link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ "РУССОЛОГИЯ"

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ "РУССОЛОГИЯ"
(ТЕЗИСНО, С ОТСТУПЛЕНИЯМИ И ПРИМЕЧАНИЯМИ)
.


I. О ВОПРОСЕ «ЧТО ДЕЛАТЬ?»

1. «ЧТО ДЕЛАТЬ?» ИЛИ ФОРМУЛА ПРАВИЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

Есть три вопроса, которые обычно волнуют многих.
Первый: «Как изменить ситуацию в России к лучшему?».
Второй: «Как изменить свою жизнь к лучшему?».
Или, как уточнение последнего вопроса: «Как хорошему человеку — здесь и сейчас, в известно каких условиях — изменить свою жизнь к лучшему?».
Третий вопрос: «Как сделать так, чтобы перемена к лучшему в личной жизни совпадала с такими же переменами в стране, и наоборот?».

Отступ. 1. ФОРМУЛА ПРАВИЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
А что это такое — это «совпадала»?
А это, по сути, есть описание формулы «правильной» или «идеальной» политики, которую ищут многие.

Потому что как почти все описывают эту желательную, правильную политику?
Одинаково: должно быть хорошо стране в целом, должно быть хорошо человеку в частности, одно не должно противоречить другому. А лучше — совпадать. О том и речь.
Соответственно, третий вопрос может звучать и так: «Формула правильной политики — какова она?».

Соответственно, все эти три вопроса (три «Как?») сводятся к одному, классическому, «извечному русскому вопросу»: «Что делать?».

2. УСЛОВИЯ ОТВЕТА

Вопрос «Что делать?» пока не нашел своего ответа. Почему?
Потому что в таком виде на него и нельзя ответить.
Потому что тут требуется соблюсти предварительные условия — нужно предварительно ответить на уточняющие вопросы, без которых вопрос «Что делать?» так и будет неотвеченным.

Какие это предварительные вопросы?
Во-первых, делать — зачем? Для чего конкретно?
Во-вторых, делать — кому?

А чтобы ответить на эти вопросы, нужно ответить на самый главный предварительный вопрос, который столь же важен, как и «Что делать?».
Это вопрос звучит так: «Что происходит?».

То есть, этот вопрос — о той самой, правильной постановке проблемы, без которой, как известно, правильно решить эту проблему нельзя.
А если она поставлена правильно, то она, как известно, наполовину уже решена. В этом случае принципиальный ответ на вопрос «Что делать?» становится очевидным.

Итак, в уточненном виде вопрос «Что происходит?» применительно к России выглядит так: что в ней произошло в 1991 году, что в ней происходит сейчас?

II. ЧТО ПРОИСХОДИТ

1.
Ответ на обе части этого — уточненного — вопроса (см. выше) почти один и тот же.
В 1991 году в России кончилось не «советское государство» или «коммунистическое государство».
В 1991 году в России кончилось всякое государство вообще.
И никакого нового государства («демократического» и проч.) на его месте — не возникло.
Место государства в РФ остается пустующим.

Поэтому ответ на вторую часть вопроса выглядит так.
В России происходит то, что и должно происходить в стране, когда в ней нет собственно государства. И в этом «нет» есть ответы на многие другие «неотвечаемые» русские вопросы (подроб. в книге).

Отступ. 2.
Многие с детства слышат это слово «государство», и потому тезис об отсутствии государства в Росси покажется странным. Ведь слово-то — есть (прим. 1).
Ну да, есть. Слово. А собственно государства именно нет. Одно другому не мешает.
Почему его нет, можно говорить долго. Но кратко ответ на это «почему» выглядит так.

Что такое государство?
Оно (по всем словарям-учебникам) есть «политически организованное общество».
Оно (по функциональной сути) есть «общественный комитет», созданный обществом же для управление его общими делами, для защиты его общих интересов.

А есть в России это самое «общество»?
Нет.
Или так (чтобы выразиться более привычным образом): есть ли в России «гражданское общество»?
Нет.
О том и речь. Значит, общества в России — нет (прим. 2).
Потому что «российское общество» и «гражданское общество России» суть одно и то же. А в том, что нет последнего, мало кто сомневается (прим. 3).

2.
Скажут: подумаешь, какое «открытие». Да в России никогда не было ни "собственно общества", ни "собственно государства" (комитета).
Скажут: недаром у нас даже слова для собственно государства нет — оно называется (по традиции) именно «государством», то есть, «царством». Ведь «государство» и «царство» этимологически одно и то же, везде смысловой корень один — «царь-государь».

Верно, не было. Ни того, ни другого.
Но.

Но дело в том, что раньше у того и другого были замены.
Роль общества до 1917 года в России играло «дворянство» — «дворянское общество», после 1917 года эту роль играла Партия (с большой — как принцип организации русского пространства и множества).
Роль государства до 1917 года играл Царь (как тот же принцип — см. выше) со своим «государевыми людьми» (правительство), после 1917 года эту роль играла Партия же, чей аппарат и был собственно "советским государством".
Недаром с отменой Царя (1917 год) мгновенно развалились Российская империя.
Недаром с отменой Партии (1991 год) мгновенно развалился Советский Союз.

