link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

Приложение 1.
Почему русские — нация, которая не нация

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

Приложение 5.
Газпром как модель олигархического владения и пользования.
Или что общего между газом
и нанотехнологиями.

Приложение 6.
Олигархополии вместо госсектора экономики.
Или почему иностранцы глупы

Приложение 7.
"Олигархический транзит"
или путь к совершенной олигархии («Проблема-2008»)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



ПРИЛОЖЕНИЕ 5 К ЧАСТИ 4 "КАКОЙ В РОССИИ СТРОЙ".
"ГАЗПРОМ КАК МОДЕЛЬ ОЛИГАРХИЧЕСКОГО ВЛАДЕНИЯ И ПОЛЬЗОВАНИЯ.
ИЛИ ЧТО ОБЩЕГО МЕЖДУ ГАЗОМ И НАНОТЕХНОЛОГИЯМИ

1.
Именно — «владения и пользования».
Инерция предписывает, вроде бы, писать привычней — «модель экономики». Но, как говорится, «Богородица не велит». Ибо мешает тому и чувство рационального, и (скажем так) интуитивно-нравственное чувство.
Ведь в слове «экономика» слышится и «дом», и «разумное ведение хозяйства», и прочие хорошие вещи. А тут?
А тут реальность эти хорошим вещам явно противоречит.
Потому так — «владение и пользование».

2.
Так вот, кто-то скажет: ну какая же все-таки Газпром модель? Ну, ладно, газ, ну, ладно, нефть — тут уж так «исторически сложилось» (наследие "ельцинизма" и пр.), что этим общим достоянием пользуются частные лица — дерипаски и ковальчуки, тимченки и абрамовичи. То, мол, — сырье. То — дело привычное.
А у нас есть помимо этого и производство (какое-никакое), есть, наконец, наука, а тут много не украдешь. И именно в этих сферах у нас сейчас создают «государственные корпорации».
Словом, налицо, вроде бы, процесс, прямо обратный модели Газпрому. Не так ли?
Так что — какая из Газпрома модель?

3.
Так вот, в том-то и дело, что Газпром — именно модель.
В том-то и дело, что как раз то обстоятельство, что эти корпорации «государственные», что есть там, вроде бы, «и наука» делает их просто идеальным примером и такой модели, и собственно олигархического владения и пользования.

В самом деле, ведь что такое олигархия?
«Это когда» (говоря по-детски) Немногие пользуются общим ресурсом в интересах Немногих же — за счет Многих и в ущерб им.

«Это когда» Немногие при сём еще и играют роль государства — выполняют его обязанности по-минимуму: делают то, что нельзя не делать, обещают сделать то, что Многим должно понравиться, что эти Многие ждут от этих Немногих. (Ведь Многие искренне верят, что эта Олигархия и есть собственно государство, потому и ждут они от неё государственных дел и свершений, чудес и инвестиций).

Отступ. 1.
Потому, кстати, применительно к теме, Олигархию можно определить еще и так: это видимость решения государственных задач как прикрытие реализации личных интересов тех, кто эти задачи — по идее — решать должен.

Примеры?

4.
Их много.
Но можно взять самый характерный и известный — благо о нем говорили сами чиновники весь 2007 год. Это — те самые пресловутые нанотехнологии.

Возникает вопрос: а с чего это вдруг?
Почему из мира высоких технологий взяты именно нанотехнологии и всё внимание обращено на них?
Конечно, нанотехнологии — безусловно, благое дело, и развивать их надо непременно. Конечно.
Но почему с таким же жаром не говорят о других технологиях тоже, равно как и о развитии собственно науки? И в первую голову, фундаментальной (на которой, напротив, принято всяко экономить)?
Это ведь странно: развивая лишь одни технологии (пусть и очень «нано»), забывать при том о других технологиях и, главное, собственно о науке?
Можно ли в таком, «однобоком» случае обеспечить развитие страны?

Нет, конечно.
Но здесь никакой заботы о развитии собственно науки и технологий нет.
Тут есть то, что есть — сугубо личные интересы. Тем более, что они бывают разные, даже и у одного человека. В том числе и бескорыстно научные. Почему нет?

Отступ. 2. В самом деле, есть, например, интересы сугубо материальные (что понятно) — деньги и т. п.
И есть, например, интересы нематериальные, но от того отнюдь не менее важные для их носителя, чем те же деньги. Это могут быть, например, соображения престижа, желание удовлетворить своё честолюбие, «вписать своё имя в историю науки», и т. д. и т. п.
И часто эти интересы тесно переплетаются между собою. Обычное дело. Жизнь, она такая.

5.
Видимо, это самое переплетение интересов имеет место в нашем, «государственно-корпоративном», случае. Речь идет о корпорации «Роснанотех», идеологом которой является Михаил Ковальчук. Кто он?

