Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.
Предисловие

От автора-2.
Встреча

ЧАСТЬ 1.
О пользе руссологии

ЧАСТЬ 2.
Российское
общество:
ложь "общественная"

ЧАСТЬ 3.
Российское государство:
ложь "государственная"

ЧАСТЬ 4.
Какой в России строй

Приложение 1.
"Олигархический лифт"

Приложение 2.
Региональная Олигархия
(на примере
банка "Россия")

Приложение 3.
Центральная Олигархия
(на примере Газпрома)

Приложение 4.
"Олигархический синтез":
на кого работает Газпром

ЧАСТЬ 5.
Исправление имен

ЧАСТЬ 6.
Русская Олигархия:
и это многое объясняет

Глава 1.
Почему "государство
бездействует"

Глава 2.
Почему
"государственным" людям
в "государстве
российском" плохо.

Глава 3.
Почему в России
такая коррупция.

Глава 4.
Почему "безвластие"
при "беспределе власти".

Глава 5.
Почему в России
беззаконие.

Глава 6.
Почему Россия
похожа на Африку.

Глава 7.
Почему Запад
смотрит на Россию
свысока.

Глава 8.
Почему у России
нет союзников.

Глава 9.
Почему "государство врет"
и "умалчивает"

Глава 10.
Почему "либерализм"
стал идеологией
российских "реформ"

Глава 11.
Почему "власть"
безответственна

Глава 12.
Почему "приоритетные
национальные проекты"
такие

Глава 13.
Почему такие реформы

Глава 14.
За что наказали
Ходорковского

Глава 15.
Почему "власть"
провинциальна

Глава 16.
Почему
"национальную идею"
так и не нашли

Глава 17.
Почему "власть"
боится "оранжевых
революций"

ЧАСТЬ 7.
Россия: страна,
которой нет

ЧАСТЬ 8.
Россия: Родина,
которой нет

ЧАСТЬ 9.
Кто виноват

ЧАСТЬ 10.
Русская асоциальность:
и это многое объясняет

Глава 1.
Кто главный русский враг

Глава 2.
Как разгадать
"загадку Путина"

Глава 3.
Почему хорошему
человеку в России плохо.
Или "почему,
если ты такой умный,
ты такой бедный"

Глава 4.
Почему антигерои -
"герои нашего времени".

Глава 5.
Почему Россия -
нецивилизованная страна.

Глава 6.
Почему русские
терпят олигархию.

Глава 7.
Почему русские "болтают"

Глава 8.
"В чем сила, брат"

Глава 9.
Почему русские
проигрывают

Глава 10.
Почему Россия -
такая богатая,
а русские — такие бедные.

Глава 11.
Чем русские отличаются
от других европейцев

Глава 12.
Почему победители
живут хуже
побежденных

Глава 13.
Почему хочется
Сталина.

Глава 14.
Почему "бытовая
коррупция"

Глава 15.
Почему в России такая
армия.

Глава 16.
Почему Россия
в моральном обмороке

Глава 17.
Почему в России
нет идеологии

ЧАСТЬ 11.
Что делать
Глава 1.
Очевидность ответа

Глава 2.
"70 лет советской власти":
что это было или Партийный способ организации русского пространства и множества

Глава 3.
Что и как делать. Российское общество как Партия или Параллельная Россия

ЧАСТЬ 12.
Исправление имен
(уточнение
и продолжение)

ЧАСТЬ 13.
Партия "Российское общество" в отсутствие собственно российского общества:
это многое объясняет
и именует

Глава 1.
О лжи "политической"
или какая политика нужна России

Глава 2.
Кто сейчас
самый актуальный
политик России

Глава 3.
Почему
в наличной России
всякая оппозиция
бессмысленна

Глава 4.
Как остановить
развал России

Глава 5.
В чем состоит
"особый путь России"

Глава 6.
Кто патриот

Глава 7.
Кто истинный
герой нашего времени

Глава 8.
Кому Россией править

Глава 9.
Как добиться
правды и справедливости

Глава 10.
Как добиться
перемен к лучшему.
Или ложь
"демократическая".

