link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

Приложение 5.
Газпром как модель олигархического владения и пользования.
Или что общего между газом
и нанотехнологиями.

Приложение 6.
Олигархополии вместо госсектора экономики.
Или почему иностранцы глупы

Приложение 7.
"Олигархический транзит"
или путь к совершенной олигархии («Проблема-2008»)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



ПРИЛОЖЕНИЕ 1 К ЧАСТИ 4 "КАКОЙ В РОССИИ СТРОЙ".
"ОЛИГАРХИЧЕСКИЙ ЛИФТ"

1. Подъем Олигархии

Как региональная Олигархия становится центральной (высшей)?
Всё это можно было наблюдать лично. Это тот самый феномен, который прозвали «Питерские идут».

Многие отнеслись к нему без должной серьезности — были шутки, было «понимание». Мол, тут всё просто, всё нормально — «президент формирует свою команду». А из кого ему её формировать? Понятно, из тех, кого он знает, с кем он уже работал. Вот он её и собирает вокруг себя.
Всё логично.

Как это обычно и бывает с русским массовым человеком, Слово опять сказало своё решающее слово. Оно, строго по академику Павлову, управило русским сознанием, а не реальность. Слово «команда» помешала увидеть феномен «идущих питерских» во всей его полноте.

А это не было формированием «команды».
Не было никакой «команды» вообще. Как нет её и поныне.

Потому что «команда» есть понятие социальное.
Потому что «команда» собирается под конкретную, объявленную задачу государственного, стратегического характера.
Потому что, если есть желание решить эту задачу наилучшим образом, то формируется эта «команда» совсем иначе — не так, как в данном случае.

Так что, было здесь совершенно другое.
Это не было «собиранием команды».
Это был подъем Олигархии — подъем региональной Олигархии на уровень Олигархии центральной.

2. Подъем Олигархии: работа личных связей

Чем еще интересен этот «лифт»?
Не только своей динамикой, не только своим пассажирами — кто и каким в него сел, кто и каким из него вышел.
Он интересен еще и сами принципом подбора своих пассажиров. А этот принцип прост — люди должны знать друг друга лично, главное, должны быть между ними личные связи — хотя бы и через своих знакомых, партнеров, однокашников и т. д.

То есть, Олигархия — этот дело очень личное, очень интимное.

Олигархия — это всегда свои люди. Иначе не бывает.
Олигархия — это немногие свои люди. Иначе, опять же, не бывает.
Потому что «своих» много не бывает.
Потому что Олигархия иной и не бывает (она ведь власть этих своих немногих и есть).

Именно такие люди едут в «олигархическом лифте», именно такие люди становятся высшей Олигархией.
И становятся ею они именно так — посредством личных связей.
Альпинисты ходят «в связке» — «связкой» наверх карабкаются.
Олигархи ходят «в связях» — на этих «связях» наверх поднимаются, на следующий уровень выходят.

А как именно этот подъем на высший уровень совершался, было видно наглядно.
Сначала старая Олигархия кооптировала в свой состав одного из региональных олигархов — Путина.
Потом он стал её преемником — старый первоолигарх назначил его новым первоолигархом.
Став таковым, новый первоолигарх нажал кнопку «олигархического лифта».
Он начал «подтягивать» к себе тех, с кем он работал в региональной олигархии. Сели в него его пассажиры в Питере, вышли из него в Москве — на другой должности, в совсем другом статусе.

Кто кем сел, кто кем вышел?
Тут достаточно просто ознакомиться со списком этих пассажиров — не со всем, конечно, но с малой его частью, той, где есть более-менее известные фамилии.
Всё получится вполне наглядно.

Итак.
Владимир Путин был главой Комитета по внешнеэкономическим связям (КВС) питерской мэрии (1991-1996 годы). И здесь тоже сработал фактор личных связей: всякая олигархия — это власть по знакомству», местная — тем более.
Путин занял этот пост благодаря проректору ЛГУ Юрию Молчанову (прим. 1), который рекомендовал тамошнему мэру Собчаку взять своего помощника в мэрскую «команду». (В ЛГУ Путин был помощником Молчанова по международным связям). Молчанов и Собчак были, в свою очередь, хорошо знакомы по ЛГУ, где последний был профессором на юридическом факультете.
Владимир Путин стал «президентом РФ».

Сергей Миронов был (с 1993 года) исполнительным директором в корпорации вышеупомянутого Юрия Молчанова «Возрождение Санкт-Петербурга».
Сергей Миронов стал председателем Совета Федерации, «спарринг-партнером» Путина на «президентских выборах» 2004 года, в 2006 — организатором «конструктивной оппозиционной партии» («мы оппозиция правительству, но не президенту»), призванной стать «второй ногой» (Владислав Сурков) правящей Олигархии.

Виктор Иванов был начальником отдела по борьбе с контрабандой по Петербургу и Ленинградской области (до октября 1994 года). После увольнения в запас стал работать в питерской мэрии, начальником Управления её административных органов (1994-1996 годы). Он был хорошо знаком Путину в обоих своих качествах — и как борец с контрабандой (начальник Комитета внешнеэкономическим связям не мог его не знать), и, тем более, как сотрудник мэрии.
Он же, по сообщениям прессы, был в свое время коммерческим партнером Бориса Грызлова (ныне председатель Госдумы РФ), с которым он зарегистрировал в 1990 году малое предприятие «Блок».
Виктор Иванов стал заместителем руководителя администрации президента, помощником Путина по кадровым вопросам, а также главой совета директоров ОАО "Алмаз-Антей", образованного в результате слияния концерна «Антей» и ЦКБ «Алмаз» (производство систем противовоздушной обороны).

Борис Грызлов был ленинградским радиоинженером, коммерческим партнером (соучредителем) Виктора Иванова (см. выше) по малому предприятию «Блок». Был руководителем предвыборного штаба бывшего первого заместителя В. Путина в КВС Виктора Зубкова (см. ниже), когда последний в 1999 году баллотировался (неудачно — 9% голосов) на пост губернатора Ленинградской области.
Борис Грызлов стал министром внутренних дел РФ, потом председателем Государственной думы РФ.

Дмитрий Козак был коллегой Путина по питерской мэрии, главой её юридического комитета.
Дмитрий Козак стал руководителем аппарата правительства РФ (с 1 января по 7 мая 2000 года), замглавы «президентской» администрации (в июне 2000 года), а также председателем совета директоров ОАО «Совкомфлот» (с 21 августа 2000 года).

Дмитрий Медведев был ближайшим сотрудником Путина по КВС — юридическим экспертом этого комитета.
Дмитрий Медведев стал руководителем администрации «президента РФ», первым вице-премьером (с ноября 2005 года) правительства РФ, а также председателем совета директоров ОАО «Газпром», замглавы правительства РФ, куратором «приоритетных национальных проектов» (прим. 2).

Игорь Сечин был помощником главы КВС Путина и начальником аппарата этого же КВС.
Игорь Сечин стал (3 июня 2000 года) замглавы администрации «президента РФ», а также председателем совета директоров государственной нефтяной компании «Роснефть».

Владимир Кожин был комсомольским работником, потом, на излете «перестройки», в 1990 году, создал и возглавил советско-польское СП «Азимут Интернешнл», позднее возглавил местную Ассоциацию совместных предприятий (ЛенАСП). По должности своей много контактировал с главой КВС Путиным.
Владимир Кожин стал управляющим делами «президента РФ».

Герман Греф был юрисконсультом — познакомился с Путиным, будучи в аспирантуре юрфака ЛГУ. Был потом замглавы администрации Петродворцовского района Санкт-Петербурга, вице-губернатором, председателем Комитета по управлению госимуществом Санкт-Петербурга.
Герман Греф стал сначала министром Госимущества (1998-2004 годы), потом — министром экономического развития и торговли РФ.

Сергей Иванов был сотрудником КГБ, служил (1976-1977 годы) в 1-м, кадровом отделе Управления КГБ по Ленинграду и Ленинградской области, где и познакомился с Путиным.
Сергей Иванов стал министром обороны РФ, вице-премьером правительства РФ (ноябрь 2005 года).