Он — старший брат того самого Юрия Ковальчука (Ковальчука-младшего — р. 1951), который является давним другом Владимира Путина, его давним бизнес-партнером и крупнейшим акционером банка «Россия». Тем самым (напомним) банком, который работает со всеми свободными деньгами Газпрома (его пенсионный и страховой фонды).
Вот об этом Ковальчуке-старшем (р. 1946), брате своего брата и тоже добром знакомце Путина, и речь.
И об его, понятно, личных интересах — как нематериальных, так и материальных.

Есть тут интерес нематериальный — интерес, можно сказать, научный.
Михаил Ковальчук — человек ученый, доктор наук, специалист в области рентгеновская физики и директор Института кристаллографии РАН. И он давно увлекается именно нанотехнологями, благо это сфера науки тому очень способствует — многое невидимое видно, в том числе наночастицы. И увлекается он не только давно, но, видимо, совершенно искренне и даже с некоторым забвением чувства реальности. Что даже напоминает один из «прикольных» вопросов, заданных Путину во время одного из его телемостов со своим «населением» ( прим. 1).
Но всё это дело понятное: ученые — люди увлекающиеся.

И есть тут, конечно, интерес материальный, что естественно.
Тем более, в период «олигархического транзита»: один первоолигарх уходит, приходит другой (пусть хоть и назначенный первым, но другой всё-таки). Свой путь в «олигархическом лифте» Михаил Ковальчук тоже проделал, но то — рост карьерный ( прим. 2), а хочется, видимо, чего-то более основательного, с хорошими и гарантированными деньгами, а не просто престижных назначений. Своего банка (в отличие от младшего брата) у старшего брата нет, но выход был найден. Хотя и не сразу и не без ненужного шума: сначала была эпопея с целевым, под Михаила Ковальчука, «реформированием» Российской академии наук ( прим. 3). Но выход был найден.

И теперь у него есть своя собственная государственная корпорация — «Роснанотех».
Звучит, конечно, парадоксально — «собственная» и «государственная», но только для «ненашего» уха. А наши уши это слышат, глаза видят. И ничего — привыкли. Воспринимают, как должное.
Потому что эта «государственная» корпорация есть именно идеальный пример олигархизма (если так, для краткости, назвать олигархическое владение и пользование).

Идеальный потому, что тут всё даже написано — в уставе самой этой корпорации. Так что тут даже не надо в логических умозаключениях упражняться — не то что в домыслах. Олигархия уже ничего не стесняется — она буквально прописывает свой интерес черны по белому, сама рисует тем самым свой собственный портрет.

6.
Идеальный потому, что тут олигархический интерес особо нагляден — даже нагляднее, чем в Газпроме.
Тут нет сложного пути превращений ресурса Многих (газа) в ресурс Немногих (деньги).
Тут всё проще — тут работают сразу с деньгами. Тут деньги Многих (бюджетные средства) сразу превращаются — законом Олигархии (ведь «Роснанотех» оформлен юридическим, законом, принятым Думой) — в деньги Немногих. То есть, руководства этой самой «государственной» корпорации.

То есть, тут имеет место еще один род «олигархического синтеза» — люди снимают сливки с двух форм собственности. Как «государство», Олигархия просто дает «государственной корпорации «Роснанотех» деньги Многих («населенческие» деньги). А далее Олигархия действует непосредственно как Олигархия, когда её члены и их бизнес-партнеры пользуются этими формально общими («государственными») деньгами так, как это делается в частной корпорации. То есть, как своими — по своему усмотрению, на свои цели, и т. д.
Почему так выходит?

Именно потому, что российское «государство» есть государство именно формально. А по сути — Олигархия. И здесь Олигархия просто передает деньги населения в распоряжение своим бизнес-партнерам.
Всё логично, всё олигархично.

Вся эта олигархичность в уставе «Роснанотеха» и прописана.
Так, в уставе сказано о «государственном» финансировании этой корпорации — она же «государственная». Там говорится о том, что имущество «Роснанотеха» формируется за счет имущественного взноса Российской Федерации, а также возможных вложений со стороны потенциальных участников организации. Более того: правительству разрешается напрямую финансировать «Роснанотех» из бюджета.
Для «государственной» организации всё логично.

А далее вступает в действие именно олигархическая логика — речь идет о пользовании Немногими денег Многих.
Так, там сказано, что прибыль от деятельности «государственной» корпорации «Роснанотех» не подлежит изъятию и распределению правительством («государством»).
При этом там же говорится, что «государство» будет покрывать управленческо-административные расходы «Роснанотех» (то есть, содержать её) за счет бюджета — денег Многих. (Правда, там есть «строгая» оговорка: на эти цели должно уходить не более 10 процентов от бюджетного финансирования этой корпорации. Но финансирование таково, что в 2007 году эти 10 процентов равнялись примерно трем миллиардам рублей. Всего на развитие этой корпорации было намечено выделить 130 миллиардов рублей).
При этом свою собственную прибыль эта «государственная» корпорация может тратить на свои управленческие расходы — по уставу же — неограниченно.

