link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны


Дополнение
«Выборы — это важно»
(почему это вовсе неважно или ложь «выборно-важная»)

1.
Что такое «интеллектуальная пошлость»?
Один из возможных ответов-описаний тут такой: это нерассуждающая, априорная вера в то, что было сказано тысячи раз — и с самым серьезным видом.
А также: это то, что применяется к России без всяких на то оснований — лишь потому, что примеряемая «кольчужка» существует и в других странах. И там «это носят». То есть, там она работает, там она называется точно так же, как и здесь — «кольчужка». То есть, «выборы».

Выборы — хороший пример такой пошлости, а значит, и бессмыслицы, а, значит, и лжи. И, заметим, крайне уважаемой, трепетной лжи-бессмыслицы.
Ибо замечено, что даже самые ярые, казалось бы, скептики-рационалисты и профессиональные ёрники-иронисты, тут, как по волшебству, разом теряют кислую щелочь свою суждений, разом становятся серьёзными, «как дети». Весь их юмор и иронию тут «как отрезало».

Ну, как же: это ж выборы…
А выборы — это выборы. Как и война, это дело серьезное. А «война — это… война». Её не должен объявлять всякий, кто захочет, и т. д.
Так и тут.
Словом, это «важно» (см. выше), это важное «государственное» мероприятие, это оно, «государство», его проводит (надо ж понимать серьезность момента), и т. д. и т. п.

2.
А всё это есть как раз неважно — и неважно совершенно.
А таковая детская убежденность в важности неважного и существовании несуществующего есть наглядный пример массового самообмана или самообмана масс.

В самом деле, почему эти выборы — это как раз неважно, это как раз есть бессмысленная пошлость?
Ну, как же.

1). Во-первых, потому что эти выборы — не выборы.
То есть, это не суть «парламентские» и «президентские» выборы, как и их привычно-пошло именуют. И это «не суть» тут буквально по определению — по изложенным уже прежде причинам (см. Дополнение «Выборы» — это выборы» ).

Это не «выборы» (тот самый vote, election и пр., «как в Европах»).
Это есть именно и всегда плебисцит, референдум, словом, голосование по вопросу о доверии к «царю» или его преемнику-назначенцу («президентские выборы») или голосование по вопросу о доверии к тому же самому «царю», но в лице его верных «царских слуг» или «государевых людей», которых в РФ принято называть «партией власти».

Примеры?
См. «президентские выборы» Путина в 2000 и 2004 годах.
См. «парламентские выборы» 2007 года (чтоб далеко не ходить).

Так, «государевыми людьми», госчиновники себя сами и называют («мы во всем поддерживаем Путина»), таковыми людьми они де-факто и де-юре являются, будучи «государственными» чиновниками.

Так, «государевыми людьми» их понимает и сам «государь» («президент»), в таковом их качестве он их «населению» и презентует, и просит «население» за них и голосовать — утвердить «государево» к ним доверие.

Отступ. 1.
Хотя и делает он это несколько смущенно — всё-таки человек практический, реальность видит.
Потому признает, что это и не совсем партия (идеологии так своей нет), и «проходимцев», примазавшихся к власти, там полно, но что делать, коли «партия власти» такова — «лучше у нас все равно ничего нет...». См. встречу Путина в Красноярске с рабочими-дорожниками (и, конечно, главным образом, телезрителями) 13 ноября 2007 года.

Словом, есть все основания тут «спошлить» же, перефразировать:
Мы говорим — Путин, подразумеваем — партия власти,
мы говорим — партия власти, подразумеваем — Путин.

Всё тут было сказано откровенно самим участниками «выборов». Путин открыто агитировал «народ» за «партию власти», просил проголосовать за неё, а «партия власти» по привычке агитировала за Путина, тем самым агитируя за себя — рикошетом.

Словом, есть все основания повторить: это не было «выборами», это было именно «голосованием по вопросу о доверии лично к т. Путину».
О чем он сам прямо и сказал, стараясь сказать это максимально ясно и доходчиво (всё-таки с рабочим классом общался): «Вот если люди проголосуют за «Единую Россию», список которой я возглавляю, это означает, что они мне доверяют». См. встречу Путина в Красноярске с рабочими-дорожниками (и, конечно, главным образом, телезрителями) 13 ноября 2007 года.