3.
То есть, в чем сейчас проблема?
В том, что нет сейчас должной замены отсутствующему государству.
В том, что сейчас в России сложилась уникальная, беспрецедентная ситуация — впервые в истории страны над чиновниками России нет хозяина.
Нет над чиновниками ни Царя, ни Партии.
Чиновники истинно суверенны — и таковой суверенитет они обрели в 1991 году.
С 1991 года чиновники в России управляются сами собой. Сами себя контролируют, сами себя назначают и снимают. Это делает «высший чиновник», как назвал себя в одном из интервью «президент РФ» Путин.

Cловом, в чем проблема?
Проблема в том, что чиновники в России — бесхозны.
Проблема в том, что слуги, то есть, чиновники-исполнители есть, а хозяина-указателя над ними — нет. Приказывать им — некому. И спрашивать с них, наказывать их — тоже некому.
И слуги играют роль хозяев.
И это объясняет в России многое (прим. 4).

Потому ситуация в России выглядит так: вверху — Немногие (чиновство), внизу — Многие («население»). И — никакого государства.
Вместо государства — Олигархия, буквально «власть немногих».

И как иначе назвать этих Немногих, которые бесконтрольно и властвуют над «населением», и владеют всеми ресурсами, ему формально принадлежащими?
Именно так, как назвал их Аристотель — Олигархия. И это многое объясняет также (подроб. в книге).

Проблема выглядит так — России безгосударственна (ибо асоциальна) или олигархична. Одно тут равно другому.

И дело не в том, что чиновники — «плохие». Их критики из «народа», помещенные на их место, будут вести себя точно также, если не хуже.
Дело, как всегда, не в людях. Дело в Системе — системе их отношений.
Дело в том, что в отсутствии государства и общества чиновники вести себя иначе — объективно не могут. (Почему они там, вверху, должны быть «за всех», если внизу «каждый сам за себя»?).

Вывод: в отсутствии общества и государства бесконтрольные («суверенные») чиновники просто не могут не быть Олигархией.

Отступ. 3.
Имеется в виду Олигархия в толковании автора этого термина — Аристотеля, давшего первое развернутое описание этого строя на примере афинской олигархии, а не Немцова, который истолковал это понятие ложно (подроб. в книге). И которому поверили миллионы — к вящей радости настоящих олигархов.
И это стало самым масштабным в новейшей истории России «переводом стрелок».

Итак, Олигархия (с прописной буквы — как люди). Так называется правящий слой современной России.
Итак, олигархия (со строчной буквы — как строй). Так называется «общественный строй» современной России.

И никакой «капитализм» тут вовсе не причем.
Этот слово из марксистского словаря тут совершенно не подходит. Оно тут — ложь в чистом виде (прим. 5).

III. ЧТО ДЕЛАТЬ

1. ЧТО ДЕЛАТЬ «ВООБЩЕ».

Ответ — очевиден.
Нет государства — надо делать государство.

Как его делать?
Чтобы оно было, нужно общество. Можно сделать общество?
Нет, конечно.

А что можно сделать?
Только то, что можно сделать — замену отсутствующему обществу, а именно правящую Партию, как это было в «советской», то есть, Партийной России. Это и будет тем самым освоением советского опыта, о котором говорят много и многие, и который пока никем явлен не был (прим. 6).
И делать надо именно правящую Партию.
Хотя бы по той причине (есть и другие, и важные), что политических партий в наличной России сегодня просто нет (прим. 7), потому собственно Партия будет единственной, а значит и правящей.

Как можно сделать эту Партию?
Тут — никаких «измов».
И Партия тут только принцип — как именно «часть» (буквальный перевод этого слова).

Надо делать Партию как Малое общество, где люди во взаимодействии удовлетворяют свои личные и общие интересы — межпрофессиональное сотрудничество, кооперация (в том числе и кредитная), взаимопомощь и, конечно же, создание собственного экономического базиса, своей экономики (комплекса предприятий, учрежденных на деньги членов Партии и приносящих им дивиденды).
И т. д. и т. п.
В дальнейшем будем называть это кратко (по-детски, по-пионерски) — люди «помогают друг другу». Именно. И надо ли этого стесняться?

Ясно, что чем разнообразнее будут взаимосвязи между членами Общества, тем сильнее оно будет.
Чем сильнее будет Общество, тем скорее появится в России социальная Сила, частью которой будет каждый член Малого общества. (А быть Силой, жить в Силе — хорошо).
Чем скорее появится в Росси социальная Сила, тем скорее она станет и властью, и государством. Что естественно, потому что никакой иной социальной Силы (Общества) в России нет.