Алексей Миллер был сотрудником КВС, ближайшим помощником Путина.
Алексей Миллер стал главой «Газпрома» (председатель его совета директоров — другой бывший сотрудник КВС Дмитрий Медведев).

Отступ. 1.
Понятно, что туда же, в «Газпром», перешли многие другие сотрудники КВС, равно как и его партнеры, хорошо себя показавшие в питерских период и, в частности, в период питерской «приватизации», которой занимался и КВС в целом, и Путин лично, как помощник питерского мэра Собчака (прим. 3).
Понятно, что в Москву были взяты не только сотрудники Путина или Медведева по КВС, но и просто их хорошие и проверенные знакомые (например, однокурсники), с которым тот или иной так ли иначе партнерствовали.
Туда был взяты не только эти знакомые, но и знакомые этих знакомых, и партнеры «партнеров» (прим. 4).

Отступ. 2.
Понятно, что те питерцы, кто прежде успел поработать и в «органах», и в питерской мэрии, имеют буквально двойное основание совершить подъем в «олигархическом лифте».

Так, некто Валерий Голубев, работавший после окончания (в 1975 году) Ленинградского электротехнического института им. В.И. Ульянова (Ленина) в ЦНИИ судовой электротехники и технологии, в 1979 году был призван на службу в органы КГБ СССР. А в 1991 году перешел на работу в мэрию Санкт-Петербурга. Там он был начальником её секретариата, главой администрации Василеостровского района, председателем комитета мэрии по туризму.

А далее подъем. В Газпром, конечно.
В феврале 2003 года Валерий Голубев становится генеральным директором "Газкомплектимпэкса" (компании, занимающейся закупками материалов и оборудования для "Газпрома"), в марте 2005 года — начальником Департамента инвестиций и строительства Газпрома, в ноябре 2006 года — исполняющим обязанности зампреда правления «Газпрома».

Виктор Зубков был директором совхоза, потом — председателем горисполкома г. Приозерска Ленинградской области, первым секретарем Приозерского райкома КПСС, позже — первым заместителем председателя Леноблиспокома.
В 1991-1993 гг. был заместителем председателя КВС (В. Путин) по вопросам сельского хозяйства.

(В. Зубков — один из тех немногих людей, кого можно назвать личным другом В. Путина: умеющий помнить добро "президент РФ" приглашает В. Зубкова на свои дни рождения.
В. Зубков преподал В. Путину основы соответствующего делопроизводства, малознакомые отставному подполковнику КГБ.
По сообщениям прессы, он же, В. Зубков, использовал в 1990-х годах свои бывшие партийно-хозяйственные связи, чтобы помочь В. Путину и его товарищам учредить в «своем», Приозерском районе дачный кооператив «Озеро»).
Зубков (1993-2001 гг.) главным налоговым инспектором Санкт-Петербурга.

Виктор Зубков после избрания своего бывшего подопечного "президентом РФ" стал (2001 г.) главой Федеральной службы по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг или «финансовая разведка»).
Поскольку Путин добро помнит, а Зубков есть его именно личный друг, то, можно предположить, что на том карьерный рост Зубкова не завершится: Путин может назначить его и главой правительства РФ, и президентом РФ.
И тут будет своя, прямая — олигархическая — логика.

Анатолий Сердюков был «замзавом» и заведующим секцией магазина N 3 Ленмебельторга (1985-1991 гг.), заместителем директора по коммерческой работе Ленмебельторга (1991-1993 гг), директором по маркетингу и гендиректором (1993-2000 гг) питерского АО "Мебель-Маркет" (бывший Ленмебельторг, преобразованный и приватизированный).
(По сообщению газет, это АО занималось в основном импортом мебели и экспортом древесины, а без контактов с КВС (В. Путин) в этом деле обойтись было нельзя. Эти контакты и знакомство с В. Путиным А. Сердюкову обеспечил В. Зубков (см. выше), на дочери которого А. Сердюков женился.

После этой женитьбы А. Сердюков поменял профессию: в 2000 г. он заместителем своего тестя — главного налогового инспектора Санкт-Петербурга В. Зубкова.
В 2001 году, когда В. Зубков ушел в Москву в Росфинмониторинг, зять занял место тестя — возглавил налоговую службу Санкт-Петербурга, став руководителем Управления министерства РФ по налогам и сборам по Санкт-Петербургу (2001-2004 гг.).

Анатолий Сердюков стал (2004 г.) заместителем министра РФ по налогам и сборам, потом временно исполняющим обязанности министра РФ по налогам и сборам и, наконец, руководителем Федеральной налоговой службы (2004-2207 гг.).
(В качестве последнего А. Сердюков обнаружил у ЮКОСА ("Юганскнефтегаза") долги по налогам перед "государством", а когда "Юганскнефтегаз" был "государством" ("государственной «Роснефтью») куплен, он же большую часть этих долгов списал).
В феврале 2007 г. А. Сердюков стал министром обороны, чтобы (как сказал В. Путин, представляя нового министра своему окружению) контролировать финансовые потоки, идущие в МО.

Леонид Рейман был замдиректора по международным связям компании «Петербургская телефонная сеть» и учредителем первого в Питере СП в области связи, которое регистрировал и курировал КВС питерской мэрии.
Леонид Рейман стал в августе 1999 года (спустя две недели после назначения Путина премьер-министром) председателем Госкомитета РФ по телекоммуникациям, потом — министром связи и информации РФ (1999-2004 годы), потом (2004 год) — министром информационных технологий и связи РФ. О нем очень любит писать иностранная пресса, называя его putingarh’ом (прим. 5).

3. Дачные связи

Олигархия — это, конечно, очень личное. И оно бывает разным.
Есть личные связи «по работе» — это понятно.
Есть личные связи «по даче». И эти связи тоже очень понятны для русского человека — это же дача (дело особое).
И соседи по даче тоже совершили свой подъем в «олигархическом лифте».
Тем более, что в данном случае дачные связи тесно переплетаются со связями «по работе» — обычная в России история, когда товарищи по работе ставят свои дачи рядом, в рамках единого дачного товарищества.
Тем более, что этих соседей-дачников этих связывает не просто работа, не просто «дачный интерес» но и деловой дачный интерес — дачное «грюндерство» (учредительство, то есть).
О чем тут речь и о ком?

Речь идет о тех, кто однажды собрался в другую «команду» («команду учредителей») и учредил в 1996 году дачный потребительский кооператив «Озеро» в поселке Соловьевка (питерский аналог московской Рублевки), что стоит на берегу озера Комсомольское в Ленинградской области.
Это были соседи по даче, которые хотели обустроить и наладить свою дачную жизнь посредством учреждения своего потребительского кооператива — чтобы потреблять дачный отдых более эффективно. (На территории кооператива появилась площадка для вертолетов, радиомаяк, метеорологическая станция и прочие удобства).

Было этих учредителей всего 8 человек, и есть среди них люди со всероссийски известными фамилиями. Это Андрей Фурсенко, Владимир Путин и Владимир Якунин.

Подъем Владимира Путина известен.
Подъем двух остальных не менее впечатляющ.
Андрей Фурсенко был заместителем директора питерского Физико-технического института имени Иоффе, потом руководителем «Регионального фонда научно-технического развития Санкт-Петербурга», созданного на основе Управления дела Ленинградского обкома ВЛКСМ, принимал участие в акционировании и приватизации Коммерческого банка «Россия», основанного на партийные деньги Ленинградским обкомом КПСС.
Андрей Фурсенко стал сначала министром промышленности, науки и технологий (2003 год), потом — министром образования и науки (9 марта 2004 года).

