link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



Дополнение
«В России есть депутаты»
(ложь «депутатская», соответственно, ложь «депутатско-выборная»)

1.
В чем состоит тут состоит интеллектуальная пошлость такого понятие, как «депутат» российский — «депутат» любого уровня?

А в том, что он — вовсе не депутат.
Сказано же, что пошлость — это всегда и глупость, и ложь. Вот тут эта многогранность лжи отлично и проявляется.
Именно: слово такое есть — «депутат», а самого депутата — «нету».

Почему?
Потому, что они, «депутаты», лишены в РФ того, что делает депутата депутатом.
Потому что это только форма, лишенная содержания, это только слово, лишенное дела.
Потому что и «депутатские выборы» в РФ вовсе не предусматривают тех последующих действий избирателя, которые — единственные — придают этим выборам суть и смысл.

О чем тут речь?
О главном.
Выбрать — ведь не всё дело. И даже не полдела.
Это лишь создание условий для этого дела — обретение персонажа, с которым это самое дело и предстоит (не убоимся тавтологии) проделавывать.

О чем речь?
О главном же. О контроле за «народными избранниками» со стороны его избирателей — о том, что единственное делает депутатов депутатами.

Вопрос: этот контроль в РФ — есть?
То есть: избиратели «управляют» своими избранниками (будь то местные депутаты, будь то думские), контролируют их, и, в случае надобности, отзывают?

Нет, конечно.
Такого обычая в РФ нет и в заводе.
За всю историю (с 1991 года по настоящий день) «демократических выборов» в РФ ни один народный избранник не были отозван своим избирателями.

Хотя, как известно, поводов к тому было предостаточно. И с этими избранниками проделывалось многое другое. Их порой «власть» сажала тюрьму, лишала его «депутатства», всяко–разно наказывала, а их бизнес-партнеры их иногда просто «тупо» убивали — за всякое-разное же. Словом, было с ними много чего.
Не было только одного и главного — отзыва избирателями своего избранника.
Такой вот логичный «парадокс».

А не было такого потому, что его и быть не могло.
И потому что так и не была за все эти годы разработана соответствующая процедура.
И потому (и это тут главное), что если бы даже она и была, то всё едино она оставалась бы втуне — избиратель ею бы не пользовался.
Почему?

А по самой простой причине. Как известно, в одиночку никто никого не может ни контролировать, ни, тем более, отозвать. Нужно солидарное действие. Нужно избирателям как-то договориться, как-то согласиться, как–то соединиться, как-то взаимодействовать. И делать это — солидарно.

А вот это есть как раз то, что у русских избирателей никак не получается.
Почему?
Потому что они суть именно массы (асоциальны, «глупы» и пр.), потому что они суть русские массы, а тут, как это всем известно, с «договориться-объединиться» совсем плохо. И это «плохо» давно уже стало всеобщей притчей во языцех.
Массы — асоциальны, русские массы — асоциально базово и принципиально.

Вопрос: что такое выборы в этих условиях?
Извращение и ложь.

С чем их можно сравнить?
Скажем, со свадьбой, которая этой самой свадьбой и заканчивается. Гости разошлись, и всё идет дальше так, как шло и прежде.
Хотя ведь ясно, что главное в свадьбе — вовсе не свадьба, а то, что идет за нею, что «потом» — семейная жизнь, общий дом, общие заботы, общие радости, и, главное, дети.
А тут — ничего этого нет.
А тут — только свадьба.
А тут — только тосты, пожеланья, чоканье, чмоканье, закусыванье и пересчет подарков с обеих сторон.
Всё.

Так и это голосование есть только голосование (сование бумажки в урну).
С чем их можно сравнить еще?

