link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

Приложение 1.
В чем суть "русского вопроса"

Приложение 2.
Когда говорить и спорить
не имеет никакого смысла

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

Приложение 1.
Почему русские — нация, которая не нация

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

Приложение 5.
Газпром как модель олигархического владения и пользования.
Или что общего между газом
и нанотехнологиями.

Приложение 6.
Олигархополии вместо госсектора экономики.
Или почему иностранцы глупы

Приложение 7.
"Олигархический транзит"
или путь к совершенной олигархии («Проблема-2008»)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



ПРИЛОЖЕНИЕ 7 К ЧАСТИ 4 "КАКОЙ В РОССИИ СТРОЙ"
"ОЛИГАРХИЧЕСКИЙ ТРАНЗИТ" ИЛИ ПУТЬ К СОВЕРШЕННОЙ ОЛИГАРХИИ
("ПРОБЛЕМА-2008")

1.
Обычная тема 2007 года — разговоры о «преемнике» Путина.
Политологи и «политизированная общественность» спорят о том, кто им будет, какова будет его политика, и т. д. Люди говорят также о том, что будет с самим Путиным, кем он будет работать далее, и т. д.

При этом речь идет в европейских терминах — «президент», «президентская избирательная компания», «президентские выборы», «команда будущего президента», и т. д. и т. п.
Вдобавок, и сам этот разговор помещается в европейский контекст: один-де «президент» уходит, другой приходит, а с ним и его «команда».
Словом, почти всё «как в Америке».

Так, почти по-американски, «проблему-2008» и понимают — это-де смена «президентов» и их «команд». И есть у этой «американщины» cугубо русское наполнение: поскольку власть «президента РФ» — это де-факто есть власть царская, то «проблема-2008» подсознательно воспринимается как смена «власти». Одна-де «власть» уйдет, другая — придёт.
То есть, «власть» будет — другая. И люди у власти — будут другие тоже.

Отступ. 1.
Конечно, при этом все понимают, что новая «власть» не будет враждебной «власти» старой, ибо есть «преемник» и всё такое, но всё-таки — другая. Это же — Россия. Тут всё понятно.

Например, как было дело в 2000 году?
Ельцин власть сдал, Путин, его «преемник», её принял. Всё по-доброму, всё по согласию и договоренности.
Но разве кто-то сомневается, что «власть» при Путине — это одно, а «власть» при Ельцине — это всё-таки нечто другое?
Вряд ли. «Строй», конечно, тот же, особых перемен в «измах» не объявляли, но никто не сомневается, что путинская «власть» — это другое.
Никто. И даже её трубадуры.
Недаром, кстати, они же так любят сравнивать то, что было, и то, что стало: мол, помните Россию 90-х годов, помните, что тогда было («американцы дверь в Кремль ногой открывали» и т. п.)? А что сейчас?
Сейчас — совсем всё по-другому. «Россия поднялась с колен», и пр., и пр.
То-то. Разница.

Словом, многие уверены в том, что в 2008 году «власть» будет другая.
Другое дело, что неясно, кто будет этой «властью» («президентом РФ»), как будет обставлена её передача, как будут соблюдены интересы Путина («преемственность») и пр.
В этом-де проблема-2008. В этом.

2.
Но никакой проблемы нет. Она просто отсутствует.

Во-первых, разве в 2008 году появится новый президент?
Нет, в Росси никакого президента нет и быть не может.
Потому что она — не республика в собственном смысле этого слова. Не может быть республики там, где нет общества, где нет элиты, где нет парламента, где нет политических партий и где нет собственно государства. Какая уж тут республика.

Во-вторых, разве вместе с «президентом» придет собственно новая президентская команда?
Нет, конечно, наверху будет всё те же люди. Может меняться их композиция (или рассадка, как в ресторане), но это будут по-прежнему всё те же люди. В самую пору тут вспомнить знаменитое ельцинское «рокировочка»
Именно: фигуры поменяются местами. Но и только.
Именно: в составе акционеров произойдут формальные перемены — один акционер покинет кресло председателя совета директоров, другой акционер — его займет.
Вот и все перемены.

В третьих, наконец, разве в 2008 году сменится курс «власти» и сама «власть»?
Нет, конечно. Это будет всё та же «власть» — власть тех людей, которые по-прежнему будут наверху. И их новых «партнеров», которых они решат кооптировать в свои ряды.

И, кстати: разве после 2008 года выборов после этого Путин обратится в полное ничто, станет дачным затворником (если не как Хрущев, то хотя бы как Ельцин)?
А с чего бы это?
Вовсе нет. Никто никуда его не отставит — он сам решает, где он будет. Как он и сказал: «Своё место в строю я найду». И кто бы сомневался, ведь это строй не чужих людей, но все тех его испытанных товарищей, «партнеров», которых до того он сам, кстати, и построил.