Владимир Якунин в 1982-1985 годах был начальником Иностранного отдела ленинградского Физико-технического института имени Иоффе, где он и познакомился с вышеназванным Андреем Фурсенко. Занявшись в 1991 году бизнесом, он вместе с Андреем Фурсенко и другими местными физиками, тоже ушедшими в бизнес, организовал ряд коммерческих фирм (прим. 6).
Он же вместе с теми же «бизнес-физиками» участвовал в акционировании и приватизации того же «партийно-коммерческого» банка «Россия».
Он же был заместителем министра транспорта в городском правительстве Петербурга (курировал, в том числе, работу питерского морского порта).
Владимир Якунин стал замминистра транспорта РФ (7 октября 2000 года), первым замом главы МПС (8 февраля 2002 года), председателем совета директоров Транскредитбанка, главой совета директоров ЗАО «Транстелеком» (16 августа 2004 года), президентом (июнь 2005 года) «государственного» ОАО «Российские железные дороги» (бывшее МПС).

Отступ. 3.
После того, как в ОАО РЖД пришел Якунин, то с этим бывшим МПС случилась та же история, что и с Газпромом при его новых «менеджерах». С ним тоже случилась «питеризация».
Если Путин, Медведев и Миллер «подняли» в Газпром всех, кого они знали по своей прежней работе в КВС, то Якунин «поднял» к себе тех, кого он знал «по своей линии», а также тех, кого не сообразили взять к себе Миллер с Медведевым.
Поэтому в ОАО РЖД нашлось место и для сына бывшего тренера Путина по дзюдо Аркадия Ротенберга — Игорь Аркадьевич стал вице-президентом ОАО РЖД.

Отступ. 4. ДЕТИ ОЛИГАРХИИ
Тут всё естественно и логично. Олигархия — это ведь очень личное дело. Потому в «олигархическом лифте» едут и дети. В нем поднимаются семьями — иначе было бы просто странно.

Так, был сын путинского тренера по дзюдо замом гендиректора (1997-1999 годы) некоего питерского ООО «Анарина».
Стал Игорь Аркадьевич Ротенберг вице-президентом ОАО РЖД, главой департамента по управлению имуществом РЖД (одна из задач этого Департамента — готовить непрофильные активы этого холдинга к приватизации).
Он же стал членом совета директоров ОАО «Дальневосточное морское пароходство».

Так, был сын питерского министра обороны (Сергея Иванова) студентом МГИМО.
Стал Сергей Сергеевич Иванов главным экспертом Газпрома по его международным проектам, потом, в возрасте 24 лет, он стал вице-президентом Газпромбанка, главной финансовой структуры того же Газпрома.

Так, был младший сын директора ФСБ (Николая Патрушева) слушателем Академии ФСБ (однокурсником Павла Фрадкова, младшего сына премьер-министра РФ).
Стал Андрей Николаевич Патрушев сотрудником «нефтяного отдела» (отдел «П») ФСБ, потом, три года спустя, в возрасте 25 лет, он стал (сентябрь 2006 года) советником председателя совета директоров «государственной» нефтяной компании «Роснефть» Игоря Сечина.
(Старший сын директора ФСБ Дмитрий Патрушев на тот момент уже работал во «Внешторгбанке», где ведал выдачей кредитов нефтяным компаниям РФ).

Так, был старший сын премьер-министра РФ (Михаила Фрадкова) студентом МГИМО.
В начале 2005 года Фрадков младший вошел в руководство ОАО "Дальневосточное морское пароходство" — стал заместителем гендиректора ОАО по новым проектам.
В начале 2006 года он стал банкиром — возглавил Департамент структурных финансов Внешэкономбанка.

И т. д. и т. п.

Конечно, совершили свой подъем и прочие «дачники-учредители» — некто Владимир Смирнов, некто Николай Шамалов, некто Виктор Мячин, некто Юрий Ковальчук и брат Андрея Фурсенко — Сергей Фурсенко.
Они «поднялись» так, как хотели «подняться» — кто переехал в Москву (в высшую Олигархию), кто решил остаться дома, в Питере, но уже в другом качестве.

Так, Владимир Смирнов (председатель этого дачного потребкооператива «Озеро») был питерским предпринимателем, одним из основателей Ленинградской ассоциации совместных предприятий и, соответственно, постоянным партнером Комитета по внешнеэкономическим связям питерской мэрии и его главы Путина, соучредителем вместе с мэрией (точнее, с КВС Путина) ряда коммерческих фирм Петербурга (прим. 7).
Владимир Смирнов стал сначала (май 2000 года) «поставщиком двора» — гендиректором «государственного» предприятия под названием «Предприятие по поставкам продукции Управления делами Президента Российской Федерации». Задача этого предприятия состоит в том, чтобы «осваивать» бюджетные деньги — обеспечивать «всем необходимым» все «высшие органы власти РФ».
Потом (2002 год) «дачник-председатель» стал генеральным директором «государственного» же предприятия АО «Техснабэкспорт» с годовым оборотом около 1,5 миллиарда долларов. Задача этого предприятия — продажа российских ядерных материалов за рубеж.

Отступ. 5.
Возможно, Смирнов занял бы и более высокую должность в Олигархии, но у него возникли проблемы.
Спецслужбы Европы, расследуя связи колумбийской наркомафии на своем континенте, вышли на сделки фирмы немецкой фирмы СПАГ с лицами, которые подозревались в отмывания наркотических денег, и тамошняя пресса стала писать всякого рода неприятные вещи об этой немецкой фирме, создание которой было связано с именами Путина и Смирнова.
Подлили масла в огонь и некоторые российские СМИ, которые одно время много писали о деловых связях Владимира Смирнова, в частности, об его давнем бизнес-партнерстве с человеком, который одно время был в Питере известен под кличкой «Кум», пока не сменил, наконец, свою фамилию на другую (прим. 8).

Но — далее, о прочих «дачниках-учредителях».
Так, Виктор Мячин стал крупным акционером и совладельцем банка «Россия» (этим бывшим партийным банком владеют теперь физические лица — те, что в питерско-путинское время его акционировали и приватизировали. Подробнее об этом банке и его настоящих владельцах см. Приложение 2. Региональная Олигархия (на примере банка "Россия").

Так, Юрий Ковальчук стал крупнейшим акционером, совладельцем и руководителем того же банка «Россия», фигурантом составленного питерской деловой прессой «списка рублевых миллиардеров Петербурга».

Отступ. 6. ДЕТИ ОЛИГАРХИИ-2.
Здесь можно продолжить тему отцов и детей Олигархии.

Кем был и кем стал Ковальчук-старший?
Он был ближайшим бизнес-партнером Путина в его питерский период. Таким партнером он и остался, только масштаб этого партнерства стал куда больше — сообразно росту и его субъектов. Прежде частный банк «Россия», принадлежащий нескольким физическим лицам, был «своим» банком для питерского КВС (Путин).
Теперь этот же банк стал привилегированным партнером Газпрома — теперь этот сугубо частный банк (банк буквально Немногих) работает со всеми свободными деньгами этой крупнейшей «государственной» корпорации (подробнее об этом см. Приложение 2. Региональная Олигархия (на примере банка "Россия").
То есть, партнеры всё те же — неформальным главой Газпрома является тот же Путин.

Кем был и кем стал Ковальчук-младший?
Борис Юрьевич Ковальчук был студентом юрфака питерского университета. После работал, соответственно, юристконсультом управления ФГУП ЦНИИ "Гранит" в Санкт-Петербурге (1999-2006 гг.). В 2003 году он стал членом ревизионной комиссии петербургского банка "Россия" (вместо вышедшего из состава этой комиссии Андрея Фурсенко). Он же, Борис Ковальчук, был во главе компании «Инвестиционная культура», которая построила горнолыжный курорт «Игора» (открыт 28 января 2006 года) в Приозерском районе Ленинградской области (то есть, там же, где находится дачный кооператив "Озеро").

9 марта 2006 года Борис Ковальчук стал помощником первого вице-премьера Дмитрия Медведева.
18 апреля 2006 года 28-летний Борис Ковальчук стал главой Департамента аппарата правительства РФ по реализации национальных проектов. Хотя опыт его собственно административной работы (работы в госаппарате) к тому времени составил ровно 40 дней (как раз с 9 марта 2006 года).