А еще это похоже (коль уж образ кухарки у нас с ленинских времен популярен) на «кухаркины выборы».
То есть, человек выбирает себя повариху, но при том условии, что он не имеет права ни контролировать её стряпню и расходы, ни, тем более, определять своё меню. А при сём он обязывается «верить» этой кухарке («других-то нет») и «лопать, что дают». Да, и уволить её он не может тоже. Он должен её «терпеть» (сам ведь «выбирал») и ждать 4 года. Тогда он сможет (если сможет) сменить её на другую.
Но, что характерно, — ровно на тех же самых условиях.
«А смысл?».

Отступ. 1.
Это как в фильме «Волга-Волга» по поводу бракованной балалайки, которая «не звучит»: «…Возьмите у товарища брак и выдайте ему другой».

2.
И встает, соответственно, вопрос: что такое в РФ выборы депутатов, коли эти депутаты — не депутаты?
Ясно, что это не выборы депутатов.
Ясно, что это объективная ложь — ложь (если их и далее классифицировать) «выборно-депутатская»).

И ясно, почему.
Как нельзя выбрать себе мясо («что получше», «что менее плохо») на рынке, коли его там нет, таки нельзя выбрать себе депутата, коли его тут нет и быть не может.
Выборы депутатов в РФ  — это объективная ложь. По факту.

И это, заметим, не просто ложь.
Это, заметим, ложь институциональная, освященная всеобщим — именно массовым — мнением, что таковые «выборы» есть именно выборы, и потому участие в них есть ни что иное, как «гражданский долг» российского гражданина.

И именно так, как «гражданский долг», они мыслятся и массами русских голосователей, и теми выходцами из масс, которые эти самые выборы устраивают.
И именно так эти самые устроители об этом самом «долге» и говорят.

Скажем, как в том телеролике от Центризбиркома (от имени «государства»), который крутился по ТВ в октябре-ноябре 2007 года. Там речь шла о выборе депутатов по партийным спискам, то есть, о выборах партий, то принципиальное понимание этого самого гражданского долга тут, понятно, то же самое, как и во всех прочих выборах, — надо придти, надо проголосовать, надо опустить бумажку в урну.

Всё.
Более ничего.

О том речь в этом самом ролике и шла.
Так эти самые выборы русскими массами и понимаются — везде, всегда, всеми.

Отступ. 2.
Там некий дядечка самодовольно-профессорского вида излагал неким «как бы» студентам именно такое, русско-массовое понимание «гражданского долга» — вместе с рассказом о самой процедуре голосования. И его изложение было, соответственно, простым, как и сам его предмет (процедура голосования).
А именно:

«Процедура голосования настолько проста, что с нею легко справился бы и ребенок, обладай он правом голоса.
У вас, совершеннолетних граждан России, такое право есть.
Всё, что нужно — это придти на избирательный участок по месту жительства. Там предъявить избирательной комиссии паспорт, получить бюллетень для голосования и, пройдя в специальную кабину, поставить галочку — напротив выбранной вами партии. После чего — опустить бюллетень в избирательную урну.
Всё!
С чувством выполненного гражданского долга вы можете возвращаться домой — ждать результатов голосования».

Конец текста.
Звучит музыка и голос за кадром: «Все на выборы 2 декабря. Голосуй за будущее России».
Конец ролика.

Возникает совсем простой вопрос: разве гражданский долг — долг гражданина (хозяина своей страны и пр.) состоит именно в этом?
Разве он в том, чтобы выбрать из предложенного списка того, кому он «верит» (кто «менее противен»), проставить против него (человека, «партии») птичку и беззаветно «довериться» ему на все четыре года?

В самом деле, как обычно голосует русский массовый избиратель?
Известно до пошлости же: по принципу «меньшего зла».
Потому что «остальные еще хуже», потому что «других-то нет», потому что «ну, надо ж кого-то выбрать, так пусть хоть этот, он вроде уже нахапался, а те еще голодные», и т. д. и т. п.
Так голосует и массовый избиратель, так ему говорит и массовый же выбиратель (Путин), когда агитировал его (13 ноября 2007 года «на встрече с красноярскими рабочими») за свою «партию» по имени «Единая Россия» («...Лучшего всё равно у нас ничего нет»).