От автора-3.
Приглашение


ПРИЛОЖЕНИЯ

Часть-приложение 1.
Русский массовый
человек
или ложь
"национальная"

Часть-приложение 2.
"Великая
русская культура"
или ложь
"культурная"

Часть-приложение 3.
«Русская
политическая
культура»
или ложь
«политическая» № 2

Часть-приложение 4.
"Тайна"
русской "власти"
или ложь
"византийская"

Часть-приложение 5.
ИИсправление имен
(дополнение)

Часть-приложение 6.
Ордынство.
И это многое
объясняет

Глава-приложение 1.
Почему "Россия гибнет"
всегда

Глава-приложение 2.
Почему чиновники
не уходят в отставку

Глава-приложение 3.
Почему чиновники
берут взятки

Глава-приложение 4.
Почему "власть"?

Глава-приложение 5.
Почему никто России
не хозяин

Глава-приложение 6.
Почему немцы "стучат"

Глава-приложение 7.
Почему русские не улыбаются

Глава-приложение 8.
Почему Москва такая

Глава-приложение 9.
Почему
в наличной России
честные выборы
бессмысленны


ЧАСТЬ 6.
РУССКАЯ ОЛИГАРХИЯ: И ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ

Глава 17.
Почему «власть» боится «майдана»

1.
Казалось бы, бояться совершенно нечего. Разве то, что было в Киеве на «майдане», — было революцией?
Нет, конечно.
Так назвали раскол внутри правящих Олигархий и смену первоолигархов с привлечением уличной массовки. Только и всего.

Отступ. 1.
Так было на Украине, так было и в Грузии.
Была в «команде» Кучмы «простой» олигарх премьер-министр Ющенко. Случилась там «оранжевая революция», и он стал первоолигархом.
Был в «команде» Шеварднадзе его «ученик», просто олигарх Саакашвили. Случилась там «оранжевая революция», он стал первоолигархом.
Причем тут собственно революция?
Ровным счетом не причем (прим. 1).

Отчего же этот страх? А страх этот нешуточный, и признаки его которого очевидны. Он даже слегка удивляет своей несоразмерностью с той невеликой причиной, которая его вызывает.
Казалось, целое «государство Российское» и какой-то там «майдан» с какими странными персонажами маргинального вида. Слон и Моська. А вот — пугает.
Чего так?

2.
А того, что нет ни «государства Российского», ни «власти». Есть Олигархия.
Это тут всё и объясняет.

Олигархия — это «власть немногих», а у этих Немногих по определению не может быть широкой социальной поддержки. Олигархия существует вопреки Общему интересу и за счет его.
И она существует лишь постольку, поскольку нет в стране социальности — социальной Силы или Малого Общества. Едва только последнее появится, как Олигархия исчезнет сама собою — по принципу мягкого и абсолютно ненасильственного вытеснения. Всё происходит по факту: ночь уходит, когда день приходит (прим. 2).

То есть, и в этом случае никакой «революции» в её привычном («кинематографическом») виде не произойдет тоже. Никаких броневиков, баррикад, пьяных толп и прочих беспокойств не будет. Всё строго напротив: будет небывалое, будет именно порядок — социальный порядок.

3.
Так чего же именно боится Олигархия, что именно вызывает её такой страх?
Легко догадаться. Темнота боится света, холод — тепла, и т. д. Так и тут. Олигархия как продукт и воплощение (плоть от плоти) русской безобщественности, как её законное детище (как говорят немцы, «по котлу и крышка») боится своего антипода — «духа общественности». То есть, социальности.
Её именно это пугает — хотя, возможно, сама она это точно определить не может, что именно её пугает и как «это» называется.
Но пугает её именно социальность.

Поэтому Олигархия так остро реагирует даже не на собственно социальность (которой пока нет), а на её внешнее подобие, если не карикатуру.
Например, толпа на площади с барабанами — это социальность, это социальная Сила?
Нет, конечно. Это именно толпа. Как привели её на майдан её манипуляторы, так и увели. Толпа — не Сила. Толпа — это толпа.
Это всегда манипулируемая масса — собрание массовых людей. Не более.
Но внешне — это очень похоже на проявление некой социальной Силы. В самом деле, налицо, вроде бы, много людей, они, вроде бы, организованны, они, вроде бы, хотят одного и того же. Это похоже на Силу.
Потому это пугает (прим. 3).

Почему еще эта квазисоциальность пугает?
Потому что Олигархия если сама про себя всё не знает, то многое чувствует.
Она чувствует и свою объективную аморальность, и свою объективную асоциальность, и свою объективную анти-общественность и, соответственно, объективную не-государственность и анти-государственность. Изнутри «государства» прекрасно видно многое — и как оно устроено, и сколь оно «сильно».