Но — продолжим.
Так, Николай Шамалов, который прежде под кураторством путинского КВС поставлял стоматологическое оборудование фирмы «Сименс» в клиники Петербурга, стал крупным акционером банка «Россия» и хозяином своей стоматологической фирмы «Мастердент».

Так, Сергей Фурсенко стал (июль 2003 года) хозяином своего «питерского Газпрома» — гендиректором «Лентрансгаза», дочернего предприятия Газпрома.
Он же стал президентом питерского футбольного клуба «Зенит» (это, видно, «для души», хотя футбол теперь — и бизнес тоже).

4. Банк связей
Конечно, олигархия — это личное. Конечно, олигархия — это связи.
И поэтому олигархия — это многажды личное.
Потому что никаких связей строго одного рода («только деловые», «только личные» и т. п.) в России в их «чистом виде» не существует — всё вместе, всё переплетено. Это понятно, это известно.
Есть связи по «государственной» службе (мэрия), значит, есть связи «по бизнесу».
Потому что «государственный» чиновник, тем более, мэрский чиновник бизнесом не может не заниматься.
Есть связи по службе-бизнесу, значит, возникают связи и «по даче».
А как иначе? Дача — это место, где люди отдыхают, «расслабляются». А где это можно сделать? Только в кругу тех, с кем работаешь, с кем делаешь бизнес — с кем ты связан, кому ты не можешь не доверять. Только в кругу «своих» людей.
И т. д. и т. п. — по кругу.
Связи по службе-бизнесу логично и естественно переплетаются со связями дачными. И эта сложная «взаимосвязь связей» решает вопрос о «подъеме» того или иного человека «наверх».

Отступ. 7.
Так, например, бывший комсомольский работник Владимир Кожин трудится сейчас в Олигархии её «завхозом» — управделами «президента РФ».
Как он добился такого подъема?

Понятно, как. Потому что он создал в 1990 году советско-польское СП «Азимут Интернэшнл», потому что он стал гендиректором питерской Ассоциации этих СП, потому что он контактировал в таком качестве с главой КВ Путиным. Тому Кожин «глянулся» и он взял его с собой «наверх», в Олигархию.
Всё понятно, всё логично.
Но если бы не председатель дачного кооператива Владимир Смирнов, такого подъема бы не было. Был бы у Путина другой управделами.
Почему?

Потому что Смирнов был основателем этой самой Ассоциации, он ею «рулил», и это он заметил хваткого комсомольца Кожина, сделавшего своё СП с поляками, и это он предложил своим коллегам избрать Кожина гендиректором своей Ассоциации. Что и было сделано в марте 1993 года.
А дальше было то, что было.
А кабы «главного дачника Смирнова» не было бы, то и «управделами Кожина» не было бы тоже.

А связи служебные-деловые-дачные — логично же и естественно — переплетаются друг с другом и с другими — новыми, теми, что рождает новый уровень партнерства всех этих «связников».
Так, эти новые связи — это связи по «России», по банку, который вроде бы не имеет прямого отношения к работе питерского КВС и питерской мэрии, но который прямо связан с их чиновниками уже на личном уровне. Хотя бы потому, что бизнес-партнеры этих чиновников имеют к этому банку самое прямое, самое личное отношение.

Характерно: из восьми человек, учредивших дачный кооператив «Озеро», только двое (Путин и Смирнов) не были официальными акционерами бывшего партийного банка «Россия».
Все прочие — «банкиры». Кто-то из них был просто акционером банка, кто-то входил в его руководство. Но все они были связаны общими делами по этому банку.

Понятно, что эти банковские связи тоже работали на укрепление личных связей внутри питерской Олигархии.
Понятно, что они тоже работали и работают на «подъем». И многие, кто, так или иначе, был связан с этим банком, совершили этот подъем в «олигархическом лифте».

Так, некто Виталий Савельев в 1993-1995 годах был председателем правления банка «Россия».
Виталий Савельев стал зампредседателя правления по финансам «Газпрома» (2001-2002 годы), замминистра экономического развития и торговли (с весны 2004 года).

Так, некто Юрий Львов был членом совета директоров этого банка.
Юрий Львов стал замминистра финансов РФ (2000-2001 годы), председателем правления «Газпромбанка» (2002-2003 годы).

Так, некто Владислав Резник был сначала пайщиком еще партийного, обкомовского Коммерческого банка «Россия» и заместителем председателя его совета директоров (председателем был управделами Ленинградского обкома КПСС Аркадий Крутихин). В 1991 году этот же пайщик принимал участие в акционировании этого банка «Россия» и стал акционером этого, уже Акционерного банка «Россия».
Владислав Резник стал председателем кредитно-банковского комитета Государственной Думы и заместителем председателя фракции «Единая Россия» в этой же Думе.

И т.д. и т.п.

Отступ. 8.
Логичный вопрос: а работает ли этот банк «на подъем» сейчас, когда высшая Олигархия вполне сформировалась?
А почему нет?
Ведь люди остались, отношения остались. Банк «Россия» тоже остался на месте. Более того, он остался, но на месте не стоял — он процветает, как никогда, как никакой другой банк в России (см. приложение 2). Его руководители — на месте, и они стали еще влиятельнее. Его акционеры — на месте, и они стали еще богаче. А хорошие знакомые этих акционеров обрели новое, лучшее место — они стали самим «государством».
Так почему нет?
Тем более, что все случившиеся перемены только к лучшему — для этих людей и для этих отношений.

Понятно, что только условия этой «работы на подъем» изменились — сообразно как раз с этими переменами.
Например, те «политологи», кто следит за «коловращением высших сфер», обратили внимание на следующую последовательность следующих событий.
В конце 2003 года хозяин «Северстали» Мордашов, которого некоторые «политологи» называют обычно «придворным олигархом» (прим. 9), сделал довольно странный жест.
Он от лица своей компании купил 8, 8 процента акций банка «Россия». И заплатил он за этот пакет несуразно высокую цену (если рассчитывать стоимость акций так, как это обычно делается) — 600 миллионов рублей. Притом, что собственный капитал этого банка в 2004 году равнялся лишь 1, 2 миллиарда рублей (то есть, по этому показателю банк «Россия» был на 98-ом месте по России).

А после акта этой купли-продажи министром транспорта РФ стал Игорь Левитин, который прежде работал в структуре «Северстали».
Конечно, никто «свечку не держал».
Возможно, тут всё случайно — и такая цена, и такое назначение.
Тем не менее, последовательность событий именно такая, какая была.
«Сначала деньги, потом стулья» (кресло).

Отступ. 9.
И еще — о банках и деньгах.
Деньги, как известно, границ не любят — ищут, где лучше.
Так и Олигархия тоже по-своему интернациональна — дорожит личными связями, в том числе и полезными «связями с заграницей».
Например, когда нынешний «президент РФ» работал по профессии — служил в ГДР советским разведчиком, был у него доверенный партнер — коллега немец Маттиас Варниг, офицер гэдээровской «Штази».
С того времен они оба поменяли свой предмет занятий, но личному партнерству остались верны.
Бывший немецкий разведчик стал главой российского представительства немецкого «Дрезднер Банка», а его коллега — «высшим чиновником» России.
И теперь банку Варнига принадлежит более 30 процентов акций «Газпромбанка» — банка Газпрома, который находится под особой опекой (см. приложение 3) «президента РФ».

Он же, Варниг, как пишет «Коммерсант», будет управляющим директором в компании (North European Gas Pipeline Company), которая станет управлять работой Северо-Европейским газопроводом, проложенным по дну Балтийского моря. Как пишет та же газета, её «источник» в Газпроме подтвердил, что "кандидатура Маттиаса согласована в Кремле и, как только будет создана NEGPC, он будет назначен ее управляющим директором".

5. «Олигархический лифт»: пункт отправления и пункт назначения

Чем еще интересен этот «лифт»?
Не только своей динамикой — выехали люди из «точки А» и приехали в «точку Б».
Интересны и сами эти «точки» — региональная и верховная Олигархия.

