Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны



Приложение
В чем состоит единственное бесспорное благо демократии

1.
Оговоримся сразу: мы говорим о той демократии, какая в наличной России есть, какая в ней сейчас единственно возможна, какую только и знают, и понимают русские массы.

Это — «выборная демократия» или демократия как выборы.
Это — та демократия, которая к другой «демократии», которая есть просто синоним мало-мальски благоустроенного общества (то есть, где есть общество — какое-никакое, где есть собственно государство, где есть искусство диалога и компромисса, ну, чтоб всем жилось достаточно хорошо) не имеет никакого отношения.

Это есть та демократия, которая, если всё упростить до рабочей сути, есть «выборы царя».

2.
Так вот, вопрос: есть ли такая демократия (выборы в асоциальности) абсолютное зло, где нет ни одного благого свойства?

Нет, конечно.
Она конечно, гибельна, безусловно.
Она, конечно, путь в никуда, но и тут есть одна «маленькая «польза». Та, что сродни анестезии, когда человек отправляется в «страшное», но — спокойно, но «стабильно», и самого этого «страха» в упор не видя, и мебель оттого вокруг себя в испуге не опрокидывая.
Словом, человек идет в «страшное» завтра без разрушений и истерик сейчас. Всё спокойно, всё пристойно, всё «стабильно».

Это тут главное — «стабильно».
Вот это есть то благо, которое дает демократия как выборы, — «стабильность».
Причем независимо от того, где такая демократия действует — в социальной стране или асоциальной, подобной России.
Словом, не надо искать в такой демократии того блага, которое в ней не и быть не может. Чего нет, того нет. А что есть, то и есть.
Вот эта стабильность и есть.
И неважно, что это стабильность умирания.
Главное, что всё спокойно — «всё стабильно».
Это тут главное.

3.
О чем тут речь?
Ясно, что когда правит «царь» невыборный, то он всегда морально ущербен. «Население» всегда может сказать, что он плох потому, что он не выбранный — не «народный». Не было его «всенародного избрания».

А когда правит «царь» выборный, то «населению» обижаться не на кого, бунтовать не из-за чего. «Царь» правит плохо? Так кто в этом виноват?
И «царские» слуги по пиар-части «населению» доходчиво объясняют, кто. Оно, «население», и виновато. Оно же этого «царя» выбирало. Так что же теперь плакаться?
«Бачили очи, що куповали». Так вот же ж «iжте, хочь повылазьте».
Так что, мол, делать нечего — надо теперь ждать 4 года. А там «народ» себе другого «царя» выберет — лучшего.
«В следующий раз сыграем еще лучше».

Отступ. 1.
Пример тому — то же Ельцин. Он был массово и нелюбим, и неуважаем, но его пиар-технологи всегда старательно выговаривали его ими же придуманный титул — «всенародно избранный президент России».
И это, конечно, была явная ложь. «Весь народ» за Ельцина не голосовал, «весь народ» его, соответственно, не выбирал, и потому он вовсе не «всенародно избранный».
«Соврамши» пиарщики?
Конечно.

Но не просто так врали — красного словца ради, пышного титула для.
Был в этом вранье большой практический смысл.

Ведь какую мысль пиарщики хотели внедрить в массовое сознание этой явно-наивной (вроде бы) ложью?
А они, посредством этого словесного гипноза (а ему русский массовый человек очень податлив), говорили, что собственно избрание «президента РФ» — было. И собственно «выборы» (какие-никакие) — тоже были. А в «выборах» участвовали все, кто того хотел.
«Народ», словом. Так что — на кого обижаться? Сам «народ» голосовал, сам «народ» выбирал.

Выходит, обижаться не на кого. Ну, не на «народ» же?
Ясно, что массовому человеку («народу») обижаться на самого себя не приходится. Тем более, что этот человек уверен, что «народ всегда прав».
Выходит, что и бунтовать нелегитимно.
Выходит, что этот бунт есть бунт против «народа». Что совсем плохо выходит. В высшей степени антидемократично.

Словом, «выборы» в асоциальной стране есть почти идеальный способ навязать
Многим (массам) любого правителя, которого реально выберут «под себя» Немногие (Олигархия).
И которого массы сами же, добровольно, на «всенародном голосовании» над собой и поставят.
Ведь сам «народ» ведь никого в президенты не выдвигает?
Нет, конечно, не выдвигает. И он никого не «выбирает».

