link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

Приложение 1.
В чем суть "русского вопроса"

Приложение 2.
Когда говорить и спорить
не имеет никакого смысла

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

Приложение 1 к ЧАСТИ 3.
Почему русские — нация, которая не нация



ЧАСТЬ-ПРИЛОЖЕНИЕ 1.
Что происходит?

Глава 1 ЧАСТИ-ПРИЛ. 1.
«Восстание масс»
по-русски
или Россия как заложник
своего народа

Глава 2 ЧАСТИ-ПРИЛ. 1.
Почему Россия -
"страна дураков"

Глава 3 ЧАСТИ-ПРИЛ. 1.
Ложь "народная"



ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

Приложение 5.
Газпром как модель олигархического владения и пользования.
Или что общего между газом
и нанотехнологиями.

Приложение 6.
Олигархополии вместо госсектора экономики.
Или почему иностранцы глупы

Приложение 7.
"Олигархический транзит"
или путь к совершенной олигархии («Проблема-2008»)

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

Приложение 1.
Депутат как воплощение олигархического интереса.
Или ложь "депутатская"

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



Дополнение.
«Сами себе выбираем черт-те кого, а потом сами же и жалуемся...»
(почему русские массы оказались в тупике «демократической процедуры»)

1.
Интеллектуальная пошлость масс не только «интеллектуальна» (а, значит, лжива и глупа, что понятно и логично), но она еще и диалектична.

Это, например, тот случай, когда, казалось бы, явный массовый скептицизм, самокритика, даже самобичевание удивительным образом смыкается и с удивительной же, просто детской, доверчивостью и самообольщением.
Что, опять же, для масс и их мнения о самих себе — очень характерно.

Что конкретно имеется в виду?
А вот та фраза, которая в России звучит всегда после выборов. Тогда, когда они «почему-то» не приносят тот благой результат, на котоый люди почему-то надеются.
И тогда говорится то, что слышали почти все: «А что тут огорчаться-то? Нечего. Мы сами выбираем каких-то уродов во власть, а потом сами же на них же друг другу и жалуемся…».
И мораль, которая тут звучит явным подтекстом: мол, сами и виноваты — «выбирать надо лучше».

Притом, что неясно, как именно это — «лучше».
Притом, что неясно, почему каждый раз эти выборы «как лучше» (никто ж не выбирает, «как хуже» — «дурних нема») кончаются, «как всегда».
Словом, неясно, почему во «власти» постоянно оказываются «не те».

2.
И это — такое трезвое (казалось бы), такое бесжалостно-рациональное (казалось бы) прозрение вызывает у тех, кто его слышит, тоже же, трезво-рациональное, возмущение.
Возмущенные люди выдвигают на это инвективу свои аргументы.

Первый из них: «Ага. «Сами». Так ведь народ ведь выбирал. На-род. Большинство, в любом случае. Так что теперь — народ плох? Так, что ли, вас понимать?».

И говорящие так смотрят тут с прищуром: ну, попробуй, мол, согласись.
Ибо все понимают, что так говорить нельзя. «Не прокатит». Эта теза лишь предмет всеобщей иронии, выраженной в известной шутке: «Власть — хороша, только народ ей дурной достался». И что — с этой шуткой согласиться?
Никак это не возможно.

Ибо все твердо знают и ясно понимают, что народ (большинство) плохим быть не может. Вот «власть» — это сколько угодно, а вот народ — это уж фигушки.
Народ — хорош по определению. Ну да, это ж народ. Как он может быть плох?
На то он и народ.
Аксиома.

И второй аргумент, который слышат эти скептики-едкие «прозорливцы» со своим «сами и виноваты»: «Так что же, выходит, коли «сам народ выбирал», значит, демократическая процедура (выборы) плоха? Она, значит, России (русским) не подходит?

«Так-так, — продолжают они.  — Всем цивилизованным народам она, значит, подходит, а нам — нет? Мы, значит, особенные? Убогие, значит? Недотыкомки? Все, значит, выбирают себе свою «власть» и живут неплохо. А мы, значит, не можем? Нам, значит поводырь-опекун нужен. Чего же, значит, царя опять на трон сажать? Или варягов звать? Или немцев (евреев) в управляющие нанимать?
А русские, значит, органически неспособны сама собою править? Так, что ли?
Это «хотел сказать автор»?

И тут же делается вывод, что человек, возговоривший с таковой дерзостью «против народа», против «демократической процедуры» и, вообще, повергающий таким образом людей в исторический пессимизм, есть человек вредный, русофоб и, вообще, плохой — слушать его нечего.

При всем при том факт остается фактом: выбранная таким образом «власть», как правило, всем не нравится.