Это (если пафосно) будет незримая «крепость Россия» (люди ведь хотят стать сильными, стать частью Силы), и самая крепкая из всех возможных.
Потому что будет сложена она из личных интересов членов партии, их личных убеждений и незримой ткани («ткани социальности») разнообразнейших связей и отношений взаимодействия, взаимной поддержки и т. д. (прим. 8).

Таким образом, удовлетворяя свои личные интересы, решая свои личные проблемы. Делая свою личную жизнь лучше, члены Партии-Малого общества решают главную проблему России — они создают в неё государство.

Как видим, Личное и Общее здесь — одно и то же.
Цель и Средство здесь — одно и то же также. (Нужно общество? Люди это общество и строят. Цель равна средству. И никакого противоречия между ними).
А все эти "совпадения" вместе и есть формула правильной политики.

Итак. Налицо равноправные варианты ответа: делать Партию-Малое общество (и, соответственно, государство) или делать правильную политику. Одно тут равно другому.
Это тот самый случай, когда есть все основания сказать так: иного не дано. Или эта Партия будет, или России не будет.
Или так: Партия или Смерть.

Отступ. 4.
Пафосно?
Ну конечно. Но пафос чем хорош? Часто он есть единственный способ выразиться максимально кратко и максимально выразительно.

Потому что иного выбора у России просто нет. Страны без государства не выживают — умирают. (Что собственно сейчас с Россией и происходит — минус миллион человек в год).
Потому так.
Либо колониализм — неявный, как сейчас, но де-факто, или явный, де-юре и де-факто, как завтра. Либо правление Партии, которая будет всем — и обществом, и государством, и страною (как миром людей, социумом). Что, если угодно, можно назвать «новым тоталитаризмом» (прим. 9).

Отступ. 5.
А как иначе?
Иначе никак. Люди хотят «Диктатора», что есть символ жесткой власти, строго преследующей объективные интересы станы.
А этого «Диктатора» без Партии не бывает.
Истинная власть — это не правление «высшего чиновника». Это воля единой команды, объединенной едиными ценности и целями.

2. ЧТО ДЕЛАТЬ КАЖДОМУ КОНКРЕТНОМУ ЧЕЛОВЕКУ?
ТО ЕСТЬ, ЧТО ДЕЛАТЬ ВСЕМ?

А вот на такой вопрос — у автора нет ответа.
Потому что все люди — разные, и дать каждому «рецепт счастья» и «правильного делания» — невозможно.
На этот вопрос обычно отвечают (и с удовольствием) или религиозные проповедники, или шарлатаны-манипуляторы.

Ответить на этот вопрос можно применительно только к малой части «всех» (менее процента) — тех, о которых говорится во втором вопросе (см. пункт I).
То есть, речь, конечно, только о «хороших людях».

3. ЧТО ДЕЛАТЬ ХОРОШЕМУ ЧЕЛОВЕКУ, ЧТОБЫ — ОДНОВРЕМЕННО — МЕНЯТЬ И ПОЛОЖЕНИЕ В СТРАНЕ, И СВОЮ ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ К ЛУЧШЕМУ?

А тут как раз всё просто — ответ очевиден.
Ведь кто это такой — «хороший человек»?
А это, как сейчас говорят, «правильный человек». А кто это — «правильный человек»?
Это тот, кто живет по правилам — по социальным правилам (не врать, не воровать, дамам место уступать и пр.).
То есть, этот тот, кто живет по правилам, принятым в обществе — в социальности.
То есть, «хороший человек» — это социальный человек.

А коли так, то ответ на вопрос, что этому «хорошему человеку» делать, чтобы ему было хорошо, — очевиден.
Где хорошо рыбе?
В воде. Потому что вода — это «дом», родная стихия рыбы.
А где хорошо социальному человеку?
В социальности, то есть, в обществе.
Потому что социальность — это «дом», родная стихия социального человека. Тут всё понятно.

И почему сейчас хорошему человеку, как правило, плохо?
Тоже всё понятно. Ясно, почему — потому что живет он «в чужих людях», в чуждой ему стихии — в асоциальности, то есть, в безобщественности. Ибо общества в России — нет.

Так что ему делать, чтобы ему было хорошо?
Делать свой «дом» — делать своё Общество, Обществе в виде Партии. И тогда его жизнь изменится к лучшему — немедленно, с первых же минут этого самого делания, со знакомства с первыми же коллегами-«масонами», то есть, строителями Общества («масон» по-французски — это ведь «строитель»?).
Тут и ответ.

Так будет хорошо хорошему (социальному) человеку.
Так — и тем самым — будет хорошо стране, потому что в ней появится Общество — появится социальная Сила, преодолевающая нынешнюю русскую асоциальность и, соответственно, безгосударственность.
Так, решая сугубо личные проблемы, социальные люди — тем самым, одновременно — будут решать главную проблему страны.

Что и требовалось доказать.
Налицо правильная политика в действии.
Или просто политика, потому что ни политики, ни политиков в России (повторимся) — нет (прим. 7).

