Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1 к части 4.
"Олигархический лифт"

Приложение 2 к части 4.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3 к части 4.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что
наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было

Глава 3.
Что и как делать

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Малое общество
России:
это объясняет
и именует многое

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
особый путь России

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
Исправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему всегда
"Россия гибнет"

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему Москва такая

Глава-приложение 8.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны


ПРИЛОЖЕНИЯ К КНИГЕ

ЧАСТЬ-ПРИЛОЖЕНИЕ 6.
ОРДЫНСТВО: И ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ

Глава-приложение 4.
Почему «власть»?

1.
Если послушать, что и как говорят русские массовые люди, многое покажется странным. Особенно если сравнить говоримое с европейской (скажем так) манерой выражаться.
Например, это странное слово «власть» — оно тут очень характерно.
Русский «политический» язык на удивление неконкретен. Когда говорят о чиновниках, люди редко уточняют, о ком или о чем именно (какой структуре) идет речь. Обычно везде звучит одно и то же слово — «власть».
Имеют в виду, скажем, «президента РФ» — говорят «власть».
Имеют в виду правительство РФ — говорят «власть».
Имеют в виду Государственную Думу — говорят «власть».
Имеют в виду чиновников местного уровня — звучит то же самое слово «власть».
Словом, всех, кто наверху, называют «власть» — это общее для них слово.

И звучит это странно, конечно.
Странность эта будет наглядной. Если сравнить эту манеру говорить с европейским обычаем, известным хотя бы по иностранным фильмам.
На Западе, как известно, нет привычки легендировать или мифологизировать органы управления. Там, напротив, есть тяга к конкретике, странно звучащей для русского уха. «Я работаю на правительство», — говорит Джеймс Бонд и прочие секретные агенты, как и несекретные наемные работники этого правительства. И всем ясно, о чем идет речь.

Здесь — иначе.
Здесь звучит это страшноватое и неуточняемое слово «власть» — без каких-либо различений по сути.
«Власть» — и всё.

Странность эта будет тем более наглядной, если представить, что так же, как и русские, начали говорить, скажем, англичане или американцы. Скажем, вместо слов «правительство» и «президент» они стали говорить это обезличенное (и страшноватое в своей обезличенности) слово «власть» — Power в его английской версии. Power решила то, Power делает это, Power хочет то-то и то-то, и т. д.

Звучит, действительно, страшновато, как если бы речь шла о сценах из какого-то голливудского боевика, где повествуется о тоталитарном будущем человечества.
А в России — это нормально. Привычно. Куда более привычно, чем какая-либо конкретика, вроде «президента» или «правительства».
И звучит эта «власть» так, как если бы речь шла некой внешней и неизменной силе, тяжкой грозовой тучей «обсевшей» русскую землю, диктующей её «населению» свою волю и свои законы.

Отступ. 1.
Такое впечатление рождает и такая манера речи, и соответствующие интонации. Всё вместе только усиливает впечатление и этой «отдельности» власти, и особой её сущности, никак не зависящей от «населения».
Один лишь пример.
Так, на канале «Культура» российского ТВ была придумана в свое время авторская передача, которая называется «Кто мы? Казнить нельзя помиловать». Там речь идет о русской истории, о переломных её моментах, в которых формировалось русское самосознание, и т. д. И показательно тут как само понимание проблематики, которая тут исследуется, так и её «презентация» в рекламном ролике этой передачи.
А там закадровый голос раскрывал её содержание так: «Тайны российской власти от средневековья до ХХ века». Об этом-де передача. Всё это, мол, вы увидите, если посмотрите наш телепродукт.

Понятно, о чем речь. Но речь эта, если вслушаться в неё, очень странная.
В самом деле, ведь охват времени в этой передачи большой — «от средневековья до ХХ века». Известно, что за это время сменилось в России немало царей, были разные «режимы», была смена периодов в русской истории — период Царский сменил период Партийный. И «власти» объективно были разные. Одно дело царь, другое — лидер партии. Всё-таки разница.

Но все эти разные субъекты правления названы одинаково — «власть». И говорится о ней так, как если бы это была некая единая и неизменная сущность (прим. 1) — сущность отдельная (сама по себе) и непознанная (ведь «тайны»). А потом, опять же, и страшноватая своей непонятностью.

2.
Почему везде и всюду одно лишь слово — «власть»?
Если отвечать на этот вопрос кратко, то тот же самый ответ. «Потому что ордынство».
Что в нем главное?
Главное — власть.
Потому что — что такое Орда?
Это — власть в чистом виде, когда нет ни страны, ни государства, ни, тем более, общества, а есть именно власть и подчиненные ей массы. Недаром в самом слове «Орда» заключено всё — это и территория, это и ханская ставка, это и военная сила (армия во многих тюркских языках называется именно так — «орда»), а в армии, как известно, идея власти доводится до своего абсолюта (приказ и подчинение, более ничего).

Слово «власть» звучит повсеместно потому, что такова русская массовая «политическая культура», то есть, культура власти.
А в культуре власти главное есть сама власть. Вот о ней и говорят.
Собственно ордынская сущность этой культуры тут так и обнаруживается — через такое словоговорение.
Прежде говорили «Орда», сейчас говорят — «власть».
Слова поменялись, а суть этой властной культуры осталась неизменной.
О том люди и говорят, когда говорят это повсеместное слово «власть». То, что вчера было «Ордою», сегодня стало «властью».

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Что характерно. Даже тогда, когда новейшие веяния велят русскому массовому человеку говорить о разных властях (власть судебная, власть исполнительная и власть законодательная), он всё равно находит способ говорить об одной и единой власти — многовластие для него просто немыслимо.
Он говорит о «ветвях власти».

То есть, власть, конечно, одна (как иначе?), но у неё есть просто разные филиалы или отделения, нечто вроде «ветвей», отходящих от единого ствола. Так в России и говорят — «законодательная ветвь власти», «исполнительная ветвь власти», «судебная ветвь власти».
И это кажется привычно, нормальным и единственно возможным.
А как иначе? «Три власти»?
Такое русскому массовому человеку даже страшно себе и представить.
Такое просто не укладывается в его голове. Многовластие так же страшно, как и безвластие.
Это практически одно и то же. И это страшно, конечно.

«Власть» для массового человека может быть только одна. Всё иное — нонсенс. Или Смута. Что есть беда и катастрофа, и её быть не должно.
Поэтому это формальное многовластие сам русский массовый язык бессознательно заговаривает — говорит о «ветвях» единой власти. Так-де будет правильно. Так не страшно — есть собственно «власть», одна и незыблемая, как некий ствол, и есть лишь её «ветви». Совсем не страшно.
Это даже подсознательно успокаивает (вербально): есть ствол, есть ветви — есть крепкое, раскидистое дерево.
Нормально.