То есть, вопрос стоит так: гражданский долг состоит в том, чтобы всегда выбирать зло, пусть и «меньшее» (что неважно, ибо оно всё равно вырастет)?
Или так (чтоб совсем уж было просто): состоит ли гражданский долг гражданина в том, чтобы всегда выбирать для своей страны зло?

Нет, конечно. Гражданский долг — точно не в этом.
Такое «понимание» долга есть именно его опошление — до прямого извращения, до полного «наоборот».
То есть, это именно ложь, и ложь сама себя никак не стесняющаяся, ложь, как все это знают по русским реалиям, высокопафосная — «гражданский долг и всё такое». Слышали всё это все и с самого детства.

А долг гражданина (хозяина своей страны) состоит вовсе не в этом. Если говорить именно о долге.
Он состоит в том, что контролировать своего наемного представителя (депутата) или своего администратора (скажем, президента или наемного «менеджера», как Путин сам себя назвал).

Потому что исходный мотив так, по-граждански, понимаемого гражданского долга состоит в том как раз, чтобы заранее или априорно не «верить» ему, заранее ему именно и принципиально не «доверяя».
А и то: почему, собственно, он должен ему верить?
Нет к тому никаких рациональных оснований.
Гораздо рациональнее поступать как раз иначе: не грешить пошлым идеализмом — искать идеальную сущность (живого ангела во плоти), которой можно «доверять», и «верить», которую можно делать «депутатом», но искать способы общественного контроля за тем, кто хочет стать этим самым депутатом.

И логика тут проста и очевидна, она была растолкована еще Наполеоном: «Поставьте мошенника у всех на виду, и он будет действовать, как честный человек». Именно. А этот император, как известно, был неплохой «менеджер по кадрам», хотя и преступник и против Франции и против человечества. Знал, о чем говорил.

И ровно эта же логика, конечно, должна действовать в случае выборов вообще, русских выборов в частности, и выборов «президентских», «парламентских» и местных, если уж говорить уже конкретнее.

Отступ. 3.
Кстати, как раз местные «выборы» тут особенно показательны, коль скоро в мэрских руках оказывается и власть и над городом, и над его деньгами (общими деньгами), и над его всеми ресурсами, коль скоро «работа» с ними происходит буквально «на глазах у изумленной публики».

Но русские массы, как известно, поступают строго наоборот.
Они ищут в самовыдвиженце в мэры (как правило, из местных предпринимателей) «честного человека» (а чаще всего просто способ избавиться от старого мэра-мошенника), а потом дружно удивляются, что новый мэр оказался мошенником еще большим.
И тут они просто разводят руками: «Надо же… Обещал вон чего, а сам — вон чего…».
И т. д. и т. п.
А в чем проявляется это «мошенство», также всем хорошо известно (прим. 1).

Но удивляться решительно нечему: всё именно так, как и должно быть. Человек слаб, как известно, он, как известно, крайне жаждет «гламура». И он слабеет тем больше, чем больше власти и денег оказывается в его руках, чем меньше за этими руками оказывается контроля. Таким образом, наличная Россия — идеальное место для такого рода человечьего «ослабления» и его материального укрепления.

Словом, всё тут тоже известно до пошлости.
Так чему, спрашивается, удивляться?
Именно что нечему.

Словом, все очевидно и логично.
Долг хозяина дома или предприятия не просто выбирать себе слуг и работников их всех желающих подзаработать, но контролировать их, чтобы дело этой «подзаработкой» не кончалось бы — чтобы взамен её получить искомый продукт или услугу. И соответствующие хозяйские прописные истины известны — «всё должно быть под контролем», «доверяй, но проверяй», «за всем догляд нужен», «глазок-смотрок» (Гоголь) и т. д. и т. п.

Долг гражданина — ровно в том же, чтобы контролировать своих наемных представителей-администраторов.
Потому что главное в выборах — это не «доверие» (как в России, когда людям предлагают именно пошлую глупость: «Выбирайте тех, кому вы доверяете»), а именно недоверие. Недоверие с последующим контролем, который придает выборам смысл.