Так, там же, в уставе, сказано, что «Роснанотех» получает право заниматься любыми видами предпринимательской «или иной приносящей доходы» деятельности, способствующей выполнению его целей — развитию инноваций в области нанотехнологий.

Так, «Роснанотеху» разрешено тратить любые средства на покупку ценных бумаг (конечно, в рамках поддержки нанотехнологических проектов), а также инвестировать свободные средства в любые финансовые инструменты по выбору своего руководства.
При этом специальным пунктом своего устава эта корпорация выведена из-под действия закона «О банкротстве».

Так, «Роснанотех» имеет право создавать за счет своего имущества и другие, дочерние «некоммерческие организации», что делает, по оценке газеты «Коммерсант», вывод средств из капитала этой госкорпорации «достаточно простым делом».
И т. д. и т. п.

Словом, деньги «Роснанотех» получает деньги как государственная корпорация, а тратит их как сугубо частная. Или сугубо коммерческая.
Суть одна.
Что это, как не олигархия — бесконтрольное владение и пользование Немногими Общими ресурсами?

7.
Опять же возникает вопрос: может, всё это не просто так, а для науки? Она тут главное?
А для науки — ничего не жалко. И недаром еще сам Путин сказал в апреле 2007 года, что он на это важное дело (развитие нанотехнологий) «не пожалеет никаких денег».
А коли так, так, может, и Бог бы с ним, олигархизмом-то?

Но, очень похоже, что совсем не так.
Ибо многое смущает.
В том числе и малые детали, конечно.
Например, кабы всё это было бы ради чистой науки, то во главе этого самого «Роснанотеха» был бы поставлен хотя бы ученый, хотя бы тот же самый Михаил Ковальчук.
Но нет — они главой не стал. Формально (при всей своей «моторности») он стал лишь членом Наблюдательного совета этой корпорации.

7 сентября 2007 года её генеральным директором (то есть, непосредственным распорядителем финансов) стал именно «известный своими либеральными экономическим взглядами российский бизнесмен» («Время новостей», 10. 09. 2007 г.), глава инвестиционно-финансовой корпорации «Алемар» Леонид Меламед. И этот профессиональный финансист, судя по всему, с деньгами работать умеет: по сообщению журнала «Финанс», Меламед входит в 500 богатейших людей России и располагает состоянием в 90 миллионов долларов. И он особо показал себя в 90-е годы, когда он провел ряд тонких и многоходовых операций по зачетам в электроэнергетике. Тогда Меламед и был замечен «самим» Чубайсом — стал и его другом, и зампредом правления РАО ЕЭС.

Показателен и сам состав этого Наблюдательного совета «Роснанотеха».
Он состоит из 14 человек, включая и его председателя, которым стал, конечно, Андрей Фурсенко, что ему положено и по формальному статусу (министр образования и науки), и, понятно, по статусу олигархическому, неформальному (он давний бизнес-партнер и Путина, и обоих Ковальчуков).
А кроме самого Михаила Ковальчука, более ученых в составе совета — нет.
Все прочие 12 членов — это чиновники и «бизнесмены». И среди этих ученых «наблюдателей» тоже, как правило, одни и те же известные имена — Анатолий Чубайс, Герман Греф, Виктор Христенко, совладелец группы ОНЭКСИМ Михаил Прохоров (тот самый, «Прохоров-Куршевельский» — прим. 4) и т. п.

Кстати. Эти люди тоже кое-что уже успели сказать о целях этой «государственной» корпорации. И слова их — также очень характерны и «эксплицитны».
Так, председатель Наблюдательного совета «Роснанотеха» Андрей Фурсенко уже, видимо, прикинув грядущую прибыль от некоторых научных проектов, сказал, что объем российского рынка технологий за два-три года должен увеличиться с нескольких миллиардов рублей до десятков миллиардов долларов («Время новостей», 10. 09. 2007 г.).
А между «млрд. руб.» и «млрд. долл.» есть, понятно, большая разница.

И о чем эти бухгалтерские расчеты говорят?
О многом.
Во-первых, о том, что руководство этой «государственной» корпорации думает прежде всего о своей буквально сверхприбыли (ср. эти миллиарды). А не о «науке», «пользе страны», «благе людей», и пр., и пр.
Во-вторых, о том, что хозяева этой «государственной» корпорации делиться с собственно государством (населением) вовсе не собираются (см. устав «Роснанотеха»).