А эти олигархии таковы, что их вполне можно счесть модельными.
Именно. Первая, питерско-региональная — есть модель собственно региональной русской олигархии, вторая — модель олигархии верховной.
И эти олигархии модельны настолько, что есть смысл рассмотреть каждую из них по отдельности (см. приложение 2 и 3).
Что тут можно будет увидеть?
И их особенности (вполне понятные — разные тут масштабы власти и владения), и их принципиальное подобие.
А оно тут неизбежно — потому что везде действует один и тот же принцип — олигархический Принцип. Устроены обе эти Олигархии одинаково в своем принципе — что в «точке А», что в «точке Б».

Отступ. 10.
Особенно он нагляден в «отношениях собственности».
Везде, на разных уровнях, происходит одно и то же — имущество Многих становится собственностью Немногих.
В одном случае собственностью Немногих становится Партийное имущество — банк «Россия» (в советское время это был единственный вид Общего имущества, потому что Партия была единственны реальным владельцем всего и вся).
В другом случае собственностью Немногих становится «государственное» имущество — Газпром (то, что де-факто и так принадлежит высшей Олигархии, потому что никакого иного реального владельца у того же Газпрома нет — за отсутствием в России Малого общества).
Качество олигархии везде одно и то же — разница лишь в количестве.
Разница в масштабе владения.
И этот масштаб растет по мере продвижения «олигархического лифта».

Но тут интересно не только эти точки — интересно взаимодействие между ними.
Именно. Ведь как выглядит ситуация?
Да, региональная Олигархия (как люди) проделала своё движения из «пункта А» в «пункт Б», и она в массе своей устроилась там, на высшем уровне.
Но значит ли это, что она оставила прежнее, «нагретое» свой место пустым и предложила занять «пункт Б» сторонним людям?
Нет, конечно.
Это было б и неразумно, это было бы просто небезопасно, это было бы «не по-хозяйски». В самом деле, как это: взять все «наработки», все свои труды — и отдать чужим людям?
Так не бывает.
Да, региональная Олигархия совершила свой подъем, но и былое место она оставила за собой — там, в «пункте А» действуют её надежные «агенты». Есть между этими «пунктами-точками» теснейшее взаимодействие — на пользу как этой «поднявшейся» Олигархии (той, что была региональной, той, что стала центральной), так и её «агентам» (неформальным членам этой олигархии или её бизнес-партнерам).
Потому мало следить за движением олигархов в этом «лифте».
Важно посмотреть и на это взаимодействия между двумя «точками-пунктами» (см. приложение 2).
Это важно потому, что такая «кооперация» есть одна из важнейших форм реализации интереса этой самой Олигархии, неотъемлемый элемент её «работы» и быта. Без учета этого взаимодействия трудно увидеть русскую олигархию во всей её полноте.
А тут это взаимодействие очень показательно.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.
Именно он, Юрий Молчанов, решил вопрос с трудоустройством подполковника КГБ Путина, когда тот в 1990 году вернулся из ГДР. Будучи проректором ЛГУ, Молчанов взял Путина к себе на работу в качестве своего же помощника по международным связям. Наступила эпоха СП, и такой помощник деловитому проректору был очень нужен.

В том же 1990 году Молчанов организовал фирму «БизнесЛинк» (международное посредничество, консультации и т.п.), которая начала работать с иностранными партнерами. Она и другими помогала создавать различные СП, и сама создала (уже при участии Путина) одно такое СП. В нем с одной стороны выступал ЛГУ, интересы которого представлял всё тот же Молчанов в качестве проректора, с другой стороны — американская компания «Procter & Gamble».
А посредником между ними был этот самый «БизнесЛинк» во главе с тем же Молчановым. Предметом сделки стала недвижимость, которая принадлежала ЛГУ. Суть сделки (по сообщению газеты «Русская мысль» от 20 декабря 2001 года) состояла в следующем: компания получала в своё распоряжение один из особняков ЛГУ на Университетской набережной под торговлю американским мылом и стиральным порошком, а ЛГУ — 1 процент доходов от этой торговли.

В 1993 году (когда Путин был уже главой КВС) Юрий Молчанов вместе с сыном Андреем создал строительную корпорацию АОЗТ СК «Возрождение Санкт-Петербурга» — на основе, как сообщает та же газета «Русская мысль», приватизированного «по Чубайсу» (в обмен на ваучеры) стройкомбината Дзержинского района Петербурга.

Позже Молчанов стал председателем Совета директоров Группы компаний «БизнесЛинк».
А ноябре 2003 года он был назначен вице-губернатором Санкт-Петербурга по строительству, который, как сказала губернатор Валентина Матвиенко, представляя его местной общественности, будет ведать вопросами имущественных и земельных отношений в городе, а также — привлечением крупных инвестиций в Питер и курированием его стратегических проектов.

Прим. 2.
Благодаря помощи этих юристов (Медведев, Козак) Путин смог преодолеть скандал, который возник вокруг него начале 90-х. Он возник после того, как комиссия местных депутатов («комиссия Марины Салье»), созданная в январе 1992 года, проверила деятельность КВС за 1991 год.
Тогда в Питере с едой был плохо, и потому решено было повести через КВС операцию (условно) «Сырье в обмен на продовольствие». Решено был продать за рубеж нефть, лес, металлы и т. д. и получить еду.
Но всё кончилось неудачей, что потом признал и сам Путин: «Некоторые фирмы не выполнили главного условия договора — не завезли из-за границы продукты или завезли их не в полном объеме. Они нарушили обязательства перед городом: я считаю, что город, конечно, не сделал всего, что мог».

Депутаты стали разбираться и обнаружили со стороны КВС и нарушения установленного порядка ведения дел, и просто странные действия.
Это и странно большие посреднические проценты (от 25 до 50 процентов), которые получали за свои услуги фирмы-посредники, обещавшие доставить еду в Питер.
Это и странно маленькие штрафы для этих фирм (от 2 до 10 процентов) — в случае невыполнения ими своих обязательств.
Это и странное оформление соответствующих договоров КВС с его «партнерами», которое было таким, что «в случае чего» ни один суд их бы не принял бы их к рассмотрению.
Это и выдача лицензий на вывоз сырья, которые КВС не имел права выдавать.
Это и заниженные (на порядок) цены на это сырье, которое фирмы-посредники должны были менять на еду для Питера.
Это был и вовсе бесследно пропавший алюминий, который за рубеж вывезти — вывезли, а на каком основании, что и кто за него получил, неясно.
И т. д. и т. п.

Как итог — убыток для города, который составил чуть меньше 100 миллионов долларов.
Нарушений было много, а убытки были велики, и питерские депутаты стали требовать от Собчака отправить своего «ученика» в отставку.
Но юристы городской администрации (Козак, Медведев) показали себя профессионалами — они нашли достаточные формально-юридические аргументы для того, чтобы эта отставка не состоялась. Согласно этим аргументам, во всем виноватыми оказались фирмы-партнеры. А КВС можно было бы обвинить только в удивительной наивности его руководства — его «обманули», его «подвели партнеры».

Прим. 3.
Так, бывший коллега Миллера и бывший подчиненный Путина Андрей Круглов стал в апреле 2003 года главным финансистом «Газпрома» — возглавил Департамент корпоративного финансирования, сменив на этом посту «человека Волошина» (то есть, человека старой Олигархии) Александра Семеняку.

Так, бывший замгендиректора «Ленэнерго» Михаил Аксельрод стал начальником Департамента инвестиций и строительства «Газпрома».

Так, бывший топ-менеджер радио «Балтика» Александр Дыбаль стал руководителем Департамента информационной политики «Газпрома», а также главой совета директоров компании «Газпром-Медиа» (сменив на этом посту Альфреда Коха), задача которой — «политически грамотно» управлять теми СМИ, которые принадлежат «Газпрому» или контролируются им.