То есть, как выглядит ситуация? Что нужно делать «хорошим людям» (социалам), чтобы изменить ситуацию в России в корне и к лучшему?

Для этого им надо просто согласиться самим жить лучше.
То есть, изменить свою жизнь к лучшему — сделать свою социальность (вернуться в свою стихию), сделать своё Общество.
Это будет решением личных проблем лучших людей России.
Это будет решением её главной проблемы — асоциальности (появится Малое общество) и безгосударственности.
Общество лучших («хороших», социальных и пр.) станет искомым государством.
Потому что в наличных условиях государство в России не может не быть Партийным, а Малое общество по форме и по сути есть Партия — единственная в России собственно Партия.
И она объективно будет правящей Партией.

Отступ. 6.
Скажут: а много ли в России социальных людей, желающих жить в Обществе и Обществом, желающих строить своё Общество, ощущать за своей спиной его поддержку — жить в Силе и быть частью Силы?
Конечно, мало. В лучшем случае — один процент. Такова доля или Партия «социалов» от общей численности «населения», то есть, асоциальных и никаких (которых большинство).
И 99 процентам этот ответ на вопрос «Что делать?» совершенно неинтересен и бесполезен.

Но эта малость — ничему не помеха.
Он не помешает «социалам» сделать своё Общество-Партию.
Она не помешает «социалам» стать партией, значит, социальной Силой, значит, государством. Правит, как известно, всегда меньшинство. В данном случае — «примерное меньшинство» (Ортега-и-Гассет).

IV. В ЧЕМ ИНТЕРАКТИВ КНИГИ И ЕЁ ПРАКТИЧЕСКИЙ СМЫСЛ

В том, что автор не просто «высказывает мысли».
Автор предлагает социальным людям реализовывать эти мысли — вместе с ним, на практике, здесь и сейчас. Автор предлагает делать то, что, по его убеждению, не делать нельзя, что делать в высшей степени увлекательно (прим. 10), — Малое общество России.
И приглашает социальных людей к собиранию этого Малого общества, к тому, чтобы каждый «социал» вернулся в свою стихию — пространство, где ему будет хорошо и «правильно».

Отступ. 7. ШАГ К МАЛОМУ ОБЩЕСТВУ
Что может ускорить складывание такого Малого общества?
Конечно, скорейший выход этой книги в бумажном варианте. В этом случае идея и приглашение становятся фактом общественного сознание — «бродилом» и катализатором процесса.
Потому тут тоже важно сотрудничество всех заинтересованных лиц (см. кнопку «Взаимодействие»).

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.
Возразят: как это — нет государства?
А чиновники, конторы, работа учреждений (а они именно работают — и пожарные, и милиция, и СЭС, и МЧС, и многие другие), распоряжения-постановления, кругооборот бумаг и прочее?

Верно, весь этот конгломерат учреждений и контор есть.
Верно, они работают.

Но всё-таки собственно государства — нет.
Потому что вся эта «работа учреждений» и их чиновники есть и в колониальной или оккупационной администрации, но это не делает государством ни то, ни другое.
Государством делает государство социальность — сообщество людей, объединенных едиными правилами, ценностями, волей и целью. Это может быть общество, «истэблишмент», Малое общество, Партия («партийное государство»), очень малое общество или просто команда людей-единомышленников, движимых интересом страны.
Есть всё это — есть государство.
Нет этого — нет государства. И быть не может. Даже если и есть группировка людей, «повязанных» (Сурков: «Мы все повязаны…») лично-коммерческими интересами и необходимостью играть роль государства.
В последнем случае это есть то, что есть — Олигархия (подроб. в книге).

Прим. 2.
1. Общества в России именно нет.
Недаром публицисты давно и привычно пишут: «Наше атомизированное общество…» и т. п. То есть, они пишут об «обществе», которое собственно обществом не является, ибо «атомизированное общество» («разъединенная цельность») есть нонсенс. Как круглый квадрат или неяблочное яблоко.
Все разговоры об обществе в России есть лишь иносказания. Люди говорят о «населении», именуя его «обществом». Ибо предмета, который обычно называется словом «общество», — нет.

Почему же идут эти разговоры?
Почему люди не видят этой очевидности, почему они идут на эти ужимки, прыжки и «виляния задом» («атомизированное», но «общество», нет-де у нас только «нет гражданского общества», а «просто общество» есть, и т. п.)?

Потому что, сказав «А», надо говорить «Б».
А говорить «Б» — не хочется.
Потому что страшно сказать «государству», что его нет, что оно — самозванец (а оно, пусть порой и опосредованно, дает зарплату, что не шутка).
Потому что иначе придется отказываться о привычных «решений» («вот победим на выборах…» и т. д.).
Потому что иначе придется менять всё.
Надо будет думать о многом заново и новыми словами, а этого делать не хочется. Есть инерция мысли и сознания, мозг ленив — он любит привычное, понятное и знакомое.
И т. д. и т. п.

