link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны


ЧАСТЬ 6.
РУССКАЯ ОЛИГАРХИЯ: И ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ


Глава 5.
Почему в России беззаконие

1.
Люди порой удивляются этому беззаконию и задают вопросы, подобные этому. Хотя удивляться надо было бы этому удивлению. Ибо дивиться нечему. Всё именно так, как и должно быть. И просто странно искать законность там, где её быть не может по определению.
Ответ всё тот же — «потому что Олигархия».
И потому никакой законности (той, которую тут ищут) в России быть просто не может.

И эта оговорка «той, которую ищут» тут важна. Потому что законность бывает разная. Ведь никто не скажет, что в современной России нет законов, судов, и их решений. Это всё есть. И человека, укравшего курицу, как правило, наказывают.
И, тем не менее, люди говорят о беззаконии.
Почему?

Именно потому, что законность бывает разная.
Именно потому, что той законности, которую они тут ищут, они не находят.

Есть законность, существующая в государстве-республике.
Это законность, которая рождается в обществе, поэтому это законность, общая для всех, и потому все, как правило, следят за её соблюдением. Люди все вместе следят за соблюдением законности, потому что это их законность.
Эта законность — явление социальное.

Есть другая законность, существующая при олигархии.
Это законность существует в не-обществе, поэтому это законность Олигархии.
Она законы разрабатывает, и она их сама же принимает.
Она же её применяет, и она же следит за её соблю-дением, потому что это её законность. Это не есть законность «населения».
Эта законность — явление олигархическое.

Отступ. 1.
Потому «население» к российским законам так и относится.
И это многое объясняет — в том числе и пресловутую «низкую правовую культуру населения» (прим. 1).

Олигархическая законность не есть инструмент справедливости. (Справедливость — явление социальное, оно живет только в социальности).
Олигархическая законность есть инструмент Олигархии, при помощи которой она организует жизнь на её территории и её «населения».

Поэтому в этой законности есть «общечеловеческие» нормы (похитителя курицы наказывают) — элементарный порядок в стране нужен всем, в том числе и Олигархии. Потому эта законность во многом похожа на социальную законность.
Во многом. Но не в принципе.

А в принципе она отличается от социальной законности.
Потому что это законы Олигархии, устанавливаемые ею, не обществом, это законы Немногих, используемые в интересах Немногих же.

То есть, если пешехода собьет человек из «населения», то Олигархия его накажет — по закону. А если это сделает член этой Олигархии, то он, понятно, наказания избежит — тоже по закону. Просто в последнем случае он будет «правильно» интерпретирован.
Именно потому, что наличная законность есть инструмент Олигархии.

Отступ. 2.
Это признал и сам первоолигарх, когда сказал, что у «государства» есть «дубина», и оно может её использовать (прим. 2).

Всё просто: законы устанавливает тот, кто может это делать.
Может ли это делать «население»?
Нет, конечно.
Это может делать только Олигархия. Это она и делает. И делает, понятно, прежде всего, в своих интересах. Что логично и естественно.

Поэтому законность в России — олигархическая. А эта законность равна беззаконию.
И какой-либо иной законность при олигархии быть не может.

Подобно тому, как государство-республика есть синоним законности (неправовым оно быть не может в принципе), так и олигархия есть синоним беззакония (правовой олигархия быть не может в принципе). Что очевидно (прим. 3).
Потому и странно удивляться беззаконию.

Это удивление равно нежеланию видеть очевидное.

Отступ. 3.
Только этим нежеланием видеть очевидное можно объяснить и ссылки на «депутатов»: как же так, мол, ведь законы принимают депутаты?
А они должны принимать «хорошие» законы — они «народом избраны».

Но эти «депутаты» могут принимать лишь те законы, которые они и принимают, ибо собственно депутатами они объективно не являются и быть депутатами они объективно же не могут.
И виновата в этом вовсе не «плохая власть».
Проста такова реальность.
И иной она быть сейчас не может (прим. 4).

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Дело вовсе не в «низкой правовой культуре» русских, о чем порою говорят. С таким же успехом немецкий комендант в русском городе мог бы обвинять в «низкой правовой культуре» русских партизан, которые не выполняли его указаний. Дело вовсе не в этом.

Дело в том, что «население» не считает эти законы своим законами. Эти законы — законы «власти», а она — известно, какая. Потому, считает «население», её законы не грех и нарушить. И есть в этом даже некоторая доблесть.