Так, бывший директор гостиницы «Астория» Александр Красненков (до её приватизации питерской мэрией в 1991 году он служил переводчиком при этой гостинице) тоже стал одним из руководителей «Газпрома», то есть, директором его Департамента по управлению имуществом и корпоративным отношениям (2001-2003 годы). Потом он стал замом гендиректора 100-процентно «государственного» ОАО «Совкомфлот», где председателем совета директоров был (с 21 августа 2000 года) всё тот же, замглавы администрации «президента РФ» Дмитрий Козак (с июня того же, 2000 года).
И т. д. и т. п.

Прим. 4.
Например, некто Антон Иванов был однокурсником Дмитрия Медведева по юрфаку ЛГУ и сотрудничал вместе с ними (а также, конечно, группой авторов) в написании учебника гражданского права для вузов.
Стал в июле 2005 года, по рекомендации своего соавтора (председателем совета директоров ОАО «Газпром») первым заместителем гендиректора ОАО «Газпром-Медиа». Чуть позже, в январе 2006 года был, в возрасте 39 лет стал (хотя и не имея опыта судейской работы) Председателем Высшего арбитражного суда России, разбирающего споры хозяйствующих субъектов».
Как пояснил сам Иванов, «это была инициатива главы администрации президента Дмитрия Медведева».
А когда депутаты Совета Федерации спросили Александра Котенкова, представителя Путина в этом «Сенате» (он представлял кандидатуру этого Иванова им на формальное утверждение), как всё-таки так может быть, что председателем Высшего арбитражного суда РФ предлагается человек, который ни в каком суде не проработал не одного дня, тот ответил просто: «Прежде всего это выбор президента».
Кандидатура Иванова была утверждена подавляющим числом голосов Совета Федерации.

Например, некий юрист Сергей Казанцев был в Питере руководителем городского жилого фонда, а другой его коллега Сергей Маврин — просто коммерсантом, совладельцем ряда фирм. Но оба они были деловыми партнерами третьего питерского юриста, Николая Егорова, а тот, в свою очередь, был однокурсником Путина по юрфаку ЛГУ и его же деловым партнером (27 января 1992 года КВС Путина зарегистрировал ТОО «Санкт-Петербург Интертрейд», в котором КВС принадлежало 50 процентов уставного фонда, Егорову — 17 процентов).
И эти юристы-коммерсанты судьями Конституционного суда РФ (Казанцев стал судьей в 2002-м, Маврин — в 2004 году).
Самому путинскому однокурснику, Николаю Егорову, тоже пришлось поработать на «государство», выполнить его доверительное поручение. В 2004 году одной из юридических фирм Николая Егорова — «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» было поручено представлять в суде Катара интересы агентов ГРУ, обвиненных в совершенном там убийстве Зелимхана Яндарбиева, экс-вице-президента «независимой Ичкерии».

Прим. 5.
Фигура Леонида Реймана столь характерна, что иностранные комментаторы просто теряются — не знают, как, собственно, его и назвать.
С одной стороны, они тоже стали использовать, говоря о русских реалиях, слово «олигарх» в его ложно-немцовском толковании, они тоже поверили тому, что Путин «борется с олигархами». То есть, они исходят из того, что их, вроде бы, в России уже и нет.
А с другой стороны есть Рейман — таков, каков есть, согласно нарисованному в прессе и материалах различных судов портрету.

И как же его тогда называть?
Потому он назвали его так — рutingarh.
В самом деле, как называть такого человека, как его классифицировать?
Особенно если рассмотреть эту фигуру в созданных ею же обстоятельствах. И всё это (и фигура, и обстоятельства) очень смущает многих простодушных «немцев».

1.
Например.
В начале 90-х годов Рейман был замом директора Ленинградской телефонной городской сети (ЛГТС).
Когда началась приватизация, Рейман вместе с директором ЛГТС Яшиным принял в ней активное участие. В итоге возникла новая фирма — «Петербургская телефонная сеть» (ПТС), где Рейман был — по-прежнему замом, а тот же Яшин — директором. В принципе, обычная история.
Но далее всё пошло не так обычно — с рациональной или «собственно государственной» точки зрения.
Когда в моду вошли совместные предприятия с иностранцами, Рейман и Яшин вместе с англичанами создали СП «ПетерСтар».
Сначала это было СП как СП: частью его владел город в лице ПТС, частью — англичане. А потом город в лице Реймана свою часть акций продал своим иностранным партнерам — «почему-то». Таким образом это СП стало полностью английской собственностью. Как писали газеты того времени, тогдашний министр связи РФ Булгак был крайне недоволен и грозил Рейману всяким карами.
Но министра перевели на другое место работы и для Реймана всё обошлись.
Но вопрос о странностях этой сделки возник позже, в иностранном суде — в суде Британских Виргинских островов. Там акционеры компании «Мегафон» стали выяснять межу собой отношения. И им поневоле пришлось углубиться в историю питерской телефонной приватизации и такого же рода тамошних СП. И Энтони Георгиу (представитель английской стороны, которая выкупила в свое время «ПетерСтар»), в этом суде под присягой показал, как именно произошел этот выкуп.
Так, этот англичанин заявил, что он перечислил на личный счет Реймана в швейцарском банке 1 миллион долларов. И назвал даже номер счета — Credit Suisse № 761/309/12.
Помимо присяги, Энтони Георгиу подтвердил свои показания тем, что представил суду расписку, полученную им от Реймана. Там говорилось, что он эти деньги получил, в чем и расписывается — «согласен, платеж принял. Рейман». Факсимиле этой расписки перепечатали потом многие деловые издания за рубежом.

2.
Например.
В 1992 году у «Петербургской телефонной сети» появился новый партнер — учрежденная в том же году частная фирма «Петер-Сервис», которая стал поставлять новейшее телекоммуникационное оборудование как для ПТС, так и для прочих питерских операторов мобильной вязи. Эта фирма сотрудничала с Рейманом-Яшиным тогда, в питерский период их деятельности. Она продолжила делать это и позже — тогда, когда Яшин стал главой ОАО «Связьинвест», а Рейман — председателем его совета директоров.

Так, в новом своем статусе они решили модернизировать это предприятие. И они купили в 2004 году для него новое оборудование фирмы Oracle на сумму в 480 миллионов долларов — у его официального представителя в России. А таким представителем незадолго до этой покупки стала фирма «Петер-Сервис».
Из чего складывалась цена этого оборудования?
Собственно его стоимость составила около 180 миллионов долларов, а остальные 300 миллионов стали платой «Петер-Сервису» за его «услуги по обслуживанию» этого самого оборудования.
А чуть позже та же пресса стала писать об истории как фирмы «Петер-Сервис», так и её сотрудничества с руководителями «Связьинвеста».

Оказалось, что одним из учредителей фирмы «Петер-сервис» была Юлия Полтавская, жена Реймана (ныне бывшая). Как сообщила, опять же, пресса, учредительский взнос жены Реймана в уставный капитал фирмы составил всего 600 рублей, но это никак не помешало стать этой фирме в высшей степени успешным предприятием.

Конечно, с той поры фирма «Петер-Сервис» прошла перерегистрацию и теперь у неё иные официальные учредители. Это основанная по инициативе того же Реймана в 1994 году питерская компания «Телекоминвест» и его постоянный партнер — «офшорка» из Люксембурга ComPlus Holding.
Как сообщила та же пресса, именно эта фирма выкупила у жены Рейман её долю в «Петер-Сервис», после чего Юлия Полтавская поселилась в одном из особняков датского города Копенгаген (получая вид на жительство в Дании, она указала его как свою собственность).

3.
Показательна тут история и самого питерского «Телекоминвеста», созданного Рейманом.
Как он возник?
В период питерской приватизации Рейман и Яшин разбили государственную ЛГТС на две компании — слишком-де громоздкая это была структура. А две фирмы, получившиеся в ходе этого разделения, образовали еще около 20 дочерних фирм (в их числе и «Северо-Западный GSM», из котрого вырос нынешний «МегаФон»).
А потом Яшин-Рейман стали эти фирмы вновь объединять — слишком–де всё раздроблено, неудобно управлять и координировать разросшийся телефонный бизнес. И в 1994 они создали государственный холдинг по имени «Телекоминвест», который объединил многие предприятия связи.