Так что же мы имеем в лице этой «госкорпорации»?
Сугубо олигархическое заведение, когда Немногие получают сверхприбыли, используя при этом деньги Многих, в ущерб Многих и за счет Многих же.
О чем и речь

Всё логично.
Подобно тому, как «государство» в России не есть собственно государство, но есть именно Олигархия, так и «государственные» корпорации в России таковыми вовсе не являются, будучи инструментом олигархического владения и пользования.

В России любят порой цитировать Ленина: «Формально правильно, а по существу издевательство». Казалось, тот самый случай, чтоб таки образом прокомментировать всю эту эпопею с «нанотехнологиями».
Именно казалось. Потому что здесь даже эти слова слишком слабы, дабы выразить суть ситуации.

Потому что тут даже и «формально» налицо объективное издевательство над здравым смыслом.
Ибо как иначе называть обычай именовать «государственной» корпорацию, которая государственной не является ни по форме (см. устав «Роснанотеха»), ни, тем более, по сути (см. качество нынешнего «государства»)?

Отступ. 3. КОГДА СОВПАДЕНИЯ НЕСЛУЧАЙНЫ
Когда устав «Роснанотеха» стал известен, многие удивились. Обнаружилось удивительное совпадение.
Оказалось, что многие абзацы этого устава буквально, слово в слово. повторяют многие же абзацы другого устава — «модельного», который предлагался общему собранию Российской Академии наук и 28 марта 2007 года был ею тогда же отвергнут.

Действительно, казалось, странная вещь: одно дело — устав Академии, другое — некой корпорации, по сути, коммерческого предприятия. (Хотя, конечно, этот «Роснанотех» в уставе называется «некоммерческим предприятием». Ну, так он же и там же называется и «государственной» корпорацией. Что из этого? Слова словами, дела делами).
Так как такое может быть?
Налицо божий дар и яичница. А вот — уставы удивительным образом совпадают.

А удивляться нечему. Всё опять же, логично.
Везде один и тот же устав потому, что это — «устав Ковальчука». Под Ковальчука он предлагался Академии (вместе с обещанием повысить академикам зарплаты до 30 000 рублей), под Ковальчука же он был придан и «Роснанотеху».
Потому везде неизменно одно и то же — коммерческая суть этого устава.

Что, собственно, и показывает, что в случае Академии ни о какой собственно «реформе академической науки» или «реформе Академии» речь вовсе и не шла. Никто «наверху» об этом и не думал. И недаром едва только этот самый «Роснанотех» стал реальностью, а Ковальчук старший удовлетворил свой интерес, так все разговоры про «реформу науки» тут же прекратились. Как обрезало.

Почему так?
Очевидно, почему.
Потому что речь шла только о том, чтобы дать Ковальчуку приличную площадку, на которой он мог бы принять «освоить» выделенные Путиным именно ему, Ковальчуку, 130 миллиардов рублей, которые он должен получить в ближайшие полтора года.
В самом деле, не на счет же Курчатовского института эту сумму переводить? У него вроде бы, иные цели и задачи. А соответствующая «площадка» из РАН не вышла.

Посему её решено сделать с нуля — заново, уже специально под старшего Ковальчука.
Так что — никаких совпадений. Прямая логика.

И «Роснанотех», понятно, не единственная у нас «государственная» корпорация. Их много, и можно, понятно, поговорить и о них. Скажем, о «Рособоронэкспорте» или какой иной.
Но модель есть именно модель, и, каков бы ни был предмет деятельности этих корпораций, суть их деятельности одна и та же — олигархическая. Везде есть и владение, и пользование и торжество интереса Немногих за счет Многих.

8.
Так что же такое по своей сути все эти «государственные» корпорации?
На этот вопрос легко ответить, если задаться уточняющим вопросом: а что общего у всех этих корпорации — и действующих, и только еще планируемых?

Ответ очевиден: эти корпорации — и газовая, и нефтяные, и научно-производственные, и прочие — или дают, или пока только обещают даль реальную прибыль, если не сверхприбыль (которая есть факт в сфере нефти и газа).
Итак, эти на словах «государственные», а на деле частные корпорации дают большую прибыль, и этих ложногосударственных корпораций становится всё больше.
Что бы это значило?

А то что это только раньше, на заре Олигархии, её члены «робели» — работали с чемоданами денег или через «офшорки».
Теперь ненужное стеснение уходит, ибо «серьезные люди» увидели, что стесняться некого.
Теперь олигархический интерес внутри страны уже юридически оформляется, даже (если иметь в виду создание «государственных корпораций») институциализируется, говоря ученым языком.
Ибо эти «госкорпорации» становят именно институтом — олигархическим институтом, посредством которого члены Олигархии реализуют свой интерес.
За «государственные, понятно, деньги — общие деньги или деньги «населенческие».