Поэтому в России к бандитам как социо-культурному типу двойственное отношение.
С одной стороны, они, конечно, бандиты. С другой — почти герои (а «Бумер — «культовый фильм»): еще бы, ведь они «власти» кукиш показывают. И многие слушают «блатняк» как свою, «народную» музыку, где есть «правда жизни».

Потому к тем, кто выдает «властям» нарушителей закона, люди относятся плохо.
Про таких говорят так, как если бы дело было в тюрьме — говорят, что они «стучат», что они «стукачи».
Почему так?

Потому что эти «их» законы — «не наши». Так человек сидящий в тюрьме, не считает тюремные правила, установленные её администрацией, своими. Это её правила. А этот «человек сидящий» живет там, как известно, по другим правилам.

Прим. 2.
В октябре 2000 года Путин дал интервью французской газете Фигаро», где сказал и о «борьбе с олигархами». Он дал понять, что «олигархов» (плутократов, то есть) он не боится.
Почему?

Потому что есть у него хороший инструмент воздействия на них. А именно: «Государство держит в руках дубину, которой бьют всего один раз. Но по голове».
Что это за «дубина», как она бьет, он позже на примере Ходорковского и показал.

Эта «дубина», понятно, сама по себе не действует — ею пользуется «государство» (Олигархия). И пользуется, понятно, сообразно со своими интересами — «государство» само себя по коленке ею не бьёт. Дубинкой получают враги Олигархии, её друзей она обходит стороной.

Так, известно, что русская Олигархии очень испугалась «оранжевых революций». Поэтому молодежное объединение под названием «Идущие вместе» было переделано олигархическими пиар-технологами в «Наших» — сообразно с духом майданных противостояний. Соответственно, разбавили это собрание домашних мальчиков и девочек, набранных по институтам, «бойцами» — теми, кто умеет и готов драться.

Для этих «бойцов», по признанию самих же «Наших», свой курс лекций по практике уличной борь-бы прочитал и лидер украинской УНА-УНСО Дмитро Корчинский. Это тот самый Корчинский, что до этого успел побывать в лагере чеченских боевиков и написать о том мемуарную книжку, где он так описывает расправы над русскими офицерами: «Жертвам довольно глубоко перерезали шею, поддевали трахею и пересекали ее, как при забое скота. Зрелище не из приятных: человек свистит, дергается минут пятнадцать. Перед тем, как бросить в общую могилу, его все равно приходилось достреливать».

Об этих «Наших» многие вспомнили 28 августа 2005 года, когда «группа неизвестных» в масках и с бейсбольными битами в руках напала в Москве на молодых «оппозиционеров» (активистов левых молодежных организаций). Она поломала им руки-ноги, разбила головы, потом организованно села в свой автобус и выехала с места «мероприятия». Милиция, в горячке не разобравшись, сначала дорогу автобусу перекрыла, а его пассажиров отвезла в участок. Некоторое время этих «боевиков» подержали в ОВД «Даниловский», но после того, как (по сведениям газетчиков) туда поступил какой-то звонок, всех задержанных на милицейских машинах развезли по домам.

Было бы нелогично, если бы Олигархия наказывала своих, которых у неё и так мало — по определению мало. Олигархия — это ведь Немногие.

Тем более, она не наказывает тех, кто служит ей по должности, по должности же является её опо-рой, какой является, скажем, генералитет российской армии. Поэтому когда, скажем, военный обозреватель «Комсомольской правды» полковник Виктор Баранец удивляется, почему проворовавшихся генералов не наказывают (см. доп. 1. к прим. 2), то он удивляется зря.

Удивляться ту совершенно нечему.
Всё логично. Иначе быть — просто не может.

Прим. 3.
Законность есть и условие, и синоним государства-республики.

Об этом говорили древние греки — Сократ, Платон и Аристотель, когда писали о том, что государ-ственность лишь там, где есть «справедливые законы» (то есть, те, которые общество находит справедливыми).

Об этом говорил римлянин Цицерон, который своем труде «О государстве» (De res publica) писал, что государство (res publica) есть дело «соединения многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов».

Об этом говорил и родоначальник классической немецкой философии Иммануил Кант, когда давал определение государства в своей «Метафизике нравов». Государство — это «объединение множества людей, подчиненных правовым законам». «Правовым» здесь, понятно, в смысле «юридическим». Есть ведь законы моральные, нравственные («нравственный закон внутри нас»), «божеские» и т. п.

Об этом говорил и Гегель, для которого государство — это «нравственный народ», нравственность которого выражена и зафиксирована в соответствующих законах — общих правила поведения в этом государстве.
И т. д. и т. п.

