Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич

Описание сладкие букеты жуковский у нас. Самая детальная информация алюминиевые конструкции у нас.

БИБЛИОТЕКА:


СТАТЬИ:

  • В поисках альтернативы.
    Валерий Соловей
  • Враждебная территория.
    Сергей Яковлев
  • Все мы немножко Стеньки Разины.
    Анатолий Курчаткин
  • Вышли мы все
    из народа.
    Сергей Баймухаметов
  • Что допускаем — то и имеем.
    Юрий Болдырев


  • Почему мы плохие коллективисты.
    Сергей Баймухаметов

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА:

  • О солидарности
  • О самоуважении
  • Взгляд со стороны
  • Разное


   ПОЛИТИЧЕСКИЕ
   АФОРИЗМЫ


   А Б B Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э

ДАЛИ Сальвадор (1984-1989), испанский художник-сюрреалист

Рядом с историей политика — не более, чем анекдот.
**

ДАНТЕ Алигьери (1265-1321), итальянский поэт

Самые жаркие уголки в аду оставлены для тех, кто во времена величайших нравственных переломов сохранял нейтралитет.
**

ДЕКАРТ Рене (1596-1650), французский математик, философ, физик

Всего справедливее на свете разделен здравый смысл: никто не жалуется, что его обделили.
*
Верно определяйте слова, и вы освободите мир от половины недоразумений.
**

ДЕМОКРИТ (ок. 460-330 до н. э.), древнегреческий философ

Свободным я считаю того, кто ни на что не надеется и ничего не боится.
**

ДЕМОСФЕН (ок. 384-322 до н. э.), афинский политик, известный оратор

Легче всего обмануть самого себя.
*
Господство немногих вселяет страх в граждан, но стыда не внушает.
*
Ораторы должны всегда предлагать самое лучшее, а не самое легкое.
*
Политику следует относиться ко всем согражданам так, как дети относятся к родителям — молиться, чтобы они были как можно снисходительнее, и благожелательно сносить их такими, какие они есть.
*
Лучше ограждение от тиранов — недоверие граждан.
**

ДЕНИКИН, Антон Иванович (1872-1947), главнокомандующий Вооруженными силами Юга России

Берегите офицера! Ибо от века и доныне он стоит верно и бессменно на страже русской государственности. Сменить его может только смерть.
**

ДЕФО Даниель (ок. 1660-1731), английский писатель, автор книги «Робинзон Крузо»

Каждый был бы тираном, если бы мог.
*
Стоит где-нибудь воздвигнуть храм Господу, как дьявол строит рядышком свою часовню — и самая многолюдная паства оказывается у него.
**

ДЖЕФФЕРСОН Томас (1743-1826), третий президент США

Древо свободы должно время от времени орошаться кровью патриотов и тиранов. Это его естественное удобрение.
*
Цена свободы — вечная бдительность.
*
Мы не можем ожидать, что от деспотизма к свободе нас перенесут на перине.
*
Равные права — всем, особые привилегии — никому.
*
Все искусство управления состоит в искусстве быть честным.
*
Использовать часть народа, чтобы держать в узде остальной народ,— старый прием деспотов.
*
Я твердо верю в удачу. И я заметил: чем больше я работаю, тем я удачливее.
*
Как дорого стоили нам несчастья, которые так и не случились! *
Всякий раз, когда я вспоминаю о том, что Господь справедлив, я дрожу за свою страну.
*
Я не замечал, чтобы честность людей возрастала с их богатством.
*
Человек, который ничего не читает, образованнее того, кто не читает ничего, кроме газет.
*
Рекламные объявления содержат единственные правдивые сведения, которые можно найти в газетах.
*
Промедление лучше ошибки.
*
Если бы пришлось выбирать: иметь правительство без газет или газеты без правительства, — я бы не раздумывая, выбрал второе.
*
Законы пишутся для обыкновенных людей, поэтому они должны основываться на обыкновенных правилах здравого смысла.
*
Если принципы берут верх над законом, значит, правительство окончательно разложилось.
**

ДЖОНСОН Линдон (1908-1973), президент США

Если, войдя в комнату, вы не можете сразу сказать, кто из присутствующих за вас, а кто против, значит, вам не стоит заниматься политикой.
*
Если бы однажды утром я прошел по реке Потомак аки посуху, вечерние газеты вышли бы под заголовком: «ПРЕЗИДЕНТ НЕ УМЕЕТ ПЛАВАТЬ!»
*
Лучше пусть остается внутри палатки и мочиться наружу, чем снаружи — внутрь.
(Об Эдгаре Гувере, в ответ на предложение уволить его с поста директора ФБР).
*
Я редко думаю о политике больше восемнадцати часов в сутки.
*
Первая леди — это неоплачиваемый государственный служащий, выбранный одним человеком — своим мужем.
*
Если двое всегда согласны между собой, значит, думает лишь один из них.
*
Мы должны быть достаточно сильны, чтобы выиграть войну, и достаточно мудры, чтобы ее избежать.
*
Политик никогда не должен говорить «никогда».
*
Я свободный человек, американец, сенатор Соединенных Штатов и демократ — именно в этой последовательности.
*
Слова ранят. Но после двенадцатилетних сражений в сенате я рад сообщить вам, что слова не убивают.
*
Пытаясь сохранить лицо, теряешь задницу.
*
Когда мне понадобится ваше мнение, я вам его сообщу.
(Вице-президенту Губерту Хэмфри).
*
Если в доме у вас одноглазая теща, к тому же глаз у нее посреди лба, вы не станете держать ее в гостиной.
(В ответ на вопрос, почему он старался поменьше говорить о вьетнамских делах).
*
Мне нужно, чтобы ни один избиратель не мог подтереться клочком бумаги, на котором бы не было моего изображения.
(Об организации своей предвыборной кампании).
*
Джерри настолько туп, что не может одновременно идти и жевать резинку.
(О президенте США Джеральде Форде).
**