Прим. 3.
Именно. "Российское общество" и "гражданское общество России" суть одно и то же.
«Нет гражданского общества», как признают многие?
Это значит только одно — нет и собственно «российского общества».

А иначе получается нелепо.
Иначе надо будет предположить, что есть некое «общество», которое состоит не из граждан России или из тех формальных граждан, которые ведут себя не по-граждански.
Но тогда это «по-любому» не общество.
«Население»? Да. Но никак не общество.

Прим. 4. КОГДА «ГЛАМУР» СТАНОВИТСЯ ОФИЦИАЛЬНЫМ СТИЛЕМ
Слуги играют в Росси роль хозяев, но слуги остаются слугами.
И это объясняет, в частности, особенности местного преобладающего Стиля, когда официозным, пусть и неназванным, Стилем суверенного чиновства является «гламур» или «глянец» — в небуквальном переводе «красивое потребительство».

Поэтому, когда Путин на питерской встрече «восьмерки» показывает (с подхихиком) «другу Бушу» не Пискаревское кладбище, не Эрмитаж или просто каналы Питера, но свой первый автомобиль («Запорожец», специально дворней сысканный и подогнанный к Константиновский дворцу дворцу), — это он, Стиль.
И мраморный пол в путинском президентском самолете, равно как и покрытые золотом ручки-вентили в туалете того же самолета — это он, Стиль.
И т. д. и т. п.
Это Стиль, который включает в себя именно потребительские ценности. Изначально бедным людям (что выросшему в коммуналке Путину, что круглому сироте Абрамовичу) очень хочется пожить, наконец, «по-богатому» и «красиво».

Посему Путин сколько угодно может «как бы ругаться» со Штатами — это всё не важно.
Важно то, что стилистических разногласий между ними нет. Это главное.
Обе стороны хотят «потреблять». Это многое объясняет и решает.

Прим. 5. ЛОЖЬ КАПИТАЛЬНАЯ — ЛОЖЬ «КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ»
«Капитализм» тут — ложь в чистом виде. И всякий, кто говорит и думает о нем всерьез, лжет — вольно или невольно. Это неважно.
Никакого «капитализма» (даже если смотреть на реальность по-марксистски) в наличной России быть не может. В стране без общества и государства это слово просто неуместно.
Такую реальность нельзя измерить марксистской линейкой.
Такую реальность можно описать только в категориях классической политологии — по Аристотелю. А по нему — тут именно Олигархия. И никаких «измов».

Прим. 6. КАК ОСВОИТЬ И ИСПОЛЬЗОВАТЬ СОВЕТСКОЕ ПРОШЛОЕ.
Люди годами пытаются понять это прошлое и безуспешно. Просто до отчаяния дело доходит. «Ведь было тогда что-то хорошее? Было. А было плохое? Было. Конечно. Так как понять, что было и то, и другое? Частями какого Целого было и то, и другое? Да и Целого ли? И как взять из прошлого всё хорошее и оставить там всё плохое?»
Бог весть. Бином Ньютона.

Но — никакого Ньютона. Всё просто.
Всё «плюсы» советского прошлого объясняются тем, что Партия была больше, чем партией. Она де-факто была Малым обществом — она строила «социалистическое общество». И тем самым она строила то, что только и можно было построить — «партийное общество». А такое общество всё лучше, чем никакого общества.
Все «минусы» советского прошлого объясняются тем, что Партия была всё-таки партией — коммунистической партией со своим догмами и вытекающими отсюда «перегибами».
Конечно, это не единственная причина «минусов», но главная из них.

Прим. 7. СТРАНА БЕЗ ПАРТИЙ И ПОЛИТИКОВ.
ИЛИ КАК СТАТЬ В РОССИИ ВЛАСТЬЮ — БЕЗБОЛЕЗНЕННО, КОНСТРУКТИВНО, НЕНАСИЛЬСТВЕННО, СОЦИАЛЬНО, ОБЩЕПОЛЕЗНО
А политических партий в России именно нет, как нет и политиков. Нет. Именно.
И тут нет никакой гиперболы и эмоционально-публицистического преувеличения.
Нет политиков и политики объективно и буквально. И речь тут идет даже не о «клубах чиновников» («партиях власти»), создаваемых по свистку «высшего чиновника» («президента РФ») и по свистку же им распускаемых.

Ведь есть у партии свои опознавательные признаки. Среди прочих вторичных (о которых еще можно спорить — есть они или нет, но этот спор и сам вторичен и неважен) есть главный — всякая собственно политическая партия стремится к власти.
Это то, ради чего партию делают, в чем её суть и смысл — власть.

Отвечают ли такому — главному и простому — критерию наши «партии»?
Нет.
Потому что они хотят не власти. И недаром в России нет правящей партии — ни одна партия Россией не правит.
Потому что главная цель руководства местных "партий" — стать частью чиновства (депутатом, мэром, министром, коли заметят и назначат, и т. п.).
А что это значит — стать частью чиновства?
Это значит оставить общую ситуацию в России неизменной — сохранить статус-кво, когда наверху — чиновники, внизу — «население».
И по-прежнему — ни общества, ни государства.