Именно: он не «выбирает» (а кто тут у нас в стране самый гожий на царский трон?) — он лишь избирает». Он, как именно «избиратель», только избирает из того списка, что ему предлагается. («Ешь, что хочешь, братец! Ну, конечно, из нашего фирменного меню. Ну, то, что мы всегда тут готовим. Ага»).
Словом, избирает из того выбора, который уже был сделан до него.

Именно. Как отвечают в России многие люди, когда их упрекают в том, что они голосуют за тех, кого — сами и только что — ругали на все корки?
Они отвечают почти с обидой, как человек, несправедливо обвиненный: «А за кого еще голосовать-то? Других-то — нет?».
Последняя фраза известна всем — слышана она сотни раз. Недаром ведь она звучит с самых еще горбачевских времен.

«Другие», конечно, есть.
И их много — хотя бы среди тех же подполковников КГБ (ФСБ). Это не говоря уж о просто подполковниках. «Их тут столько, что Москву-реку прудить можно», как шутили штатские в Москве советского времени, толкаясь с ними в метро.

Но Многие (массы) тут де-факто говорят о другом.
Они говорят о том, что Немногие Многим более других кандидатур на голосование не представили. Только и всего. Потому и нет «других-то».

Та же логика действует и в отношении прочих выборных лиц Олигархии (администрации РФ).
Что, «депутаты» плохие?
«Дык!» — говорят пиар-технологи. И повторяют всё тот же самый аргумент: сами их выбирали — обижаться не на кого. Сами и виноваты. «Выбирать надо было лучше». А теперь ждите 4 года, а в другой раз выберете «хороших».

Хотя ясно, как день, что в асоциальной стране «хороших» избранников быть не может в принципе. «Плохими» они будут всегда.
Потому что подобно тому, как «хороший» враг — это мертвый враг, так и «хороший» депутат (скажем, депутат) — это депутат, своим «избирателям» подконтрольный.

А в наличной России, как понятно, такого контроля нет и быть не может.
Потому что этот контроль по определению — общественный.
А где тут общество, хотя б и самое малое, коли главная в России проблема — это, как известно, «ой, да надо б нам давно объединиться, да всё никак как-то…»?

Более того, всякий (даже лично самый лучший — честный и пр.) депутат в этих условиях — это работник Олигархии. Потому что он объективно работает на Олигархию — обеспечивает стабильность условий её существования, снимает отчасти напряжение в «обществе», дарит людям надежду, что и в этих условиях можно добиться добрых перемен, и т. д. и т. п.

Стабильность — это бесспорное благо выборной демократии. Тем она и хороша.

4. ОГОВОРИМСЯ
Хотя, конечно, это благо есть благо бесспорное применительно к «просто стабильности» («чтоб стабильно», «чтоб без бунтов» и пр.)
Хотя, конечно, нельзя не сказать (для порядка изложения и его корректности), что стабильность бывает разная.
Словом, и тут эта бесспорность — по понятным диалектическим причинам — вполне условная. Что делать — всё в мире относительно.
О чем тут речь?

А тут тоже всё вполне очевидно.
Потому как в социальной стране «просто стабильность» ведет к стабильности роста, развития и прочего, в асоциальной — к стабильности деградации. Всё вроде идет к худшему (вымирание, деградация людей и страны), но — стабильно. В том смысле, что спокойно, как под анестезией — без бунтов, восстаний и прочих беспорядков. Пациент, конечно, умирает, но — спокойно, без судорог и буйства, почти с улыбкой веры — с верой в выборного «царя», который всё наладит и управит.
Потому как более — некому.

Хотя, конечно, объективно этот «царь» есть фигура сугубо техническая: остановить распад он — даже при всем своем желании — не может (это не дело одиночки), и он следит лишь за тем, чтобы этот процесс протекал как можно менее безболезненно.
Он, скорее, выступает в роли председателя ликвидационной комиссии по утилизации наличного имущества некой закрытой конторы.
Он есть нечто вроде СНГ в одном лице — оно ведь тоже было создано не для совместного развития бывших «республик свободных», но для цивилизованного их «развода».
Так и тут.