Это пугает еще потому, что сама Олигархия объективно не может вывести на площадь даже такое, «майданное» подобие социальной Силы.

Это пугает еще потому, что Олигархия чувствует свою «безъязыкость». Она, в силу своей органической асоциальности, объективно не может выбросить какие-либо социальными лозунги или предложить «населению» хоть какие социальные идеи. Хотя бы и в демагогической их версии, как это делают «оранжисты».
Даже демагогия (если она социальная) тут опасна — ведь её могут понять всерьез. А она социальная.

Потому толпа пугает — пугает «оранжевая революция».
Потому Олигархия так боится, что это «внешнее подобие» может случиться и в России.

Отступ. 2.
Это, кстати, объясняет попытки пиар-технологов Олигархии и предупредить события, и соответственно, их «неожиданный» интерес к молодежи и к созданию массовых «общественных объединений» (прим. 4).

4.
Словом, всё тут просто: толпы на улице Олигархия просто не может не бояться по самой сути своей.
Именно потому, что толпы внизу — Многие.
Именно потому, что олигархия — это олигархия, то есть, власть Немногих в интересах Немногих. Потому эта Олигархия изначально чувствует себя ущербной перед лицом Многих (даже таких, «майданных», не говоря уж о социальных).
Ей просто нечего сказать людям.
И, тем более, нечего сказать в своё оправдание — слишком тут всё очевидно.
Потому и боится.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Именно: никаких революций — просто перемены в «начальстве». И перемены, совершенные в традиционной русской массовой культуры власти. Даром, что речь идет об Украине или Грузии — в данном случае тут налицо полное русско-украинское или русско-грузинское единство.
Почему?

Потому что культурная традиция одна и та же.
То есть, захотели люди «доброго» или «народного царя», и получили его — сами, толпою, посадили его в царское кресло.
А потом разошлись по домам — ждать благодеяний, чудес и инвестиций.
Это революция?

Революция — это коренная, принципиальная перемена в жизни страны. Где здесь она?
Есть только и именно перемены в «начальстве — «плохое» уступило место «хорошему». Чтобы позже (как водится) стать «плохим», если не «худшим». Никакой революции.
Это грубая её имитация — имитация времен ТВ и интернета, имитация, которая просто прикрывает толкотню чиновников у кресла и их борьбу за это кресло.
Это просто эффектный, потому как очень «демократический» («революция», «народ сам решает свою судьбу» и т. д.) пиар чиновника-победителя.
Это манипуляция массовым человеком с использованием его же, массовых комплексов и ожиданий — ожидания «доброго царя», ожидания жизни «по-заграничному» и т. д. и т. п.
Словом, ожидания быстрых и легких перемен к лучшему — как начальник велел.
Какая же это революция?

Никакая это революция. Это — её противоположность.
Это чистой воды манипуляция. И она тем более эффективная, что одну из первых ролей в ней играют сами манипулируемые, сами того не сознавая. Именно: люди всё делают сами — очень удобно. Это главное удобство телевидения — средство массовой информации и, соответственно, прежде всего, манипуляции. Удобно.

Прим 2.
Именно: никто никого не гонит. Просто день пришел.
Гнать нечего, и «бороться» — не с чем. Борются с силой, а Олигархия — не Сила (социальная Сила).
Олигархия — это Слабость. Это воплощенная русская социальная Слабость. И «сила» это Олигархии в слабости — русской социальной слабости.
Будет Сила — не будет Слабости.
Тут всё просто. Либо-либо.

А что это такое — русская социальная слабость?
Это отсутствие общества, отсутствие Малого общества (Партии), отсутствие социальности.
Это слабость России, если сказать то же самое, но иными словами.
Потому так: сила Олигархии — в слабости России.

И тут есть работают следующие очевидные уравнения. Сильная Олигархия — слабая Россия, сильная Россия — даже не слабая Олигархия, а полное её отсутствие.
Олигархия порождается русской слабостью, и она потом паразитирует на этой слабости. Более того — культивирует её.
Как?