2.
А хотели бы эти «партии» власти — они давно бы ею стали, ибо это сделать легко.
Ибо к власти не «рвутся». Властью — становятся. А «рвутся» лишь к креслу чиновнка, которому стоит отдельно от его соискателя. Вот он к этой мебели и «рвется». Но то — власть чиновничья, власть функционера-исполнителя.

А власть истинная — это то, что есть внутри человека. Сознает он себя хозяином своей страны, значит, он просто не может не быть властью. Как иначе?
Как иначе, коли эта страна — его, а он — её хозяин?.
Иначе — никак.

Всё тут решает личное желание и воля, и ничто больше.

И технология становления тут проста. Чтобы стать властью в асоциальной России (где нет ни общества, ни государства, но есть лишь набор взаимоконкурирующих одиночек — что в чиновстве, что в населении) надо сделать простое. Надо создать Силу — социальную Силу. А Сила (социальность) посреди общего бессилия (асоциальности), просто не может не стать властью.

Есть тому простые примеры.
Скажем, известны случаи, когда малая (в пару десятков человек) община кавказцев легко ставит под свой контроль небольшой русский город, а пятеро солдат того же происхождения — целую роту.
Как так получается?
А именно по описанной выше технологии. Сплоченные и солидарные люди в русской разобщенности (разобществе, называемом "обществом") просто не могут не стать властью. Асоциальные массовые русские люди преподносят им власть на блюдечке с каемочкой по вкусу её получателя.

По той же, скажем, причине небольшая община курдов поставила под свой контроль целую Тамбовскую область. И дело дошло до того, что рядовые члены этой общины могли спокойно бить по щекам рядовых тамбовских милиционеров, и первым за то от начальства последних — ничего не было. А было наоборот: это милиционеры должны были доказывать в суде свои обиды. С известным результатом.

Другой пример.
Известно, что наличная «власть» страшно боится всякого соединения нынешних «атомов» русского «общества» — даже минутных и площадных, когда на площади на пару часов собирается просто толпа (митинг или «русский марш несогласных»). И против такой угрозы о «власть» мобилизует и бронетехнику, и ОМОНы многих областей.
Ибо страшно.
Ибо сама «власть» так поступить — не может. Не её это поле борьбы, не её это правила.

Отступ. 1.
В самом деле, под каким лозунгом «власть» может вывести людей на улицы?
Сразу и не придумаешь. Всё, что она может, административно и за деньги сбить в кучу домашних девочек и мальчиков, набранных по институтам, и назвать этот административно-командный флэш-моб так — «политическое движение «Наши».

Но имитация есть имитация. Есть лишь попытка Олигархии прикрыться коллективным телом низовых людей, «разведенных» предварительно псевдопатриотической риторикой циников-манипуляторов. И сами манипуляторы детским сознанием это прекрасно знают. И потому боятся еще более. И как не бояться? И щит, и меч — всё картонное, всё ТВ-виртуальное.

Итак, «марш» на пару часов — и страшно. И — такая реакция.

А теперь — экстраполяция.
Представим, что вместо этой толпы (флэш-моба энтузиастов) появится Организация — социальная Сила, члены которой могут гулять по улицам массово, ежесубботно. Причем под самыми безобидными лозунгами. Скажем, мемориальный марш в честь эпизода Семилетней войны — сражения под Цорндорфом (редкого, и потому особо яркого, маячкового примера русской самоорганизации).
Но именно массово, с оркестрами, знаменами и даже (не убоимся ассоциаций) с факелами.

Какова будет общая реакция на эти шествия-гуляния?
Будет общее понимание того, что на русском безрыбье появилась крупная рыба — единственная организованная социально-политическая Сила, без оглядки на которую ни чиновники не смогут теперь не чихнуть, ни кашлянуть, ни местный коммерсант избраться местным депутатом.
И для «власти» эта Сила будет куда страшнее всяких майданов».

Потому что это — не толпа на площади, но Сила — организованная, постоянно действующая, растущая и чиновникам никак не подконтрольная.
Притом, заметим, что эта Сила пока просто гуляет пока по улицам — пока солнышко. А что? Имеет полное на то право.
Притом, что вменить этой Силе нечего — люди просто гуляют, просто общаются, просто решают вместе свои общие вопросы.
Притом, что «разогнать» эту Силу невозможно никак. Это же не толпа на площади. А как можно запретить людям общаться между собою, жить в постоянном общении и Обществе?
Никак. То-то и оно. Никак.

Притом (заметим тут главное), что эта Сила — абсолютно конструктивна и никак не антиобщественна.
Тут всё строго напротив. Эта Сила в высшей степени и буквально «общественна» — социальна, то есть.
Ибо эта Сила есть само общество (другого-то нет), ибо эта Сила социализирует окружающую среду, ибо эта Сила создает государство (она есть протогосударство), но никак не разрушает его. И даже — более того. См. отступ. 2.