Отступ. 2.
Словом, можно сказать, отвлекаясь от главной темы, что тут — всё, как всегда, всё, как везде. Всё зависит от правящего меньшинства, которая всё всегда решает, всё определяет.

Если это асоциальное меньшинство, то есть, Олигархия, то выборная демократия ведет только к стабилизации наличного статус-кво, то есть, деградации и распада. Но никак не к переменам к лучшему.
Как это происходит, русская реальность уже не раз показала: люди знают, что «царь» нехорош, но голосуют за него по принципу «меньшего зла» или «знакомого зла».
Потому что в противном случае «будет еще хуже».
Потому лучше это «плохо» сейчас, чем возможное «еще хуже» завтра.

И если послушать речи людей из самой Олигархии (администрации страны), то мы услышим, что их единственная идеология и единственное самооправдание — это теория «меньшего зла» (но, заметим, зла). О чем они явственно, на каждых «выборах», и говорят массам: держитесь лучше нас, а то к власти придут «фашисты», «экстремисты», «оранжисты» (оранжисты второй, заметим, волны, ибо наличная Олигархия — это «оранжисты» первого, 1991-го года призыва, и их «преемники») и прочие (а, хотя бы и велосипедисты, заставят вас по Москве на велосипеде ездить, «фашисты»). И вот если они придут, то тогда-то уж точно — всё кончится полным и мгновенным развалом.

Потому голосуйте за нас: мы, понятно, зло (что логично: мы же — это те самые вечно и всеми ругаемые чиновники, мы это понимаем), но мы — зло меньшее.

Доктрина собственного малого зла, с которой выступает Олигархия — объективна и закономерна. В том смысле, что никакой иной — позитивной — доктрины Олигархия, как сила сама по себе негативная, предложить не может. Что логично: Тьма не может предложить Свет.
Она может лишь предложить сравнить себя с ещё большей Тьмой, дабы всем прочим показать, что в сравнении с нею она «светлее», ну, «почти свет», и потому она, безусловно, «лучше». Конечно.
Хотя Тьма, конечно, остается Тьмою, а Зло — Злом (хотя и «меньшим»).

И всё тут объективно, как, скажем, тот же снос детских садов ради «торгово-развлекательных центров» — при Олигархии иначе не бывает, что бы она «в защиту детства» ни говорила.
Потому что свой собственный интерес ей точно «уговорить» не удастся.

Если же правит элита (социальное меньшинство, ответственное меньшинство, «примерное меньшинство»), то выборная демократия стабилизирует социальность — стабилизирует то хорошее, что есть, ведет дело к его совершенствованию, то есть, к тем самым переменам к лучшему.
Всё логично.

Приложение.
О том единственно смысле, котоый имеют выборы в России
1.
Можно ли сказать, что «выборная демократия» (демократия как выборы) — это абсолютное зло?
Нет, конечно. Своя польза есть и от неё — именно своя.
В этом всё дело: не надо искать в ней того блага, которое в ней не и быть не может. Чего нет, того нет. А что есть, то и есть.
И есть в выборной демократии своё благо. Вот его она и может дать, причем независимо от того, где такая демократия действует — в социальной стране или асоциальной, подобной России.
Это благо — стабильность.
В этом суть и смысл выборной демократии. Это она «дает».

Ясно, о чем речь. Когда правит «царь» невыборный, то он всегда морально ущербен. «Население» всегда может сказать, что он плох потому, что он не выбранный — не «народный». Не было его «всенародного избрания».
А когда правит «царь» выборный, то «населению» обижаться не на кого, бунтовать не из-за чего. «Царь» правит плохо? Так кто в этом виноват?
И «царские» слуги по пиар-части «населению» доходчиво объясняют, кто. Оно, «население», и виновато. Оно же этого «царя» выбирало. Так что же теперь плакаться? «Бачили очи, що куповали».
Так что, делать нечего — надо теперь ждать 4 года. А там «народ» себе другого «царя» выберет — лучшего. («В следующий раз сыграем еще лучше»).

Отступ. 1.
Пример тому — то же Ельцин. Он был массово и нелюбим, и неуважаем, но его пиар-технологи всегда старательно выговаривали его ими же придуманный титул — «всенародно избранный президент России».
И это, конечно, была явная ложь. «Весь народ» за Ельцина не голосовал, «весь народ» его, соответственно, не выбирал, и потому он вовсе не «всенародно избранный».
Врали пиарщики?
Конечно, врали.
Но не просто так врали — красного словца ради, пышного титула для. Был в этом вранье большой практический смысл.