2). Во-вторых, это мероприятие («выборы») не работает и как собственно плебисцит — и по самой очевидной же причине.
Ведь чтобы плебисцит стал пр лебисцитом, важно, что полученные в его случае голоса были подсчитаны точно. Тогда в ходе этого «акта» будет получен собственно плебисцитарный смысл.

А тут о честности говорить просто не приходится. Это — просто несерьезно.
И не потому, что «проводились эти выборы нечестно», и не потому, что голоса, полученные в итоге, «считали нечестно», и даже не потому, что само это мероприятие было «сфальсифицировано в принципе».
Всё это причины, всё это факторы — но не главные.

А главное в другом.
В том, что этот «акт», как бы он ни назывался, — бессмыслен тотально и совершенно. В том смысле, что тут никакой честности просто не может быть в принципе. И дабы искать тут её, надо просто не видеть русской реальности. Или искать в темной комнате ту самую черную кошку, которой там нет и быть не может.

Ведь кто проводит эти «выборы» как плебисцит?
«Государство».
То есть, его проводит российское чиновство — то самое, которое никак и никем (кроме отчасти «высшего чиновника») не контролируется. То есть, это целиком его мероприятие — мероприятие бесконтрольного чиновства.
И вот оно его и проводит.

Потому что «это» для него — важно. (Вот тут это «важно» уместно).
Это ему оно надо (и очень надо — тут довольно вспомнить, как оно агитировало «население» за явку, только что за рукав его не тянуло).
Почему?

Потому что «это» дает «государству» и легитимность, и уважение в глазах иностранных партнеров, и возможность говорить «может, мы с народом и ошибаемся, но…» (Путин), и многое другое, тоже важное.

И вопрос: с какой стати «государство» позволит кому-то контролировать этот его «акт» и столь важные его следствия?
Ни с какой.
Вот и не позволило. вот и не позволяет.

А эти «наблюдатели на выборах» (от прочих «партий») тут суть фигуры декоративные, они-то тут точно не в счет — ибо способы их обойти есть, они известны давно и давно же успешно используются.
Да и почему, собственно, «государство» что-то и кому-то должно тут позволять, коли оно не позволяет себя контролировать в гораздо менее важных своих делах?
Логично, что ни с какой.
А тут, тем более, ставки слишком высоки, чтобы всё пускать на самотек.

Вопрос риторический: о какой честности можно говорить применительно к той акции («выборы»), которую бесконтрольно же проводит бесконтрольное чиновство («государство»)?

Ни о какой.
О том говорит и здравый смысл, и весь русский опыт «демократических выборов», когда организатор «выборов» всегда получал тот результат, который он заказывал.
Так о чем речь?
Не о чем.
Нет тут предмета для разговора.

Отступ. 2.
И, опять же, о честности и нечестности.
Последняя тут не только подразумевается, но является буквально институциональным фактом.

Так, кто проводит эти самые «выборы» непосредственно?
Известно, специальная избирательная комиссия, известная под краткой (и полной с детства знакомых советских коннотаций) аббревиатурой ЦИК или Центризбирком. И ясно, что для того, чтобы плебисцит был плебисцитом, эта комиссия должна быть независимой и равно лояльной (или равно беспристрастной) ко всем участникам этих самых «выборов».
И тем более всё это касается главы этого самого ЦИКа. Он должен быть особо беспристрастен, ибо этот глава — это всего лишь один человек, а человек слаб, субъективен, и т. д. и т. п.

Вопрос: а как обстоит с этой самой беспристрастностью в нашем случае?
Известно, как.

Известно, что в 2007 году (в канун «парламентских» и накануне «президентских выборов» в РФ), а точнее, 10 марта 2007 года главой Центризбиркома был избран (безальтернативно) некто Чуров.
И главное, что тогда же о нем стало известно: это оказался еще один «питерский», и не простой, а всё из того же путинского КВС, руководство которого и составило в 2007 году всё руководство РФ (что «президент», что премьер-министр).