И нет тут, заметим, никаких новаций, открытий или «интеллектуального прорыва». Всё это известно и азбучно с античных еще времен — с тех самых пор, как существует демократия как процедура выборов, и прочие её процедуры.

Недаром у тех же самых древних греков в период развития их демократия («золотой век Перикла» и пр.) собственно выборов часто не было вовсе. А многих администраторов (начиная начальником афинского рынка, кончая архонтом) назначали простым жребием (если все кандидаты были равно достойны, а избиратели в Народном Собрании не желали зря «морочиться»).

Почему?
Потому что было в этих «выборах по жребию» главное — контроль за избранником. Форма, как видим, ничто (она может меняться), но содержание, как видим, — всё (и оно тут оставалось неизменным, если угодно, ленинским — «учет и контроль»).

Недаром древний грек Демосфен называл «лучшим ограждением от тиранов недоверие граждан» (к своим администраторам-представителям, понятно).
Недаром и «революционный демократ» Робеспьер рассуждал в том же самом, демосфеновом духе: «Основная добродетель гражданина есть недоверие».
И т. д. и т. п.
Так люди понимали гражданский долг — долг хозяйский.

Вопрос риторический: какое отношение имеет к собственно гражданскому долгу имеет тот «гражданский долг», о котором говорят обычно в России?
Тот «долг», который заключается в том, чтобы «выбирать сердцем», голосовать за тех, кто «вызывает наименьшее презрение», словом, выбирать «наименьшее зло», просунув бюллетень с его именем в щель урны (как правоверный иудей записку с просьбой к Богу — в щель «Стены плача»), и потом все четыре года слушать утешения: «Ну, ничего, в следующий раз выберете себе тех, кто еще лучше…»?
А утешителям при сём будут вторить сами обидчики («власть»), говоря, как тот тренер проигравшей команды: «Ничего, в следующий раз мы сыграем еще лучше».
Ну да. Слышано это всё было в России не раз, и повторялось столько же.
Так — какое?

Ровно то же самое, понятно, как наличные русские «выборы депутатов» к собственно выборам депутатов.
Ровно то же самое, какое отношение имеет пошлость к оригиналу, ложь — к правде.
То есть, ровным счетом никакого.
О чем и речь.

*
ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Как примерно выглядит хроника обычного в РФ мэрского «мошенства»?
Известно, как.

Скажем, если новый мэр в неком городе человек пришлый, он выгоняет с хороших постов в местной администрации аборигенов и заполняет их своими земляками, а также просто своими добрыми знакомыми или партнерами по бизнесу.

Это примерно как Путин: переехал в Москву, а с ним переехали и его «питерские».
И так повсеместно.
Да и почему, опять же, повсеместно должно быть иначе?
Везде массовые люди одинаковы, как и логика их поступков.

Скажем, если «мэр» был прежде предпринимателем, то он идет «в мэры» затем, чтобы зарабатывать еще больше (ведь его бизнес-логика и жизненные установки отнюдь никуда не деваются).
И он начинает зарабатывать, скажем, на известных условиях партнерства с фирмами–инвесторами.
И под самые сладко-мэрские слова («развитие» и пр.) иной старинный русский город сносится местами (особо вкусными) под нож и застраивается в ударном порядке (без или помимо Генплана и, тем более, без каких-либо с кем-либо объяснений) «торгово-офисно-развлекательными центрами» в несуразно большом количестве — массово же. («Мэру» и его партнерам-инвесторам хочется ведь не просто «заработать», но «хорошо заработать». Потому люди просто «колотят бабки»).

Это примерно как Лужков в Москве.
А Москва на то и столица нашей Родины, чтоб и пример подавать иным городам, и служить зеркалом общероссийской городской жизни и городского же бизнеса.
А то — она же столица.

И т. д. и т. п.
Примеры всем хорошо известны.