Налицо процесс уже собственно экономического оформления Олиграхии, которая собирает под собой — уже «чисто свою» — экономическую базу, в которую входит, понятно, не столько убогое ЖКХ, сколько все российские центры прибыли.
Логично образуется своего рода олигархическая «опричнина» – "это моё, и только моё". Немногие образуют прибыльную экономику Немногих.

А что остается тогда «земщине», то есть, собственно государству — населению и его интересам?
Это тоже видно наглядно.
Ему остаются убытки и предложение «жить по средствам» — выживать на условиях самофинансирования и, понятно, без источников прибыли, которые остаются за Олигархией.

То есть, налицо процесс вроде бы очевидный (все на него смотрят, по крайней мере), но в должной мере не осмысленный. Налицо негласный процесс разделения Олигархии и собственно государства — того малого, что от него в России осталось.
Потому что это всё-таки разные вещи.
И эта разность дает себя знать, оформляется. Как скажем, масло в воде. Оно собирается вместе и идет наверх, образуя верхний слой былой смеси.

И «масло» будет жить, как масло, вода — как вода.
Местные чиновники будут исполнять минимум собственно государственных функций-обязанностей перед своим «населением» — на те деньги, какие они с этого «населения» смогут собрать, и на «денежные дары», которые Олигархия будет «населению» делать. Чтобы оно, «население», продолжало верить, что государство в России есть, что Олигархия этим самым государством и является.

Отступ. 4. И ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ
Процесс отделения от собственно российской экономики её самой сладкой — олигархической — части (центров прибыли этой экономики) объясняет, действительно, многое.
Например, и странные новации в законодательстве РФ, и странную реализацию пресловутых «национальных проектов».

1. О законодательстве.

Так, в 2007 оду Дума приняла показательный закон, по которому Газпром и прочие «государственные» корпорации, качающие сырье за рубеж, получили право создавать свои, «корпоративные» (то есть, частные) армии для защиты своих владений и своей трубопроводной сети.
И это закон оставил в «населении» и его пишуше-говорящей части двойственное впечатление.

С одной стороны, вроде бы, самое обычное дело — мало ли теперь в РФ охранников?
Море. Знамение времени: их теперь больше, чем солдат в российской армии.

А с другой стороны, это сообщение многих очень сильно «цепануло». Люди ощутили смутное и беспокойство, и недоумение, и четкое ощущение того, что «что-то здесь не так», что-то здесь «очень неправильно». Хотя что именно неправильно, объяснить это смогли не все (мешали привычные реалии РФ  — «теперь везде свои охранники» и т. д.).

Но, тем не менее, это было не зряшное беспокойство. Тут важен сам его факт. Многие люди не всё понимают, не всё внятно сами себе объясняют в рациональных терминах, но, главное, эти Многие многое чувствуют. И чувствуют правильно.

А в данном случае они отлично почувствовали некую фундаментальную неправильность, имеющую место в РФ.
В данном случае они почувствовали именно это — отделение олигархического владения от собственно российской экономики. (Надо полагать, и олигархи подсознательно руководствовались тем же мотивом отделения, осознанием того, что это вот — наше, «государственное», а то — их, «бюджетное»).

В самом деле, почему армия и милиция должны охранять их владения? Почему «земские» люди должны стоять у их «опричного» владения? У них рвения к охране у них особого нет (какая там у них зарплата?), а у Олигархии — к ним доверия. Словом, никаких причин, чтобы сотрудничать.

Другое дело, если охранять владения «государственных» корпорации будут частные армии. Тут всё логично и правильно. Эти корпорации будут своим охранникам правильные деньги (в разы, если не на порядок больше, чем платит всякой вохре «это государство»), а те охранники будут вести себя «правильно» — работать не на страх, а за деньги.

И потом: почему де-факто частные компании должны охраняться какими-то привычно нищими госслужащими?
У частных компаний должны быть и частные охранники. Или охранные войска. Или даже армии — эти ж компании очень велики: де-факто, «государство в государстве». Или «опричнина» в «земщине».
Или, если точнее, настоящая Олигархия в ложном государстве.
Всё логично.

2. О «национальных проектах».

Когда стали известные некоторые детали реализации проекта «Доступное жилье», то многие удивились: этот проект обратился в свою прямую противоположность.
Как оказалось, в его рамках стало строиться не доступное жилье для тех, кто в нем реально нуждается и кто купить его «по рыночным ценам» не может, но «элитное жилье» для богатых ( прим. 5).
Налицо, вроде, явный нонсенс. Нелепица.