Отступ. 1.
Это известный русский парадокс (мнимый, конечно): «власть» — не нравится, а Путин (Пупкин, Попкин, Пробкин) — да, хорош, «на него вся надежда», «кабы не он…».
И т. д. и т. п.

При всём при том, вроде бы «сам народ» её выбирал.
При всём при том ясно, что он «сам народ» неправ быть не может.
Словом, очень всё неясно.

Именно: единственное «ясно», что из всех этих разборов и препирательств следует, заключается в одном — в том, что ничего по-прежнему неясно.
Вроде бы, все правы, вроде бы, никто не прав, и что делать — неясно.
Налицо тупик — и исторический («вот, прошли очередные выборы, а толку?»), и логический, когда неясно, кто прав, «кто виноват» и «что делать», когда неправы все и каждый прав — по-своему.

Как понять эту логическую загадку?
Кто тут всё-таки «виноват» и что, собственно, происходит?
Почему в иных странах выборы не вызывают такого, почти общего, разочарования, а в России всё так, как это длится годами?

3.
Но тут ведь никакой загадки нет — если посмотреть на вещи трезво.
Тем более, что при таком взгляде и само это «прозрение», которое воспринимается многими как бесспорный факт («сами выбираем») оказывается всего очевидно наивным допущением, лишенным каких-либо рациональных оснований, чистый воды обманом и самообманом — со стороны тех, кто таковому обману верит.

Во-первых, «сами» — не выбираем: никто тут никого не выбирает («а кто тут у нас в России самый лучший, самый достойный?»). Люди лишь избирают из наличного списка кандидатур (они же избиратели, а не «выбиратели»). Они лишь голосуют за одного из тех, кого уже выбрали другие люди или кто «выбрался» (выдвинулся) сам.
И эти первичные выборы происходят по своим мотивам и критериям, которые вовсе неведомы голосователю-избирателю и о которых ему никто и никогда не сообщит.
«Пиар» для бабушек-старушек («ой, да желаю своему народу помочь, ради того все свои дела в стороны отложил» и пр.), понятно, таковым сообщением не является. PR есть PR.
Тем более, бабушкин.

Во-вторых, что тут люди делают «сами»?
Вот в том-то и дело, в том-то и проблема, что слишком многое массы тут делают сами.
Точнее, они тут делают всё. В этом беда.
В том числе, конечно, они тут формируют «власть». (Так что, и тут тоже есть своя диалектика).
Ведь что тут происходит?

Так, отдельные представители масс сами (при помощи, понятно, своих партнеров и прочих лично заинтересованных лиц) выдвигаются в качестве кандидатов.
Так, прочие массы — собственно массы, большинство — сами участвуют в «выборах», голосуя за того или иного из этих самовыдвиженцев.
Конечно, свой «избор» избиратели делают тоже «сами».

И, конечно же, тут есть масса других «конечно». Конечно.
Конечно, этот «избор»после соответствующей обработки их сознания пиар-технологами этих выдвиженцев.
Конечно, этот «избор» происходит в том контексте русской жизни, который просто предопределяет итог «народного волеизъявления».
Конечно, с учетом того, что этот контекст таков, что не голосовать «правильно» эти голосователи в большинство своем просто не могут.
Но всё это — неважно.

Потому как что «сами», что «не сами» — всё это тут не имеет никакого значения.
Потому что в любом случае выбор тут будет таким «плохим».
Почему?

Потому что этот «выбор» равен, скажем, «выбору» хорошего апельсина в куче хорошей картошки. Тут можно обвыбираться, можно всю картошку перебрать, да что толку?
Всё равно люди выберут картошку — не апельсин же.
Так и тут — ровно та же самая история. Массовая история.

Отступ. 2.
А что касается предопределенности всякого выбора, то тут тоже всё логично.

В самом деле, как они, например, не могут не голосовать за «партию власти», коли они видят, что в этой «партии» собрались все действующие лица наличного российского «государства»?
Как они могут «прокатить» эту «партию» на «выборах», коли это и есть всё наличное русское «государство»? Это что же — отказать ему в доверии, «забаллотировать» его?

А с кем же тогда избиратели, nо есть, всё наличное «население» РФ останется?
Неясно.

И ясно тут лишь одно, что они в этом случае проголосуют против «государства» — даже такого, какое есть.
А лучше такое, какое есть, чем вовсе никакое. Это тоже более чем ясно. С никаким — страшно. Хаоса никто не хочет. Тем более, что «партия власти» всё это прекрасно понимает и потому шантажирует «население» именно хаосом: или мы, или хаос.
Вот-вот, чисто де Голль: moi ou chaos.

Потому избиратель голосует так, как он объективно не может не голосовать.
Потому и «выборы» в РФ — не выборы, но обряд, посредством которого «население» просит «государство» не бросать его.
Какие уж тут голосования против?