То есть, это был тот самый Чуров, что 4 года подряд проработал в питерской мэрии в качестве зама Путина, когда тот трудился там главой Комитета по внешним связям.
То есть, это тот самый Чуров, кто еще тогда прославился одной своей фразой, а именно: «Первый закон Чурова — Путин всегда прав!».
То есть, это был человек, Путину преданный.

Вот он и стал в марте 2007 года главою «беспристрастного и объективного» российского ЦИК. И стал быстро: только 10 марта 2007 года он был избран просто членом ЦИК, а уже 27 года марта 2007 года этот новичок становится его главою. И он получает статус вице-премьера со всеми его приятностями — машина, мигалка, охрана, зарплата, уважение и пр., и пр.

А как был лояльным Путину Чуров, так им и, надо думать, и остался.
Ибо как иначе объяснить, что Кремль (то есть, Путин) накануне решающих событий захотел видеть на посту ЦИКа непременно Чурова?
Ибо как иначе объяснить, что было сделано всё, чтобы он непременно стал главой ЦИКа?
Причем несмотря ни на что?
Именно что никак, а только так.

Так, по прежней норме закона главой Центризбиркома должен быть человек, имеющий высшее юридическое образование (всё-таки «выборы» — дело формально-юридическое, а формальности надо блюсти, хотя б и «для блезиру»).
Но Чуров — физик по образованию, а не юрист.

И поэтому 19 января 2007 года (то есть, примерно за месяц до избрания путинского «партнера» главою ЦИК) эта норма, неудобная Чурову (Путину), была Госдумой отменена. Теперь главой ЦИКа может стать и физик, и энтомолог, всю свою жизнь ловивший на Суматре бабочек в блаженном неведении всей суетности этого мира. И уж тем более к такому мутно-кляузному делу, как «выборы» в России, никогда и никакого отношения не имевший.

Кстати, а Чуров есть именно что «не имевший».
До своего безальтернативного (других кандидатур на этот пост логично не было предложено, ибо для предлагающей стороны лучшей кандидатуры просто не было) избрания главою ЦИК он не только прежде не был главой избирательной комиссии рангом пониже, но и вовсе в такого рода комиссиях, по сообщениям прессы, не работал.
Но и это никого не смутило, ибо тут, очевидно, был важен вовсе не опыт, но правильное «усердие», а оно, как то отметил еще царь Николай Первый, «всё превозмогает». Всё.

Вот для того, чтобы именно «всё превозмочь» и всё сделать «правильно, и был Чуров, надо полагать, избран главою ЦИК. Того самого, что должен (по идее) правильно и беспристрастно считать голоса на русских «парламентских» и «президентских выборах».
Надо ли сомневается, что Чуров, как «правильный» глава ЦИК, «всё сделает правильно»?
Надо думать, не надо.
Ибо он — не глупый. Он понимает, кто, как, зачем и почему его на этот пост назначил.

Как видим, нечестность тут носит именно институциональный характер — она стала именно институтом, каковым и является ЦИК, и это никого особо не смущает.
Ибо, опять же, смущаться некому и не перед кем.
Так о чем говорить? Не о чем.
О чем и речь.

И совсем уж глупый вопрос: какой смысл в такого рода подсчете голосов, коли им занимается столь объективный ЦИК?
Ровно такой, какой и в самих этих «выборах» — никакого. С точки зрения, понятно, собственно выборов.

А в остальном, конечно, и эти «выборы», и «точный» подсчет полученных по их итогам голосов тут полны глубокого экзистенциального смысла. С той точки зрения, с какой на них смотрят их организаторы и пользователи (см. Приложение Те смыслы, какие имеет в России наличная «демократия» ).

Отступ. 3. И ЭТА «ЧЕСТНОСТЬ» ТУТ МНОГОЕ, КСТАТИ, ОБЪЯСНЯЕТ.
И ту, скажем, лужу, в которой оказались «оппозиционные» избиратели, по-своему откликнувшееся на слова спикеров от «партии власти»: это-де будет референдум по доверию к Путину и пр.
Эти избиратели сразу же возбудились: ах, он хочет референдум? Ну что ж, он его получит. «Ужо», — загрозили они ему, как пушкинский Евгений «Медному всаднику».
При сём, понятно, эти люди полагали, что итоги этого «референдума» будут для «власти» неутешительны — «народ скажет своё слово» и пр.
А они оказались, естественно, таковы, каковыми их «власть» и планировала.
А как иначе?