Но всё лепо, ибо всё логично.
Ибо олигархическая схема пользования Общим ресурсом в Личных целях действует везде, в том числе и в олигархической благотворительности, которая облекли в форму «нацпроектов».
Если, скажем, Олигархия строит для себя отдельную, свою экономику внутри российской экономики, то в случае нацпроекта «Доступное жилье» её бизнес-партнеры строят для себя отдельную, свою, "маленькую Россию" внутри большой и "всехней" России («элитные поселки», «города миллионеров», так называемый «Золотой остров» недалеко от Кремля и т. д.).
Где опричнина экономическая, там опричнина и жилищная. Или доступное жилье — для Олигархии.
Всё логично.
Модель потому и модель, что она вездесуща, действует везде.

**

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Во время подготовки одного из телемостов Путина со своим «населением» последнему было предложено задавать «президенту РФ» вопросы и по интернету тоже. И там некий юноша разметил такой вопрос (видимо, «для прикола»): «Планирует ли Российская Федерация использовать для охраны своих границ огромных человекообразных боевых роботов?».
Интернет-публика «прикол» оценила и поддержала этот вопрос своим голосованием. И по его итогам вопрос про «боевых роботов» вышел на первое место среди прочих, заданных по интернету.
Путину пришлось отвечать и на него тоже, хотя, понятно, и шутейно.

Так вот, многие вспомнили про этого «роботов», когда Ковальчук-старший решил всё-таки рассказать поподробнее, что же всё-таки может родиться из всех этих нанотехнологий, чего ради шум, и какая сверхзадача у Ковальчука как у «мотора» этого нанопроекта.

И в той же интернет-среде стал популярным соответствующий ответ Михаила Ковальчука, который многие приводили со ссылкой на одно из заседаний Общественной палаты, состоявшееся однажды в МГТУ им. Баумана. Оно было посвящено промышленно-инновационной стратегии «государства». И там Ковальчук-старший говорил о своем любимом детище.

Он, в частности, там сказал, что нанопроект «по значимости превосходит атомный и космический проекты, вместе взятые». Это — «шаг в будущее». И состоит этот «шаг», по словам того же докладчика, из двух этапов.
Первый: «создание антропоморфных технических систем бионического типа».
Второй (по его же словам, «атомная бомба» нанопроекта») — создание именно его, «биоробота».
Правда, как именно «биороботы» помогут решить проблемы, стоящие к перед Россией, и когда они появится (да и появятся ли они вообще) Михаил Ковальчук не сообщил.

Прим. 2.
Вскоре после избрания Путина «президентом», старший Ковальчук стал его своем первым «замом по науке» — в 2001 году он был назначен ученым секретарем «Совета по науке и высоким технологиям при президент РФ».
После избрания Путина «президентом» на второй строк, «зам по науке» в феврале 2005 года стал директором Курчатовского института.
Хотя Михаил Ковальчук — физик-кристаллограф, а не физик-ядерщик, хотя он уже был директором Института кристаллографии. Но, как бы то ни было, новый директор стал руководить «Курчатником» буквально по совместительству.

Местные физики-ядерщики удивлялись: выходило, что ими будет руководить неспециалист да еще по совместительству. Как такое возможно? Но вскоре их удивление было «разъяснено».
Они увидели, что Михаил Ковальчук пришел в «Курчатник» не ядерной физики ради, но ради её «реформирования», то есть, коммерциализации самого этого института и его имущества — см. доп. 1 к прим. 2).

Прим. 3.
Сначала, в феврале 2007 года, Михаила Ковальчука было решено «поставить» на Российскую Академию наук (РАН), сделать его её вице-президентом, который рулил бы всеми «финансовыми потоками» академии. А последней — именно «под Ковальчука» — были обещаны немалые деньги, 130 миллиардов рублей. Притом, что годовой бюджет этой самой РАН (на 2007 год) составляет всего лишь около 20 миллиардов рублей.

Но возникла проблема: чтобы стать этим «завхозом», Ковальчук должен быть для начала просто академиком. А он им не был — был лишь членом-корреспондентом РАН по Отделению общей физики и астрономии (с 26 мая 2000 года).
А не академику быть вице-президентом Академии нельзя — этого её устав не дозволяет. Он же не дозволял и искомого разделения РАН на «чисто науку» и «чисто бизнес».

Тогда министр Фурсенко затеял реформу Академии наук — предложил ей утвердить её новый устав. И главным в этом уставе было следующее.
Во-первых, руководить всем хозяйством Академии и её «финансовыми потоками» мог бы и не академик, а просто «эффективный менеджер» (то есть, Михаил Ковальчук).
Во-вторых, вся РАН делилась надвое — на собственно науку и, условно, «бизнес». Под последним разумеется недвижимость РАН, «финансовые потоми» сверху, и т. п. И вот всем этим и должен был «менеджер» (Михаил Ковальчук) руководить.