Здесь не Таити — здесь климат иной.
Здесь зимой холодно, здесь вода в трубах в лед превращается — «если что». Если, скажем, шофер криво ехал, трубу теплоснабжения сбил, что сбоку дороги шла — как в 50-градусном Якутске в канун 2008 года.
Здесь без Шойгу («государства») — никак нельзя.
А Шойгу, он же «государство» — это бывшее путинское (точнее, «подпутинское», в смысле, под Путина деланное) «Единство» («а, как гражданин, я его поддерживаю...»), это последующая путинская «Единая Россия».

Так какой тут, прости господи, выбор?
Выбора нет.
Конечно, чтоб «Единая Россия» (или что там у нас сейчас), конечно, чтоб «государство», чтоб Шойгу, чтоб теплая батарея в доме.
Конечно. «Дык».

Так, самое главное в России делают не главные же (что было бы логично), а — массы.
Речь идет о массах, за которых голосуют (в лице их «лучших представителей»), речь идет о массах, которых голосуют (опять же, за своих «лучших представителей»).

А в чем тут проблема?
А в том, что это главное происходит именно без главных — тех, кто единственный придает этой демократической процедуре (выборам) их единственно положительный смысл.

В русских «выборах» не участвуют те, кто должен играть на них первую скрипку, кто должен выдвигать на них своих кандидатов, кто должен их контролировать и, тем самым, определять результат любых выборов и в любом случае — кто бы и как бы на них голосовал. То есть, делать это по известному принципу: не нравится вам Пупкин? Да ради бога, голосуйте вон за Палкина. Что, и Палкин вам не по душе? Так и опять не беда: вон тут в списке Книжкин-Полкин есть — это ж вообще, можно сказать, аристократ (духа), вот за него и голосуйте. Не ошибетесь точно.

Видите, какой широкий выбор?
Никто не скажет что выборы тут — без выбора.
Самая настоящая демократия, не демократия — малина.
И самые настоящие выборы. Без подкопа. Вот.

О ком тут речь в стольких иносказаниях?
Речь о русском (российском, что есть одно и то же) ответственном и примерном меньшинстве.
Речь о тех (если совсем уж грубо-пошло), кого порою называют опошленным (и отчасти собачьим — «элитные щенки» и пр.) словом «элита».

Или скажем так, по факту: речь о Малом обществе — ядре, сердцевине, костяке всякого общества там, где это общество есть.
Или, скажем, так: речь идет об «ответственном политическом классе».

Отступ. 3.
Только сейчас и этот изначально приличный термин опошлен никоновыми-марковыми и прочими «политологами» из телевизора.
Он извращен и оболган, ибо так в наличной России называют нынешних беспризорных («суверенных») чиновников — они-де есть наш «политический класс». (И они же «элита»).

А это — совсем не «класс». Тем более, «политический».
Потому что «это» — не политики. По самому, заметим, определению и политики, и политика.
Потому что «это» по факту — функционеры, исполнители, чиновники, назначенцы.
Потому что «это» — те, что «от и до», те, что «отрапортовать и доложить», те, что лишь бы спихнуть с себя ответственность — «не моя епархия», «меня опять подставили» и т. д.
Потому что «это» — объективные временщики — «с девяти до шести и на дачу».

Какое уж это ответственное и, тем более, примерное меньшинство?
Никакое.
И какой это хозяин?
Никакой. Ибо хозяин временным быть не может.

Словом, «это» — слуги, а не хозяева.
Разница.
А политика — дело хозяйское.

А собственно политический класс — это те, кто, не занимая формально никаких официальных должностей, не будучи чиновником и прочим, всегда обеспечит соблюдение объективного интереса России, за кого бы и как бы массы ни голосовали (эти вот «мы сами выбираем»).

Есть этот класс («примерное меньшинство»), так и любые выборы не будут катастрофой для России — никакой очередной «народный герой» (Ельцин, Путин, Пупкин, Блошкин, Плюшкин, Финтифлюшкин) на них никогда и ни за что не пройдет.

Есть это класс, и эти выборы не будут хождением по бесконечному тупику или вечным выбором из двух зол меньшего.
А будут они тем, чем они и единственно должны быть — средством обеспечения стабильной власти ответственного меньшинства в стране (что и есть та самая «ответственная власть»), средством обеспечения стабильности в стране вообще (ну да, «мы же сами выбирали» — чего ж бунтовать?).

А нет этого класса, так и выборы превращаются в «выборы», где массы всё делают сами, где они всегда оказываются жертвами обмана своих наиболее «успешных» представителей.
Притом, конечно, свято веря: вот, «сами выбираем...». Правда, всё чего-то как-то неудачно.