Отступ. 2. ГЛАВНОЕ, ЧТО БЕЗ «ГОРБАЧЕВЩИНЫ»
Эта Партия-Малое общество даже не разрушает Олигархию, играющую роль государства, ибо сейчас, пока его нет (пока Малое общество не стало государством) это делать вредно.
Не сжигают старого дома, не построив взамен него новый.
Она не разрушает Олигархию, но вводит её в рамки (как тут не вспомнить гениальную ленинскую описку — «порнография в рамках»?), противодействуют её явно разрушительным для России проявлениям.

3.
Итак: «партии» в России политическими партиями не являются, ибо стать властью не хотя и не могут. Всё, что они хотят и могут, это заниматься «выборами» — протаскивать своих людей в состав русского чиновства. Всё.
А причем тут коренная перемена ситуации в стране? Причем тут решение главой русской проблемы — безгосударственности России?
Вовсе не причем.

Вывод: в России нет ни партий, ни политиков. Именно. И в последнем случае тоже нет никакого преувеличения.
Ведь кого в России именуют «политиками»?
Так называют действующих чиновников и чиновников-аспирантов — тех, кто только хочет стать чиновником (депутатом, мэром, министром, президентом — по Путину же, «высшим чиновником»).

Но такое именование есть лишь род лести, проявление тяги к тому, чтобы «говорить красиво».
Потому что чиновник и есть чиновник, а кандидат в чиновники и есть кандидат в чиновники. И никто тут никаким политиком не является в принципе. Это чистой воды самозванство.

Потому что — кто такой политик?
Тот, кто решает политические проблемы. А в нашем случае — главную из них, которая заключается в отсутствии в России и государства, и общества, и их заменителей.
Кто-то из местных «политиков» делает общество — собирает вокруг себя общество?
Нет.
Он хочет стать чиновником. «Хорошим», понятно, «за народ». «А вот тогда…». И т. д.
И тогда всё повторится сначала — Россия сделает по бесконечному тупику еще один круг.

Потому всё именно так: нет в России ни партий, ни политикой.
Есть чиновники, их агломерации и флуктуации в последних — с некоторым обновлением элементов, то есть, вводом новых чиновников, выбившихся наверх из «населения».

Прим. 8.
Люди, когда хотят понять нечто новое, стремятся — именно для простоты понимания — уподобить это новое чему-то старому и известному, «опереть» новую информацию на старые, однажды полученные представления.

Так чему можно условно уподобить такую Партию?
«Это как масоны»? Которые везде и нигде (нет у них своего государства и своей территории), которые, как уверены многие, незримо правят и деятельно поддерживают друг друга?
«Это как евреи»? (Главное, что вменяют массовые русские люди евреям — это их пресловутую национальную солидарность).
«Это как кавказцы»? Это уже не стереотип сознания: это люди уже видели сами и не раз — проявления солидарности тамошних народов.

Потому ответ такой. Если угодно, да. Именно «как масоны», «как кавказцы», «как евреи». Как они.
Но.
Но по-своему — лучше.
Ибо с известным загадом и целью. Стать властью, стать государством, стать Россией — желательной Россией.
Именно так — не «рваться к власти», не «бороться за власть», а просто «стать властью».

Потому что это в высшей степени глупо — «рваться к власти».
Потому что её не «добиваются». «Добиваются» кресла чиновника (мэра, губернатора, президента).
Потому вся политика в РФ свелась к одному — к «выборам». «Выборы» — это 1). способ обеспечить стабильность в стране («вы сами эту власть выбирали — потому не бунтуйте, ждите других выборов»), 2) способ стать чиновником.
Всё.

Причем тут собственно политика? И причем тут собственно власть?
Разве власть рождается в урне с щелевидной дыркой в крышке?
А властью — только становятся. Именно.
Это примерно так, как становятся, скажем, членом хора или садоводом-любителем. Ибо ни от кого другого это (стать властью в России — не стать властью в России) не зависит, кроме как от того, кто стать властью однажды пожелал. Или не пожелал.
И технология этого становления известна. И она — абсолютно бесспорна и победительна (см. прим. 7).

Прим. 9. РУССКИЙ ВЫБОР: КОЛОНИАЛИЗМ ИЛИ «НОВЫЙ ТОТАЛИТАРИЗМ»
Что такое Россия сейчас?
Скрытая автоколония — страна, которую превращает в колонию само её руководство (отсюда и «авто»). Если это руководство вывозит за рубеж и сырьевые ресурсы страны, и деньги, которые она за них выручает, и питает всем этим чужую экономику, то что это такое?
Именно автоколония — с внешними формальными признаками «суверенности («суверенная демократия») и патриотической риторикой.
И так будет всегда.