Ведь какую мысль пиарщики хотят внедрить в массовое сознание этой явно-наивной (вроде бы) ложью?
А они, посредством этого словесного гипноза (а ему русский массовый человек очень податлив), говорили, что собственно избрание «президента РФ» — было. И собственно «выборы» (какие-никакие) — тоже были. А в «выборах» участвовали все, кто того хотел. «Народ», словом. Так что — на кого обижаться? Сам «народ» голосовал, сам «народ» выбирал.
Обижаться не на кого. Не на «народ» же?
Ясно, что массовому человеку («народу») обижаться на самого себя не приходится. Тем более, что этот человек уверен, что «народ всегда прав».

«Выборы» в асоциальной стране есть почти идеальный способ навязать Многим любого правителя, которого реально выберут «под себя» Немногие, которого Многие сами же, добровольно, на «всенародном голосовании» над собой и поставят. Ведь сам «народ» ведь никого в президенты не выдвигает? Нет, конечно. Он лишь выбирает из тех, кого ему предлагают Немногие.

Именно. Как отвечают в России многие люди, когда их упрекают в том, что они голосуют за тех, кого только что ругали на все корки? Они отвечают почти с обидой, как человек, несправедливо обвиненный: «А за кого еще голосовать-то? Других-то — нет?». Последняя фраза известна всем — слышана она сотни раз. Недаром ведь она звучит с самых еще горбачевских времен.

Но «другие», конечно, есть и много — хотя бы среди тех же подполковников КГБ. «Их столько, что Москву-реку прудить можно», как шутили ранее про обилие разных полковников на улицах Москвы.
Но Многие тут де-факто говорят о другом. Они говорят о том, что Немногие Многим более других кандидатур на голосование не представили. Только и всего. Потому и нет «других-то».

Та же логика действует и в отношении прочих выборных лиц Олигархии.
«Депутаты» плохие?
Пиар-технологи повторяют тот же самый аргумент: сами их выбирали — обижаться не на кого.
Сами и виноваты. Теперь ждите 4 года, а в другой раз выбирайте лучше.
Хотя понятно, что в асоциальной стране «хороших» депутатов быть не может в принципе. «Плохими» они будут всегда. «Хороший» депутат — тот, кто находится под контролем избирателей, а в наличной России такого контроля нет и быть не может.

Более того, всякий (даже лично самый лучший — честный и пр.) депутат в этих условиях — это работник Олигархии. Потому что он объективно работает на Олигархию — обеспечивает стабильность условий её существования, снимает отчасти напряжение в «обществе», дарит людям надежду, что и в этих условиях можно добиться добрых перемен, и т. д. и т. п.

Стабильность — это безусловное благо выборной демократии. Тем она и хороша.
И это бесспорное её благо.
Хотя, конечно, благо условное. ПОтому как в социальной стране она ведет к стабильности роста, в асоциальной — к стабильности деградации. Всё вроде идет к худшему (вымирание, деградация людей и страны), но — стабильно. В том смысле, что спокойно, как под анестезией — без бунтов, восстаний и прочих беспорядков. Пациент, конечно, умирает, но — спокойно, без судорог и буйства, почти с улыбкой веры — с верой в выборного «царя», который всё наладит и управит. Потому как более — некому.

Хотя, конечно, объективно этот «царь» есть фигура сугубо техническая: остановить распад он — даже при всем своем желании — не может (это не дело одиночки), и он следит лишь за тем, чтобы этот процесс протекал как можно менее безболезненно.
Он, скорее, выступает в роли председателя ликвидационной комиссии по утилизации наличного имущества некой закрытой конторы. Он есть нечто вроде СНГ в одном лице — оно ведь тоже было создано не для совместного развития бывших «республик свободных», но для цивилизованного их «развода». Так и тут.

Отступ. 2.
И тут тоже всё зависит от правящего меньшинства. Оно всё всегда решает.