И ту, скажем, реакцию «власти», которая по итогам этих «выборов» на них последовала. «Власть» одержала на них, как известно, гомерическую победу, сделала «парламент» тотально своим. Ведь туда пошли все её «партии» — и «Единая Россия», и «Справедливая Россия» (призванная, по мысли Миронова, заменить «коммунистов» в Думе), и ЛДПР Жириновского. Впрочем, сюда можно приплюсовать и «очень договороспособную» КПРФ по главе с Зюгановым.
Перефразируя, можно сказать с полным на то основанием: «весь парламент в кармане».
Ибо в нём все свои люди или, как минимум, свойские.

Вопрос: чему радоваться, коли и так всё по плану?
Нечему. Никаких сюрпризов.
Радуются обычно победе, полученной в честной борьбе.
А где тут честная борьба, где тут, соответственно, победа?
Ни того, ни другого.

Потому и радости особой нет, ибо это самое «ни другого» прекрасно ощущается самими «победителями».
Потому и саму эту «тему» в СМИ закрыли поскорее.
Дело сделано, говорить не о чем.

5.
Да, а ведь есть еще и «в-пятых».
И это «в-пятых» важнее, опять же, всех предыдущих пунктов.
Почему?

Потому что на этих неважных выборах не просто «вообще» не определяется будущее России и её судьба.
Потому что здесь этого нет в и «в частности», и «конкретно».
То есть, иными словами, здесь никак не решаются те главные политические проблемы России, которые в России не решены.

Так, есть ли в России политическая элита в полном смысле слова. А не так, как это принято ложно (массово, пошло) понимать?
Нет, ответственного и «примерного меньшинства» в России нет.
А значит, нет и всего того, что эта элита «производит» — и собственно общества, и собственно государства.

А ни элита, ни общество, ни государство из этого щелястого ящика не рождаются, как некогда родилась Минерва из головы Юпитера.
Они рождаются совершенно иначе.
И уж точно не на «выборах — судьбу, которых определяет большинство, а значит, массовые люди со всеми их известными качествами.

А коли главные политические проблемы России не решаются на выборах вообще, и на этих выборах» в частности, то в чем их важность?
Ни в чем.
С этой точки зрения они совершенно неважны и бессмысленны.
О чем и речь.

Отступ. 2.
Эту бессмысленность выборов в Олигархии русский массовый человек и сам прекрасно чувствует. Именно. Он не понимает, почему все выборы в наличной России бессмысленны, но чувствует. «Нутром».
И чувствует он — совершенно правильно. В своих ощущениях он прав совершено.
Эти чувства выражены в известных фразах — «всё без толку», «голосуй, не голосуй…, «от нас ничего не зависит», «сколько уж мы голосовали, а ничего не меняется…», и т. д. и т. п.
Обычно на эти фразы просвещенные интеллигенты показывают пальцем как на пример некой «дремучести», «темноты» или «косности» обывателя. Не понимает-де человек своего счастья. Они говорят ему то, что и он, и все слышали уже не раз: «Поймите, у вас раз в 4 года есть реальный шанс повлиять на власть. А вы им не пользуетесь. А надо — надо идти на выборы. Хоть кого-нибудь, да выбрать. Надо. Ну, выберите того, кто вам менее всего противен, вот за него и проголосуйте. Всё дело. Всё-таки вы таким образом свой гражданский долг исполните». И т. д. и т. п.
Словом, выборы — это «живая душа демократии». И надо на выборы ходить — помещать бюллетени в урну регулярно.
Но уговоры эти напрасны. И лживы. А эти «косные люди», напротив, совершенно правы в своей «косности».
Они правы потому, что всё именно так и обстоит — и «всё без толку», и «от нас ничего не зависит», и т. д. и т. п.
Почему?
Именно потому, что выборы бессмысленны даже с точки зрения их же собственной логики — даже если согласиться с благодетельностью собственно выборной процедуры (прим. 2).
Решение русских проблем — не в них.