3.
Так что, в чем проблема? В том, что «опять власть меняется»?
Вовсе нет. Она остается прежней.
И она даже сделала (сама того не желая) символические шаги, показывающие, что никаких перемен не предвидится — ни во «власти», ни в её «политике», в том числе, и в самой главной — экономической. И она четко зафиксировала это.
Например, в 2007 году она приняла бюджет РФ не на следующий год (как обычно, отсюда и название — «годовой бюджет»), но аж на целых три последующих года (2008-2011 годы). Дума этот «трехгодичный бюджет» приняла, а «президент РФ» его завизировал. Что это?

С евро-американской точки зрения это нелепица, совершенный нонсенс — уходящий президент принимает бюджет, по которому будет работать президент приходящий (прим. 1).
Но это нелепо именно с точки зрения собственно республиканско-президентских реалий.
А «у нас, слава Богу, не Америка». В России — климат иной, и «президенты» тут меняются совершенно особым образом, да и мотивы к таким переменам тут сугубо формальные.
Почему?

Да потому, что они вовсе не президенты — они именно «президенты РФ», то есть, члены одной и той же правящей Олигархии. А она, как известно, не на выборах рождается, и не выборами упраздняется. Тут действует «олигархический лифт», а не выборы.
Олигархия неизменна.
Меняются лишь таблички «президент РФ», которую они передают друг другу, но — «никаких замен в составе команды». Как все помнят, «от перемены слагаемых сумма не меняется».
Так и тут. Сумма Олигархии — та же самая.

Потому и бюджеты принимают так просто. По-семейному — именно что, «между своими людьми».
Так чего же зря формалистикой грешить?

Так что никакой пробелмы-2008 нет — ни для собственно страны, ни для её электората. И он может попусту не волноваться — править будет всё та же группа товарищей.
Никакой «смены власти» не будет.

Потому что президентские выборы — это одно. А соблюдение их формальных процедур (смена «президентов РФ», «выборы» и прочее) — при полном соблюдении интересов неизменно правящей Олигархии — это совсем-совсем другое.
Разница.

Отступ. 1.
Что характерно: порой Путин говорит весьма значащие вещи, а его не слышат. Видимо, потому, что слишком просто, без затей, их проговаривает, а люди, по привычке ищущие чего позатейливее, этой простоты не замечают. Считают, что это «слишком просто»?
А тут никакой тайны нет. Путин не раз и не два сказал, что совершенно «неважно», кто будет следующим президентом. Главное — чтобы курс был правильным, то есть, неизменным.
Так и есть: и совершенно неважно, и курс будет совершенно неизменным.
С чего ему меняться?

4.
А в что касается этой самой формалистики, вот тут, собственно, и есть проблема. И вполне реальная. Но существует она только для самой Олигархии.
Она заключается в том, чтобы ей необходимо максимально аккуратно, с полым соблюдением внешних приличий, миновать этот формальный момент — процедуру под названием «президентские выборы».

То есть, если идти и далее по открытому прежде образному ряду, то теперь Олигархии надо совершить «олигархический транзит»  — преодолеть формалистику «выборов» и продолжить своё существование и далее. Без потерь (главное, репутационных — ведь Запад смотрит), и, желательно, с приобретениями.
Например, с «государственными корпорациями» под мышкой. Удобно: и себе польза, и простодушному избирателю это понравится, он ведь любит слово «государственный».

Вот собственно, и вся "проблема-2008".
Но она только «для своих». «Населения» она никак не касается. Для него тут вообще никакой проблемы нет вовсе.

А «власть» была, есть и будет неизменной. Это — главное.
О чем, кстати, порой говорят (сами того не желая) и президент РФ, и его советник по политтехнологиям», и его журналисты, «золотые перья» и «золотые уста» одновременно (прим. 2). Так бывает — хочет человек сказать одно, а говорит — другое, самую суть вещей притом выражая.

**

ПРМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Ведь, теоретически, это очень странно — делать будущую президентскую администрацию заложником предыдущей. Ясно, что этот бюджет, принимаемый уходящим президентом на три года вперед, есть и явное заложничество, и явный алогизм, и главное условие для того, чтобы будущий президент был слабым, как кукла.
Ведь, теоретически, у нового президента будет новая команда, новая политика, новые приоритеты, и т. д. и т. п. И ясно, что под всё это понадобится и новый, адекватный этим планам, бюджет.
Но то — именно что теоретически.

А мы не в теории — мы в России. И здесь всё устроено иначе.
Здесь Олигархия страхует и гарантирует в первую голову свои интересы, поэтому такие трехлетние бюджеты здесь и понятны, и логичны.
А разговоры про каких-то «президентов» здесь просто странны и вовсе неуместны.

Прим. 2.
1.
Так, 15 сентября в Сочи состоялись очередное заседание «Валдайского форума» (Путин и западные журналисты-политологи). И там Путин говорил как раз о своем «преемнике», но и не только о нем («Новая газета», № 71, 2007 г.): «Кто конкретно будет следующим, неважно, но я не хочу, чтобы президент был слабым. Он должен быть самодостаточным и эффективным, способным ответить на вызовы, формирующиеся в обществе».
При этом он же и там же сказал: «Будущему президенту придется принимать моё мнение в расчет, советоваться. Будем договариваться».

