет и своего де-факто монопольного (пусть и на двоих) положения на рынке, и за счет неизбежных в этом случае связей в правительстве.
Всё это есть и коррупция — и непотизм, и олигополия.

Так как же тут «бороться» с коррупцией, коли и бороться с ней некому, коли эти самые явления суть краеугольные камни русской Олигархии, коли они сознательно и целенаправленно (см. «государственные корпорации») ею же и формируются, и выстраиваются?

2.
Почему бензин в Москве стоит столько же, сколько и в Нью-Йорке?

А почему должно быть иначе, коли в российской нефтянке царит именно олигополия?
А в этом случае, как давно пишут учебники по экономике, эти немногие фирмы, «держащие» рынок, всегда стремятся задирать цены до максимума. Он в нашем случае известен — биржевая цена на нефть.
И, как пишут те же учебники, для такого задирании цен олигополии нужна самая малость — только предлог. А предлог тут есть — та же самая биржевая цена на нефть.

Конечно, теоретически, «государство» может цыкнуть на нефтяные компании и «велеть» им снизить цены до указанного предела, не думать о сверхприбылях.
Но — «теоретически».
Потому что в нашем случае «цыкать» — некому. В самом деле, кому? «Правительству»?

Но там сидят не столько министры, сколько бизнес-партнеры этих же самых нефтяных компаний. Когда их несколько и они «держат» рынок, то и личные связи, и связи деловые, и особо доверительные отношения между чиновниками и нефтяными «баронами» просто не могут не возникнуть.
«Кругом свои». Ибо и те, и другие суть члены одного «клуба».