Но, не прошло буквально и года, как эти питерские связисты продали свежеучрежденный холдинг неким иностранцам (или, скажем так, условным иностранцам), так как контрольный 51-процентный пакет его акций купила неизвестно кому принадлежащая «офшорка» по имени First National Holding (FNH), учрежденная в Люксембурге.
Конечно, формальный учредитель у неё был — франкфуртский «Коммерцбанк», третий по величине банком Германии. Но дело в том, что банк этот — банк особый, тот, который практикует так называемую «аренду имени», то есть, он только учреждает от своего имени сякого рода «офшорки», а реальным хозяином их может быть кто угодно. Тайну имени реального владельца банк хранит свято, как банковскую тайну. Позже немецкая прокуратура заинтересуется этой сделкой: в банке и его фирмах-партнерах полиция произведет «выемку документов», член руководства «Комерцбанка» Андреас де Мезьер подаст в отставку, а против главы банка Клауса Петера Мюллера начнется следствие. Немцы обвинят его в соучастии в «размывании государственных активов» «Телекоминвеста» и его, соответственно, незаконной приватизации с отмыванием денег в «офшорках», созданных этим банком.

Таким образом, «Телекоминвест» постигла судьба «ПетерСтара». Был он российским, «государственным» — стал если не иностранным, то офшорным с непонятным владельцем во главе. Что оставляет, понятно, самое широкое поле для понятных же подозрений касательно покупателей. Ведь, как показывает свежий русский офшорный опыт, часто — или, скорее, обычно — продавец и покупатель оказывается одним и тем же лицом.

Тем более, что последующая перепродажа «Телекоминвеста» эти подозрения не развеяла.
Так, вскоре одна "офшорка" продала его другой "офшорке", и, в конце концов, его хозяином оказался бермудской офшор под названием «Инвестиционный Фонд IPOC». И тут, наконец, имя хозяина и этого "офшора", и, соответственно, "Телекоминвеста" было названо.
Им оказался некий датский адвокат Джеффри Гальмонд.

И тут обнаружилась еще одна "случайность".
Оказалось, что этот Гальмод — вовсе не чужой Рейману человек, а его давний, еще с 1991 года, коммерческий партнер Реймана, который создал с ним тогда, в 1991 году, первое питерское СП в области мобильной связи «Дельта Телеком», зарегистрированное, как водилось, в КВС питерской мэрии.
Более того, были тут и личные связи.
Именно он, датчанин Гальмонд оказался работодателем жены Реймана Юлии Полтавской, которая после продажи своей доли в «Петер-Сервисе» перешла на работу в принадлежащую Гальмонду датскую фирму «Danco Finance».
Именно эта фирма назвала себя официальным владельцем копенгагенского особняка, где поселилась Полтавская.

Конечно, всё это довольно странно.
Получается, что некий датский адвокат, который еще в начале 90-годов бегал по Питеру и помогал питерским чиновникам учреждать свои СП, оказался крупнейшим российскими телекоммуникационным магнатом, датским «монстром» русского рынка мобильной связи.
Странно это?
Странно.

Но получается именно так — формально и официально.
Именно этот адвокат является оказался» основным акционером «Мегафона». Потому что Гальмонду принадлежит «Телекоминвест», а «Телекоминвест» владел (на конец 2004 года) примерно 37 процентов акций «Мегафона». А стоят эти проценты примерно 1 миллиард долларов. Помимо этого еще 6 процентов акций «Мегафона» оказалось в прямом владении гальмондовской «офшорки» IPOC. Таким образом, в распоряжении Гальмонда на тот момент оказалось 43 процента акций «Мегафона».
Именно этот адвокат оказался хозяином частного российского «Связь-банка», через который проходят все финансовые потоки российской почты, в том числе и пенсии. Потому что 95 процентов акций этого «Связь-банка» в июне 2004 года было куплено неким частным ОАО «РТК-Лизинг», основным акционером которого (через тот же «Телекоминвест» и ряд других фирм) является всё тот же Гальмонд.

Конечно, теоретически, деньги российской почти должны проходить через государственный, конечно, «Федеральный почтовый банк», создание которого планировалось Министерством связи РФ еще в 2001 году. Но этот банк министерством Реймана так не был тогда создан. И потому за «Государство Российское» продолжает работать хороший знакомый Реймана датчанин Гальмонд.
Получается, конечно, странно. Особенно если учесть специфику русских чиновных нравов.
Получается, что чиновник ничем решительно не владеет, а его партнер, некий датский адвокат, владеет огромным куском рынка мобильной связи в России и оказывается богатейшим человеком России, банкиром и телекоммуникационным магнатом.
Это не странно, а очень странно.

4.
Есть тут и другие странности.
Так, Рейман говорит, что к «Менафону» он не имеет никакого отношения — личной заинтересованности в его коммерческих успехах у него нет.
Но, когда гальмондовская «офшорка» IPOC и фридмановская «Альфа-грпп» заспорили из-за контрольного пакета акций «Мегафона», у Фридмана тут же возникли проблемы с «государством» в лице министерства связи (Рейман). Точнее, проблемы возникли у принадлежащего Фридману «Вымпелкома», который владеет другим оператором сотовой связи — «Билайном».
Так, Министерство связи РФ вдруг вспомнило то, что не вспоминало 5 лет. Оно заметило, что у самого «Вымпелкома» нет лицензии на оказание услуг оператора мобильной связи, а есть она только у его «дочки» КБ Импульс. А это — нарушение.
И в феврале 2004 года прокуратура возбудила против «Вымпелкома» по этому поводу уголовное дело.
Так, пошли откуда-то слухи, что у «Альфа-банка» есть проблемы, и у него начался отток вкладчиков.
И для спасения ситуации его глава Михаил Фридман был вынужден закачать в свою банковскую сеть 1 миллиард долларов.
Так, налоговые органы вдруг «вспомнили», что у «Вымпелкома» есть долги перед государством по налогам — недоимка за 2001 год в 157 миллионов долларов.
И предъявили ему соответствующую претензию в декабре 2004 года. А это уж прямой намек — все помнили, что «дело Ходорковского» начиналось именно так.

Из-за чего возник этот спор?
Спор возник из-за того, что один их акционеров «Мегафона», компания «LV-Finance», владевшая 25, 1 процента его акций «Мегафона», еще в 2001 году обещала продать свои акции именно «Гальмонду» и даже подписала все бумаги по этому поводу. Но обещания она своего не сдержала. 5 августа 2003 года она эти акции продала конкуренту «Мегафона» (Гальмонда), фридмановской «Альфа-групп», владеющей — через «Вымпелком» — другим оператором мобильной связи, «Билайном».
Фридман дал за этот пакет акций больше — 300 миллионов долларов.
Журнал «Форбс» (№ 3, 2004 год) прокомментировал эту ситуацию так, когда написал о неком Рожецкине (главе «LV-Finance») следующее: «Рожецкин был таким же доверенным лицом для главы Минсвязи Леонида Реймана, как Игорь Макаров из «Итеры» для прежних руководителей «Газпрома». Он держал 25,1 % акций «Мегафона» для Реймана и в интересах Реймана. Через три года после создания «Мегафона» Леонид должен был отдать эти акции Рейману и получить «за охрану» какие-то деньги. Но когда подошел срок, Рожецкин послал Реймана: «У тебя нет никаких прав на этот пакет. О тебе ничего в документах «Мегафона» не сказано».

5.
Странностей много.
Например, когда Рейман стал в 2004 году министром связи во второй раз, а в августе того же года — председателем совета директоров ОАО «Связьинвест» (его гендиректор — всё тот же Валерий Яшин), он тут же, ускоренно начал готовить его приватизацию — продажу, которую назначил на 2005 год.
И это смутило многих.

Во-первых, непонятным были мотивы продажи.
Ведь сам министр экономического развития Герман Греф сказал в том же 2004 году, что эта госкомпания «приносит стабильный доход, и нет никакой нужды торопиться с ее продажей». И, тем не менее, началась предпродажная подготовка этой компании.