С этим «неважно» всё понятно — всё равно это будет кто-то из своих.
А далее — еще более показательно.
С одной стороны, «я не хочу, чтобы президент был слабым», с другой — наследнику Путина придется принимать его мнение в расчет, «советоваться» с ним. И еще это: «Будем договариваться».
Как это понять?
Налицо явное противоречие, если говорить о собственно президентах и президентстве.

В самом деле, разве президент, которому придется почему-то «договариваться» со своим предшественником, может быть сильным? (Каково это было бы, если прикинуть такую ситуацию на реалии Франции или США?).
Ясно, что не может. Он будет именно «слабым», чего так не хочет Путин.
Так как это понять?

Если говорить собственно о президентах, то никак.
Нонсенс.
Но в том-то и дело, что речь вовсе не о них. Де-факто Путин описал (сам того не желая) реальное положение вещей в России. И тогда и это «будем договариваться», и нежелание иметь «слабого президента» выглядит вполне логично. Всё складывается.

Ведь понятно, что члены Олигархии должны договариваться между собою, чтобы были в ней свои «сдержки и противовесы», чтобы никто своё «президентство» не принимал слишком серьезно. Тут всё само собой.
Понятно и другое: «президент» не должен быть «слабым» — но по отношению не к своим партнерам, а к своему «населению». Он должен его зря не раздражать, «решать вопросы», словом, как Путин и сказал, «он должен быть самодостаточным и эффективным, способным ответить на вызовы, формирующиеся в обществе».
То есть, роль президента он должен играть сам, и эффективно, чтобы своими «государственными» заботами не отвлекать других олигархов от их непосредственных дел и интересов.
Так что Путин тут вполне логичен — олигархической логикой.

2.
Так, 3 сентября 2007 года кремлевский политтехнолог Глеб Павловский выступал в качестве эксперта на одном из «экспертных столов». И он тоже оказался очень эксплицитен. Конечно, он хотел сказал нечто своё, но сказал то, что сказал, очень адекватно описав нынешнюю российскую ситуацию.

Он сказал, что никакого «преемника» в ельцинско-путинском смысле больше не будет. Времена изменились. Олигархия всё сделает сама и в своем кругу.
А именно: «…Проблема преемственности власти возникла не на заре путинского, а на закате ельцинского правления, каковой закат начался осенью 1996 года, — я точно помню дату и место. Поэтому проект «Преемник», с моей точки зрения, привязан к определенному историческому моменту и невоспроизводим (подчеркнуто Павловским. — В. C. ). Можно, конечно, учитывать или изучать его. Однако, собственно говоря, воспроизвести его невозможно. Потому что, конечно, преемника Путина не существует».

Также он сказал очень выразительно о главах олигархополий как непременных членах Олигархии.
А именно: «Кстати, я бы здесь не согласился с идеей Станислава Белковского о том, что руководители крупных корпораций могут быть предоставлены ходу вещей, находясь вне контура проекта преемственности. Я думаю, что они находятся вне этого контура в значительно меньшей степени, чем посты министров. По всей стратегии, по ее пониманию Путиным и его командой, посты руководителей крупных корпораций, включая частные, — это, безусловно, государственный вопрос, государственная номенклатура».
В смысле, номенклатура Олигархии. Одно равно другому, учитывая качество нынешней «государственности».
О чем и речь.

И он же сказал (отчасти вторя Путину), что конкретная фамилия «преемника» именно «неважна».
Почему?
А потому что там, по сути, все «преемники». Что логично: всякий член Олигархии есть, по сути, «преемник», а все «преемники» суть члены Олигархии. Какая тут разница — что один, что другой, коли и тот, и другой суть члены одной «команды»?
А именно: «…Список кандидатур, которые были зашифрованы в виде тех или иных «преемников», которые сейчас везде обсуждаются, — это, собственно говоря, коллективное руководство (подчеркнуто Павловским. – В. C. ). Естественно, набор фамилий сам по себе представляет собой некую номенклатуру, которая должна быть внутренне относительно связанной. То есть внутри нее не могут быть абсолютно несовместимые между собой персоналии. А это, собственно, и есть понятие коллективного руководства».
О чем и речь.

3.
Так, 13 сентября 2007 года в пресс-центре газеты «Известия» состоялся круглый стол на тему «Преемник Президента: вопрос преемственности власти в России глазами молодежи и ведущих экспертов, политологов». Там выступали «евразиец» Александр Дугин, политолог Сергей Марков и известный журналист Михаил Леонтьев. Всё это — «верные путинцы», и каждый хвалил «президента», как мог. Одни это делали просто с пафосом, как Дугин («Путин — всё, Путин абсолютен, Путин незаменим»). Другие — с соответствующей аргументацией, как главный редактор журнала «Профиль» и ведущий телепередачи «Однако» Леонтьев.

И последний так, в частности, сказал о наличной русской власти: «Эта власть пришла навсегда. Пускай кричат, что она кровавая, что все они жулики. Это неважно. Важно понимать, что люди, которые пришли, взяли власть навсегда».
О чем и речь.




Табель положенности вывозимого пожарно-технического вооружения и спасательного оборудования.