То есть?
То есть, привычное выражение «правовое государство» — это «масло масляное». Неправовым быть — оно не может. В противном случае — это диктатура, сатрапия, олигархия и всё, что угодно, но только не государство-республика.
То есть, «неправовое государство» — это нонсенс.
Это просто отсутствие собственно государства. О чем и речь.

Прим. 4.
Депутатов, равно как и их собрания — «собрания народных представителей» (парламента), в наличной России нет и быть не может.
И причин тому много.

Но вот лишь две из них — и их вполне достаточно.

Кто такой депутат?
Это тот, кого «население» избрало во «власть», потому что ему «доверяет» и ждет на этом основании для себя пользы («хороших» законов тоже)?
Так понимают депутата в современной России. И это вовсе не депутат.
Почему?

Потому что депутат — явление социальное.
Это тот, кого избрали в депутаты, это тот, кого его избиратели контролируют в качестве депутата. Если он плох, то они его отзывают.

Но русское «население» не может сделать ни второго, ни, главное, первого. В одиночку это не сделаешь. Это можно сделать, лишь составив социальную силу — хотя бы «клуб избирателей депутата Пупкина».
А «население» этого не может сделать просто физически.
Потому что оно — такое.

В разобществе контроль за депутатами невозможен.
Потому все «депутаты» в России — бесконтрольны со стороны «населения», как и сама Олигархия. Потому все «депутаты» в России — это не депутаты в принципе. Сколь бы хороши они ни были по отдельности, как «просто люди».
Потому все депутаты — это объективные слуги Олигархии и ли её члены.

Вторая причина.
Депутаты таковы, каковы их избиратели.
А кто такой русский избиратель в своем большинстве?

Это русский массовый человек. А он в своих думских «депутатах» собственно не видит. Он понимает его иначе. Он видит в нем «царского» слугу, который должен помогать «царю» наводить в России порядок.

Потому массовый человек и голосует за тех, за кого голосует. Он голосует, например, за «Единую Россию», которая, как знает массовый человек, «поддерживает» Путина, которую, как знает тот же человек, «поддерживает» Путин.
И этого массовому избирателю вполне достаточно.
Он будет голосовать за «царских слуг» всегда.

А поскольку массовый человек — это большинство депутатских избирателей, то в Думу будут проходить всегда не депутаты, а «царские слуги». Те самые, которые оформляют волю Олигархии в виде «законов».

Потому никаких собственно законов (социальных законов) в России нет и быть не может.
Потому и беззаконие.
Беззаконие потому, что судьбу выборов решает именно массовый человек, который собственно депутатов выбрать не может (ибо не может их контролировать) и не хочет (ибо он хочет выбрать не депутатов, а верных «царских слуг»).

**

ДОПОЛНЕНИЯ
Доп. 1. к прим. 2.

Из заметки «Почему генералы-воры не сидят на нарах?» военного обозревателя «Комсомольской правды» полковник Виктора Баранца (КП, 24 августа 2005 г.):

«С 1992-го по нынешний год в России на уголовных преступлениях попались более 150 генералов и адмиралов. Почти половину из них тихо уволили. Как правило — после амнистии. Признал человек вину — свободен. А ведь среди них есть такие, кто нанес армии ущерб в миллиарды рублей. Думаете, они вернули в казну украденное? Нет. Получается эдакая игра в преступление и наказание. Следователи, годами разматывавшие уголовные дела, по пылинке собиравшие доказательства, в итоге оказываются в дураках — их труд пошел коту под хвост.

В Ленинградском военном округе на должности зама командующего служит многозвездный полководец, которому суд еще несколько лет назад инкриминировал целый букет весьма крутых статей УК. И что? А ничего. Уголовное дело замяли, генерал служит, еще и с подчиненных требует «честно выполнять долг перед Отечеством». Уже и Главный военный прокурор писал министру обороны на сей счет — бесполезно.

Сегодня в войсках и на флотах служат более 50 генералов и адмиралов, совершивших уголовные преступления. И ни один еще не написал рапорт с просьбой уволить его как потерявшего моральное право командовать.

Несколько лет назад главный казначей Минобороны генерал-полковник Георгий Олейник так «превысил свои полномочия», что военный бюджет лишился $450 млн. За это преступление он получил 5 лет. Отсидев полсрока, вышел на свободу. Следствие доказало, что генерал не мог по собственной воле провернуть гигантскую аферу.

Им явно управляли люди из правительства. Но их почему-то боялись даже вызывать на допросы. А сотни миллионов долларов так и не возвращены в казну».