Если это асоциальное меньшинство — Олигархия, то выборная демократия ведет только к стабилизации наличного статус-кво, то есть, деградации и распада. Но никак не к переменам к лучшему.
Как это происходит, русская реальность уже не раз показала: люди знают, что «царь» нехорош, но голосуют за него по принципу «меньшего зла» или «знакомого зла».
Потому что в противном случае «будет еще хуже».
Потому лучше это «плохо» сейчас, чем возможное «еще хуже» завтра. И если послушать речи людей из самой Олигархии, то окажется, что их единственная идеология и самооправдание есть теория меньшего зла: держитесь лучше нас, а то к власти придут «фашисты» и тогда-то точно всё кончится полным и мгновенным развалом. Голосуйте за нас: мы, понятно, зло (мы же — те самые вечно и всеми ругаемые чиновники, понимаем), но мы — меньшее зло.

Доктрина собственного малого зла, с которой выступает Олигархия — объективна и закономерна. В том смысле, что никакой иной — позитивной — доктрины Олигархия, как сила сама по себе негативная, предложить не может. Тьма не может предложить свет.
Она может лишь предложить сравнить себя с её большей тьмой, убедиться, что в равнении она «светлее» и потому она «почти свет». Хотя тьма, конечно, остается тьмою, негатив — негативом. Всё тут объективно, как, скажем, тот же снос детских садов ради «торгово-развлекательных центров» — при Олигархии иначе не бывает. Что бы она «в защиту детства» ни говорила — свой собственный интерес ей всё едино «уговорить» не удастся).

Если же правит социальное меньшинство — Малое общество, то выборная демократия стабилизирует социальность — стабилизирует то хорошее, что есть, ведет к его совершенствованию, то есть, к тем самым переменам к лучшему. Всё логично.

В любом случае, выборная демократия — дело десятое. Это лишь Средство, никак не Цель, и средство вторичное — «средство средства».
А главное средство обеспечить перемены к лучшему тут только одно — социализация.
А сила, которая это может сделать, тоже только одна — Малое общество.
Социализация — главный и единственный способ перемен к лучшему.
Всё остальное — или вредно, или бессмысленно, или вторично. И пользы людям (что здесь и сейчас) не приносит. Последнее уж точно совершенно.

Отступ. 3. ВАЖНО ОГОВОРИТЬСЯ
Конечно, операция «выборы» РФ безусловно бессмысленны и бесполезны — с точки зрения перемен к лучшему.
А есть и другие «точки». И в их случае «выборы» полны глубокого смысла.

Скажем, с точки зрения тех, кто их проводит — чиновнков, они имеют важный смыл, ибо служат средством легитимизация этих самых чиновников. Ну да: «мы не узурпаторы, мы тут не просо так — за нас народ голосовал» т. д. и т. п. Это очень убюодно: в разговоре с нраордом сослаться на «аод» же. Что народ п возразит против самого себя. Ничего. В том-о и удобство: не мы такие, а вы так голосовали, кк голосовали, так и живете, и т. д. и т. п.
Это, иначе говоря, интерес сохранения пресловуто стабильности. Какм народу проив влатси бунтовать, коли эта «власть» не просто так, но «народом выбранная». Бунтовать не с руки. В итоге — «стабильность».
Это стабильности для власти. А есть и другая — для всех. О чем речь?

Скажем, есть общий интерес сохранения «статуса кво». Что это такое, все знают отлично: это не то, чтобы было лучше, а хотя бы не стало хуже, хотя бы осталось так, как сейчас.
Это есть то же самая «опаска», что прежде выражалась известной присказкой советских времен — «лишь не было войны», А с остальным мы, так и быть, смиримся и потермим. Так и тут — «лишь бы не стало еще хуже». А остальное… Бог с им, пусть будет так, как есть, бпусть будут те, кто есть. Бог с ними. Те, что придут вместе них, будут еще хуже, ибо они голодные, злые, не наелись. Еще. «Эти», конечно. тоже не наелись «до конца» и так не наедятся никогда (у кого миллион, всегда беднее того, у кого их два), но они хоть первичный голод утолили — едят более-менее размерено. Стабильно, то есть.

Так что есть разные смыслы.
Но мы говорим о главном — об глубинном и перспективном интересе страны, об интересах развития, об интересе решения главных политических проблем страны.
И с этой точки зрения «выборы», конечно, именно бессмысленно и именно бесполезны.