Вот так и оказывается, что у власти оказываются те, кто при ней оказывается всегда.
Те, кто и служит причиной появления этой фразы: «Сами же выбираем, а потом жалуемся…». И многих других — от памятного вопля «Россия, ты одурела!» (прим. 1) до известных и массовых же жалоб на «этих баранов», что, «как бараны», идут и голосуют год за годом, как проклятые-нанятые, за эту «партию власти», которая их же потом (вместе с их нефте- и газоносной Россией) разнообразно гнобит и пользует.
Словом, массы жалуются на самих себя и самим себе же.

Вопрос: почему эти разнообразные «не те» оказываются у власти в России всегда?
Ответ: потому что это выборы масс. Они их хозяева.

Потому что массы в России предоставлены самим себе.
Потому что это они организуют «выборы», они в них участвуют, они и решают их судьбу — руками своих «успешных представителей», успевших оказаться у заводного ключа русской «выборной машинки» и по ту сторону телеэкрана.

Потому что это не ответственное меньшинство (взявшее на себя ответственность за страну) говорит, а массы и их ушлые («наверх») представители: «Не хотите Пупкина? Так выбирайте Попкина. Что, и он не нравится? То же фигня вопрос, тут вот Пробкин у нас есть.
Вот, за него голосуйте. Точно, не ошибетесь.
Потому что он точь-в-точь, как вы — так же и говорит (просто, без затей), так же просто и думает. Да, и «Любэ», как и вы, любит. А по молодости Вилли Токарева и Михаила Шуфутинского слушал. И кино про «Никиту» («у» — ударное) любит — про эту наемную убийцу шведского типа. Словом, он, как и вы — плоть от плоти народной. Да, у него еще и собака дома есть. Лабрадор такой. Ну, вот за него — такого своего (хотя и непьющего) — и голосуйте. Полный вперед».

И массы голосуют.
А «сами», «не сами» — это уже тут совершенно неважно.

Потому что предварительный отбор этих кандидатур они сделали сами — руками своих «лучших представителей».
Потому, что, как известно, «других-то нет».

Так какая разница — «сами» или «не сами», коли голосуют массы, коли выборы организовывают они же?
Никакой.
И какая разница, кого выберут вообще? Коли «других-то — нет»?
Та же самая, то есть, никакой.
И поэтому массы дают всегда тот «электоральный результат», который они дают всегда.

4.
Так почему же выходит, что «сами выбираем» а «выходит, как всегда»?
А потому что это «как всегда» — тут объективно неизбежно.

Потому что демократическая процедура, лишенная главного b предоставленная лишь массам, такой результат будет давать всегда.
Потому что без главного — это только форма, лишенная своего содержания.

Потому что демократическая процедура тут будет работать всегда и против этого самого «демоса», и против объективного интереса страны — с неизбежностью тех самых «молотящих часов», образ которых так нравился Путину в конце 2007 года.

Потому что в этих условиях эта процедура не может не быть сугубо манипулятивной процедурой, не может не быть обрядом сугубо фарсового толка.
Чему современная Россия есть живой пример. И нагляднейший.

А этого главного в России сейчас — нет.
Нет в ней этой самой «элиты».

И «элита» здесь (паки и паки повторимся, бо это тут очень важно) — не «высшие», не «приподнявшиеся» (что стали таковыми, пользуясь общим развалом), не те, что «наверху», а именно и буквально «лучшие».
То есть, это — ответственные (добровольно, «по душе», взявшие на себя ответственность за страну), примерные и проч.
Словом, это — Малое общество.

Или, если это «Малое» звучит кому-то двусмысленно (как неважное — оно ж «Малое», как то, что рядом с неким «Большим» обществом обретается), то скажем так: это — Первичное общество.
(Вот-вот, «первичка»).
Или Общество просто, коли другого нет. А его нет.

А есть то, что есть — массы.
Есть только массы, предоставленные самим себе.

Потому и результат такой. «Сами выбираем и…».
Так и конечно. А как иначе?

Как-то иначе тут объективно быть не может. В том-то и дело. О чем и речь.
Известно же: что логично, то и действительно, а что нелогично — так то не действительно. Того и нет, иначе говоря.
А Россия — страна очень логичная.
Что есть, то есть, а чего быть в ней не может, так того и нет.

*
ПРИМЕЧАНИЯ.
Прим. 1.

«Россия, одумайся, ты одурела!» — так, под объективами телекамер, вскричал в телестудии Останкино публицист и достоевсковед Юрий Карякин на встрече широко разрекламированного «политического Нового года» в ночь с 12 на 13 декабря 1993 года.
Там, он, наряду с прочими «демократами», ожидал результатов «парламентских выборов» в России. Такую реакцию у него вызвало сообщение о том, что в ряде восточных регионов России (с которых обычно начинается оглашение итогов «выборов») лидирует «партия» Жириновского, которую многие, как и Карякин, считали «опозиционной» и потому «демократам» враждебной.