Но члены РАН тогда заартачились: и академиком Михаила Ковальчука не выбрали, и новый устав не утвердили. И их понять можно — и «курчатовский» опыт «менеджера» Ковальчука был уже известен академикам (см. доп. 1 к прим. 2), и новый устав Академии был уж слишком, до прямой циничности, откровенен ( прим. 2). И он им не понравился тем более.

Когда в марте 2007 года правительство предложило РАН этот «модельный устав», то на её общем собрании один из докладчиков назвал его «уставом уничтожения Академии».
А вице-президент РАН Г. Месяц прокомментировал ситуацию так («Новая газета», № 23, 2007 г.): «Пришли новый люди — делиться надо! В модельном уставе всего два раздела. Как разделить научные функции и функции управления имуществом. А второй — как этим имуществом управлять».

Огорчило ученых не столько то, что новые «менеджеры» хотели распоряжаться недвижимостью, но и «финансовыми потоками», которые направляются на научные исследования. А это уже гораздо серьезнее, чем просто желание распоряжаться «научным имуществом и «научными деньгами».
Это значит, что «эффективные менеджеры» намерены де-факто руководить самой стратегией развитя науки в России.
Ведь о чем шла речь?

Об этом у «модельном уставе» сказано очень эксплицитно.
Во-первых, там было сказано, что в РАН создается некий Наблюдательный совет (потом эта идея перекочует в «Роснанотех»), который будет «коллегиальным органом управления Академии». И в этом совете будут делегаты от собственно науки — ученые (три места), и правительственные чиновники (шесть мест).
То есть, чиновник в подавляющем меньшинстве.
Во-вторых, там же говорилось, что к исключительной компетенции этого чиновничьего Наблюдательного совета будут относиться «распределение средств между направлениями фундаментальных исследований», «принятие решений создании, реорганизации и ликвидации организаций, подведомственных Академии», и т. д.

Конечно, ученые были согласны в том, что модернизация РАН нужна.
Но тут важны цели и критерии её — зачем это делать? Если ради развития науки в России, то ради Бога. А если ради извлечения денег из академимущества, ради немедленной коммерциализации научного продукта (дадим денег только на то, что в итоге даст быструю финансовую же отдачу — здесь и сейчас), то причем здесь наука?

Именно это смутило ученых — цель «реформы», и её критерии, равно как и те, кто формулирует эти цели и критерии. Словом, «а оценщики — кто»?
Об этом и сказал тогда академии РАН, президент Российской медицинской академии М. Давыдов: «У нас не только упал ценностный ценз в культуре, науке, но и сменилось оценщики. Раньше это были мастера культуры. Крупные ученые. Теперь — финансисты, продюсеры, менеджеры» («Новая газета», № 23, 2007 г.).

Давыдов, как говорится, врач от Бога и отличный диагностик. И он этим «менеджерам» поставил такой диагноз — «дистрофия дальновидения». Мол, не видят они дальше собственного носа — нужна им только прибыль, и только здесь и сейчас.

Тем самым, Давыдов, сам того не желая, сказал многое о нынешнем строе-устройстве.
Ведь что такое государство?
Это команда людей, которая видит как «ближние», так «дальние» (стратегические) интересы страны и реализует их.
А что такое олигархия?
Это группа людей, которая прежде всего и видит, и реализует свои, личные интересы, и вынужденно играет роль государства — по минимуму, то есть, по минимуму же реализуя его «ближние» интересы.

Именно эта группа людей и «страдает» этой самой «дистрофией дальновидения», лично от него, понятно, понятно, не страдая. То есть, слои личные интересы они реализуют все, как «ближние», так и «дальние» — и своё благополучие, и безбедную старость своих внуков-правнуков.
Потому что эта группа людей не государство, а Олигархия.
О чем, собственно, Давыдов и сказал — поставил такой диагноз, какой он поставил. Пусть и иносказательно, пусть и сам того не желая, пусть ив образно-медицинской форме.

Прим. 4.
9 января 2007 года на французском горнолыжном курорте Куршевель местная полиция задержала российского миллиардера и совладельца компании «Норильский Никель» Михаила Прохорова, а также еще 16 девушек (все до 20 лет) с российскими паспортами. В это время там проходила полицейская спецоперация по борьбе с организованной проституцией и выявлению сутенеров, а поведение Прохорова и его компании показалось тамошним стражам порядка очень подозрительным. И русского бизнесмена переправили в Лион для разбирательства.
Но французы подкрепить свои подозрения не смогли, и Прохоров был отпущен из-под стражи без предъявления обвинений.
Хотя, конечно, «неприятный осадок остался».

Прим. 5.
В чем рабочая суть национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» (так это официально называется)?
Очень просто: «государство» дает строительным компаниям деньги (в среднем, около половины стоимости строительства). Таким образом оно компенсирует их издержки на строительство жилья и ожидает, что это самое жилье будет поэтому доступно для нуждающихся в нём (коль скоро половина жилья уже оплачена).
Так — в теории. На деле, понятно, иначе.