Это все слышали: выберем сердцем (олигархическим своим сердцем) сильного «царя» — и всё будет хорошо. Иначе: выберем Олигархию.
И её русский массовый человек выбирает всегда и будет выбирать всегда.
И он в том ничуть не виноват. Виновата ли кошка в том, что она кошка? Нисколько. Так и он — нисколько. Потому что он — такой.
Потом он, конечно, в её делах разочаровывается. Потому что она — такая.

Так и уживаются тут два в одном: сначала русский массовый человек выбирает себе Олигархию — всегда. Потом он в ней разочаровывается («опять народ обманули») — всегда.
Так одно с другими уживается: и выбор Олигархии, и отказ ей в массовой поддержке.
Именно: массовая электоральная поддержка у неё есть всегда, массовое разочарование в ней есть всегда же. «Мы ждали от них — чего? А они — вон чего…».

Прим. 3.
Майданная толпа — это вовсе не социальная сила. Это была именно толпа.
Но пугала даже она — она пугала своей даже минимальной организованностью (раздача атрибутики, скандирование, организация кормежки и т. д. и т. п.) и непонятной управляемостью.

И она пугала всерьез. Достаточно было послушать разговоры испуганных московских чиновников, которые смотрели на этот «майдан» по ТВ и говорили между собой в приватном порядке: «Как всё организованно-то, а? Нет, как всё, понимаешь, организованно, а?». И т. д.
Им было страшно именно это — организованность людской массы.
Раньше она была просто массой — собранием одиночек.
А тут она стала иной, и управляет ею тоже — кто-то иной. Это, конечно, пугает.

Прим. 4.
Они создают «общественные движения» из учащейся молодежи, «пиарят» их, как могут, устраивают их встречи с «президентом РФ», обещают молодым «социальный лифт» (вы будете управлять Россией, будете новыми «управленцами») и водят их по улицам по разным поводам.
Тем самым они показывают возможным манипуляторам возможной другой толпы, что и мы, мол, тоже можем, что на вашу толпу у нас найдется «наша» толпа.
Хотя, понятно, что в случае настоящего «майдана», никто из этих детей туда не пойдет.
Хотя, понятно, что всё это лишь демонстрация, «пугалка» — не более.

Потому интересны тут не эти «объединения», а суета вокруг них.
Вот она тут — очень показательна.
Она показывает нешуточный страх олигархией перед неконтролируемыми Многими.
Она же показывает всю слабость «майданного» ответа русской Олигархии на виртуальную «оранжевую угрозу». Тем более, что сильным он не может быть по определению.
Олигархия — это Олигархия. Это сила — объективно аморальная и асоциальная, и никаких позитивных ценностей или идей она никому предложить не может (см. прим. 5).

Прим. 5.
Как, в самом деле, ей говорить, например, о «социальной справедливости», имея на своём знамени профиль Абрамовича (если ограничиться только этим, теперь почти хрестоматийным примером)?
Никак.
Потому она о ней и не говорит — вытерто это слово из её лексикона.

Потому вместо позитивного варианта объединения (за что-то), Олигархия предлагает зависимым от неё школьникам и студентам негативный вариант (против кого-то) по неназываемому принципу меньшего зла, мол, те, другие — еще хуже.
Потому этим «объединениям» предлагают бороться «против» — против, скажем, «фашистов», против, скажем, «пятой колонны» (что совсем странно звучит в устах олигархов), и т. д. и т. п.

Видит ли сама Олигархия всю слабость своего превентивного «майдана»?
Видит, конечно. И это заставляет её еще больше бояться чужой толпы.

Чего конкретно она боится?
Можно воспользоваться её же термином. Она очень боится за свою «суверенную демократию».
Ведь что это такое?

Те же самые пиар-технологи и сочинители «идеологии для Путина» это сами давно и пояснили: это возможность самого «государства» (Олигархии) решать вопрос о власти, без вмешательства извне.
То есть, Олигархия, конечно, объективно зависима от внешней Силы (своей Спарты), и никуда ей от этой зависимости не деться, но всё-таки вопрос о преемнике первоолигарха она хотела бы решать сама, без посторонней «помощи».
И дело тут вовсе не в её самолюбии — всё гораздо серьезнее.
Дело в деньгах, которые будет контролироваться новым первоолигархом, дело в безопасности бывшего первоолигарха. И потому это должен быть свой, «суверенный» первоолигарх — тот, кого сама Олигархия назначит. Словом, всё тут объективно.