Во-вторых, эта предпродажная подготовка пошла очень странно.
Обычно продавец хочет продать свой товар дороже, а покупатель хочет купить его дешевле. И это понятно и логично. Тут же было всё наоборот — так, как если бы Рейман был не продавцом, а её покупателем.
Рейман тут же начал сбивать цену на эту компанию.
Так, он сказал, что остающиеся у «государства» 75 процентов акций этой компании (25 процентов этих акций уже были ранее проданы Соросу и Потанину) должны стоить не дороже 2 миллиардов долларов. Это, было, конечно, очень странно, потому что примерно за такие же деньги (точнее, за 1,875 миллиарда долларов) и был ранее продан этот самый 25-процентный пакет «связьинвестовских» акций.
А тут — целых 75 процентов.
Странно.
Тем не менее, Рейман объявил именно такую, демпинговую цену — 2 миллиарда долларов.
Чем это объяснить?

Рыночные аналитики и эксперты дали свой ответ на этот вопрос. Они сказали, что у «Связьинвеста» есть только один реальный покупатель (который его и купит непременно) — это «Телекоминвест» Гальмонда.
Но в 2005 году эта распродажа не состоялась. Начались суды за рубежом по поводу «Мегафона», там стали трепать имя Реймана, показывать его расписку, говорить о «классических схемах отмывания» и т. д. и т. п.
Тем более, что речь шла уже не только об имени Реймана. В 1998-1999 годах главой московского представительства питерского «Телекоминвеста» (предполагаемого привилегированного покупателя «государственного» «Связьинвеста») была Людмила Путина.
Было решено «клеветникам России» пищи для «домыслов» не давать — продажу «Связьинвеста» перенесли на 2006 год. (В 2006 году её перенесут на 2007 год).

6.
Словом, странных обстоятельств тут много.
Они до того странные, что и сам Джеффри Гальмонд не выдержал — решил внести ясность.
12 ноября 2004 года он собрал специальную пресс-конференцию, чтобы самому прояснить суть своих отношений с Рейманом.
Там он сказал, что он всегда работал с Рейманом в «тесной связке», они стали «хорошими друзьями» и, вообще, без Реймана Гальмонд «не смог бы сделать очень многого», потому как российский министр связи — «прекрасный организатор, прекрасный бизнесмен».

Понятно, что такая помощь (даже совершенно бескорыстная) смотрится странно, а такие объяснения только рождают новые вопросы.
Потому что неясно, почему министр связи РФ помогает (пусть и совершенно бескорыстно, пусть и своему давнему знакомому) иностранному бизнесмену — одному из многих.

Видимо, из этих понятных "непоняток" Гальмонд там же дал объяснение своим «объяснениям».
Он сказал, что он всегда хотел отблагодарить Реймана за его помощь, благодаря которой он, Гальмонд, стал телекоммуникационным магнатом России. Он сообщил, что еще в 1997 году он подписал специальный «траст» в пользу Реймана (род доверенности или завещания при жизни), по которому он мог бы получить часть того, что он, Гальмонд, с помощью Реймана заработал. Это случилось бы в том случае, если б Гальмонд вышел бы из бизнеса и решил реализовать, наконец, свою благодарность на деле.
При этом датчанин еще раз подчеркнул, что «господин Рейман никогда не являлся акционером никакой компании».

Но, как сказал тот же Гальмонд, Реймаг является «выгодоприобретателем».
А именно: «Я назначил господина Реймана в качестве потенциального выгодоприобретателя в 1997 году, тогда я принял решение о продаже своей части в телекоммуникационном бизнесе».
Датчанин пояснил, что это такое: «Выгодоприобретателей назначает траст в качестве потенциальных людей, которые получат деньги в ходе распределения денег либо акций».
Таким образом, по Гальмонду, «с 1997 года Рейман был потенциальным выгодоприобретателем», и «он является выгодоприобретателем, мы ничего не меняли». Просто «в настоящее время траст находится в спящем состоянии, он пока не действует. Мы ничего не меняли».

Понятно, что Гальмонд хотел, «как лучше» — хотел сказать, что Рейман сейчас ничем не владеет.
И сказал это.
Но сделал он это таким образом, что простодушные «немцы» стали недоумевать еще больше, глядя на фигуру и обстоятельства этого «путингарха».

Прим. 6.
Фирмы «Международный центр делового сотрудничества», компании АО «ТЭМП», АО «Бикар», ЗАО «Корпорация «СТРИМ» и другие коммерческие предприятия.

Прим. 7.
Владимир Смирнов вместе с Путиным летом 1992 года выезжал в Германию. Там они убедили своих немецких «партнеров» создать немецкую же фирму СПАГ (или SPAG — S. Peterburg Immobilien und Beteilgungen Aktiengesellshaft).
По мысли Смирнова-Путина, эта СПАГ должна была помочь питерской мэрии и питерскому же бизнесу коммерчески использовать питерскую недвижимость. Она должна была быть той иностранной фирмой, с которой питерская мэрия и питерский бизнес будут учреждать всевозможные немецко-российских СП для «освоения» этого «недвижимого ресурса» Петербурга.
(Позже Путин, а затем Герман Греф войдут в консультативный совет этого СПАГа, а Смирнов станет членом его правления).
Он же, Смирнов в сентябре 1994 года реализовал другую свою совместную с мэрией бизнес-инициативу — создал и лично возглавил городскую компанию ЗАО «Петербургская топливная компания» (ПТК) — для «преодоления топливных кризисов в городе». У неё появились свои акционеры, среди которых оказались и «дачники-учредители» — Юрий Ковальчук и Виктор Мячин.
В 1996 году другой «дачник-учредитель» — Путин от имени города наделил ПТК особыми льготами и она стала монополистом питерского бензинового рынка.
И эта «бензиновая компания» ПТК сама по себе очень показательна — и своей историей, и своими кадрами, и своей ролью в истории питерской региональной олигархии.
Все олигархии подобны друг другу — принцип у них один. А коммерческие предприятия, учреждаемые олигархией, подобны своему учредителю. Подобно тому, как питерская олигархия стала исходной «точкой А» для олигархического подъема своих членов челнов, так и эта ПТК тоже сыграла роль своего рода «стартовой площадки» для многих бизнес-партнеров олигархии Питера.
Так, например, некий офицер КГБ Александр Козлов проработал гендиректором ПТК некоторое время — недолго. Но потом он последовательно стал вице-президентом компании «Алмазы России-Саха», заместителем управделами «президента РФ» (2000-2004 годы) и заместителем председателя правления «Газпрома» (с марта 2005 года).

Прим. 8.
Речь идет о Владимире Барсукове, прежде более известном под фамилией Кумарин (до её официальной смены) и, соответственно, по кличке «Кум».
В своё время Кумарин-Барсуков был судим за рэкет и считался лидером «тамбовской группировки», действовавшей в Питере. Именно так его однажды назвал глава питерской милиции генерал Пониделко, но Кумарин-Барсуков в суде доказал, что всё это ложь и клевета.
Смирнов и Кумарин-Барсуков были, действительно, давними деловыми партнерами.
У них была общая фирма «Девелопмент & Консалтинг». Они были совладельцами ЗАО «Знаменская», которую учредила в 1994 году немецкая фирма СПАГ (учрежденная, в свою очередь, немцами по инициативе Смирнова и Путина).
В 1998-2000 годах Кумарин-Барсуков работал в должности вице-президента упомянутой выше «бензиновой» компании ПТК, которую возглавлял Смирнов.
Они же, Смирнов и Кумарин-Барсуков, стали совладельцами охранной фирмы «Управление ПНИ», которая с 1998 года стала охранять дома дачного потребкооператива «Озеро».

Прим. 9.
Тут явная ошибка — в том, что касается «олигарха».
С политологической точки зрения Мордашов не олигарх, конечно, а плутократ.
Олигарх тут тот, у кого Мордашов разрешения просит на то или иное свое действие (например, продавать ему свою «Северсталь» иностранной компании Arselor или нет).