Так, в 2007 году Рострой от имени «государства» провел тендер, чтобы определить, кто же получит деньги для реализации проекта «Доступное жильё».
Кто стал победителем и что эти победители строят?

По итогам тендера были выбраны 22 компании и они вошли в правительственный список реализаторов соответствующего нацпроекта.
Оказалось, что все эти компании принадлежат богатейшим людям России, героям журнала «Форбс» — Сулейману Керимову (ЗАО «Рублево-Архангельское»), Олегу Дерипаске («Главстрой»), Виктору Вексельбергу («Ренова-групп»), Вадиму Мошковичу («Масштаб»), Василию Анисимову (Coalco), Cергею Матвиенко, сыну питерской губернаторши (фирма «Балтрос», которая является «дочкой» «Банкирского дома «Санкт-Петербург», а Сергею Матвиенко принадлежит в нем 37 процентов акций), и т. д.

Наверное, особой беды нет в том в том, что эти небедные люди смогут сэкономить в своих строительном бизнесе, если они построят именно доступное жильё?
Наверное.

Но жилье, которое они строят, в массе своей доступно только очень состоятельным людям.
Оказалось, что считанные единицы из этих 22 фирм будут строить жилье именно эконом-класса (то, что можно назвать доступным для условно среднего класса россиян). Все прочие (подавляющее большинство) строят жилье «бизнес-класса», «элитное жилье» и просто «городки миллионеров» (как почти официально называется проект Сулейман Керимова).
То есть, что получается?

А то, что и получается: как пошутила одна газета, «доступное жилье» построят миллиардеры для миллионеров. За государственные деньги». То есть, деньги населения», в котором немало тех, кому буквально жить негде.
Всё логично. Немногие живут за счет Многих.
Иначе в этом олиго-случае и не бывает.

**

ДОПОЛНЕНИЯ
Доп. 1. к прим. 2.

Став в феврале 2005 года главой «Курчатника», Михаил Ковальчук тут же начал говорить о необходимости для этого научного центра «управляющих компаний, которые решают вопросы текущего содержания». Это означало отчасти и приватизацию института, и понятную коммерциализацию новообразованных структур. Об этом же он писал и в «Известиях»: «Те же управляющие компании могут официально извлекать прибыль, например, от использования имущества, целевым образом направляя полученные средства на наличие научной деятельности и инфраструктуры».

И там, в «Курчатнике», Ковальчук уже делал то, что он намеревался проделать в Российской Академии наук. Он там старался развести собственно науку и её организацию (что вообще-то сделать трудно — так тут всё взаимообусловлено), дабы отдать последнюю «эффективным менеджерам», а ученых — налегке предоставить чистой науке: «…Надо максимально уменьшить нагрузку на них, связанную с решением административных, организационных и других ненаучных вопросов».

Вскоре Ковальчук стал намекать, что вовсе не все научные направления ядерной физики надо развивать, а лишь те, которые будут экономические эффективны. То есть, критерий один — прибыль.

Потом тот же Ковальчук сказал: «…Территория центра слишком велика». Это было воспринято как предложение к буквальной «сдаче территории» (аренде или её продаже). А то, что это не фантазии, но твердое намерение руководителя «Курчатника», показали новации в его кадровой политике.
Так, у Ковальчука появился зам — «исполнительный директор» научного центра «Курчатовский институт» некто У. Касимов, наделенный правом подписи всех организационно-распорядительных и финансовых документов.

Понятно, что всё это физиков удивило.
В самом деле, какая может быть прибыль (чтоб здесь и сейчас) у оборонных разработок или у фундаментальных исследований?
И почему ими будет руководить некий человек (Касимов), который прежде ни дня не работал в научных учреждениях, да и к науке не имеет никакого отношения?

Первый вопрос — риторический, а на второй — ответ нашелся быстро.
Выяснилось, что этот некто Касимов имеет самое непосредственное и к газу, и к братьям Ковальчукам. Он пришел “в ядерную физику” с должности заместителя генерального директора “Лентрансгаза”, возглавляемого Сергеем Фурсенко, братом министра Андрея Фурсенко. А последний, как известно, и друг, и давний бизнес-партнер этих братьев еще с далеких питерских времен. «Да и дачи рядом».

Попутно, физики выяснили, какой оклад был у У. Касимова прежде, в «газовой сфере», сравнили эту цифру с его нынешним его институтским окладом в 4000 рублей и сделали вывод, что этот альтруист пришел «в науку» вовсе не ради этих денег. А, видимо, затем, чтобы реализовать большие хозяйственные планы своего начальника — «работать с финансовыми потоками», с недвижимостью, с землей, которой у «Курчатника» «слишком много», и т. д. и т. п.