Потому что какая бы «элита» ни пришла к власти, она будет и вывозить, и предавать всегда, потому что эта «элита» есть бесконтрольное (бесхозное) чиновство. А поступать иначе оно просто не может в стране, где вместо общества — асоциальность, в которой «каждый за себя». Если в «населении» царит дух «войны всех против всех», где «каждый за себя», то почему местное чиновство (Олигархия), у которого и власть и деньги, должно вести себя иначе?

Но это сегодня РФ — неявная колония.
А завтра — она будет явной. Ибо такова тенденция. Чем более продажна и эгоистична Олигархия, тем больше оснований у «международного сообщества» поставить её под полный контроль или просто от неё избавиться, как избавляются от посредника. Тем более, что это «сообщество» может счесть, что оставлять в руках Олигархии ядерное оружие просто опасно.
В самом деле, если сейчас она не может обеспечить безопасность своих ядерных объектов (даром что лопается от денег) и это США дают ей деньги (а она их берет) на обеспечение этой самой безопасности, то что будет завтра?
А завтра у США возникнет желание обеспечивать контроль за ядерным потенциалом РФ непосредственно, самим (тем более, что вопрос контроля уже поднимался).

Потому выбор такой — или колониализм, или «новый тоталитаризм», когда Малое общество становится всем — и отсутствующим обществом, и отсутствующим государством.
Именно. «Новый тоталитаризм» не в смысле «Сталин, Берия, Гулаг», а смысле «тотальность» как «цельность» и «tout» как «всё», ибо эта Партия-Малое общество будет всем — и обществом, и государством, и властью, и страною.
По той простой причине, что быть всем этим — объективно просто некому.

Прим. 10.
Говорят: нет-де сейчас увлекательных лозунгов в политики, чтоб «зажечь» и «повести» (подобно, скажем, бывшим прежде и отлично сработавшим, вроде, скажем, «землю — крестьянам»).
А такие лозунги-идеи — нужны. Без них сложно.

Верно — нет. Если искать в кругу известных лозунгов, уже перебранных по два раза.
А если поступить иначе?
А в этом случае (в рамках социального творчества) могут появиться идеи столь же увлекательные, как увлекательна, скажем, для юноши идея первого свидания. Есть такое выражение «удовольствие, близкое к сексуальному». Конечно, в нашем случае не о сексе речь, но выражение это приходит на ум само собою — до того тут всё оказывается остро-увлекательным.

В самом деле, что есть сейчас русская жизнь?

Род «войны всех против всех», где «никто никому не нужен» (кроме семьи, понятно), где «каждый сам за себя». На войне как на войне — всё так, как и описывал эту ситуацию Гоббс, когда писал о мире, где нет ни общества, ни государства.

А теперь представим такую ситуацию. Некоторые люди уходят с этой войны (как и предложил однажды Гребенщиков в одной из своих песенок — «чтобы вернуть эту землю себе»). Они перестают воевать друг с другом. Они начинают жить друг с другом в мире. Более того: они, доселе незнакомые друг другу люди, начинают сотрудничать друг с другом — совершенно «по-масонски» («по-еврейски» и пр.) начинают помогать друг другу — везде, всюду, во всем.
Не потому, то они стали сейчас знакомыми, а потому, что они все решили жить именно так.

Потому что на этой войне всех против всех их такое — социальное — поведение обеспечивает им личный успех со стопроцентной гарантией. Ибо ясно, что на войне одиночек сплоченный отряд победит — всех и всегда. Просто по определению.
И им такая социальная практика — приятна и остро-привлекательна.
И им эта вполне реальная победа — приятна и остро-привлекательна также.

Потому что это слом традиции ("каждый каждому — хитрый чужак", "русский русскому — шакал", "человек человеку — и волк, и бревно") и очень увлекательная новизна.

Отступ. 1.
Хотя новизна тут только в том, что это взаимодействие организуется сознательно, а круг взаимодействующих расширяется сознательно же.
А в житейской практике это взаимодействие в круг близких знакомых в России хорошо известно каждому — благодаря ем у люди и «выживают», и преуспевают. Это то, что описывается словами «связи». «отношения». «полезные знакомства» и т. д.
Тут всё понятно и известно.

Потому что это близкие контакты совсем особого рода. И люди помогают друг другу не потому, что «так сложилось» (они случайно где-то познакомились), а потому, что они так решили, такой образ жизни избрали.
Люди помогают друг другу потому, что они просто члены одной Партии (или «Ордена»), смысл которой в том и состоит — дабы её члены (даже лично не знакомые друг другу) доброжелательно взаимодействовали и самым разнообразным образом.

Как ни смотри, а что-то остро-притягательное («притягательность, близкая к сексуальности» — если перефразировать известное выражение и выразить подспудное чувство) тут есть.

Так что есть притягательные лозунги-идеи. Есть.
Другое дело, что откликнуться на них и реализовать их может лишь один процент (в лучшем случае) «населения» РФ, но больше, в сущности, и не надо.

Вот к этому потенциальному «Малому обществу» России авторский ответ на вопрос «Что делать?» и адресован. C cоответствующим предложением.