ДЖОНСОН Сэмюэль (1709–1784), английский писатель и лексикограф

Патриотизм — последнее прибежище негодяя.
*
Одному прохожему прочтите лекцию о нравственности, а другому дайте шиллинг, и вы увидите, который из двух зауважает вас больше.
*
Каждый человек вправе высказать свою точку зрения, а его собеседник, если он с ним не согласен, — пустить в ход кулаки. В противном случае не было бы мучеников.
*
Там, где начинаются тайны, недалеко и до обмана.
*
Завтрашний день — это старый плут, который всегда сумеет вас провести.
*
Величайшее искусство жизни заключается в том, чтобы выиграть побольше, а ставить поменьше.
*
Муха, сэр, может укусить — и даже больно — крупную лошадь, однако и тогда муха останется мухой, а лошадь — лошадью.
*
Страна, которой правит деспот, подобна перевернутому конусу.
*
Можете мне поверить: по-настоящему навредить себе способны только мы сами.
*
Под пенсией в Англии подразумевается жалкое денежное пособие, которое государство выплачивает своему подданному за государственную измену.
*
По-настоящему принципиальны только самые непрактичные люди.
*
Почему-то мир так устроен, что о свободе громче всех кричат надсмотрщики негров.
*
Даже у людей значительных и благородных первое чувство — любопытство. Первое и последнее.
*
Время и деньги — самое тяжкое бремя в жизни, поэтому самые несчастные из смертных — это те, у кого и того, и другого в избытке…
*
Гордость от сознания того, что тебе доверяют тайну, — основной повод для ее разглашения.
*
Немного в мире найдется людей, у которых тирания не вызывала бы восторга.
**

ДИДРО Дени (1703-1784), французский писатель и философ

Чем больше расстояние между повелевающим и повинующимся, тем меньше значения имеют для первого кровь и пот второго.
**

ДИЗРАЭЛИ Бенджамин (1804-1881), британский премьер-министр, писатель

Политика—это искусство управления родом человеческим посредством его обмана.
*
Пресса не только свободна, она — могущественна. И её могущество — это наше могущество.
*
Есть три разновидности лжи: ложь, гнусная ложь и статистика.
*
Тот, на чьей стороне большинство, всегда умен и остроумен.
*
Консервативная партия — это организованное лицемерие.
*
Партия — это организованное мнение.
*
Отличительное свойство нынешнего века — патологическое легковерие.
*
Без сильной оппозиции не устоит ни одно правительство.
*
Когда про вас начинают ходить анекдоты, пора на покой.
*
Знать и народ — это две нации в одном государстве.
*
Темнее всего в предрассветный час.
*
Общины создаются людьми, но нацию могут создать только общественные институты.
*
Многим кажется, что наше потомство — это вьючное животное, которое готово взвалить на себя любой груз.
*
Колонии не перестают быть колониями из-за того, что они обрели независимость.
*
В цивилизованной стране перемены неизбежны.
*
Мы узаконили конфискацию, освятили святотатство и закрываем глаза на государственную измену.
*
Никогда не жалуйтесь и никому ничего не объясняйте.
*
Самое большое несчастье, которое постигло человека, — это изобретение печатного станка.
*
Ничего не делать и побольше «урвать» — таков наш идеал от мальчишки до государственного мужа.
*
Молодежь нации — попечитель потомства.
*
Две нации, между которыми нет ни связи, ни сочувствия; которые так же не знают привычек, мыслей и чувств друг друга, как обитатели разных планет; которые по-разному воспитывают детей, питаются разной пищей, учат разным манерам; которые живут по разным законам. Богатые и бедные.
*
Ни один человек не будет забыт — при условии, что его выгодно будет помнить.
*
Убийство никогда еще не меняло истории мира.
*
Больше, чем любовь, возбуждают только деньги.
*
В газетах нет и слова правды. Потому-то их и читают.
*
В жизни очень важно знать, когда следует воспользоваться случаем, но не менее важно знать, когда не следует пользоваться случаем.
*
Все обобщения ложны, в том числе это.
*
Все умные люди исповедуют одну и ту же религию. Какую? Умные люди никогда об этом не говорят.
*
Если ба не Церковь, никто бы не знал про евреев.
*
Если вы хотите завоевать человека, позвольте ему победить себя в споре.
*
Если мне хочется прочитать роман, я пишу его.
*
Жил я в бедности, умру богатым; а лучше бы наоборот.
*
Я не хочу уйти в будущее с грамматическими ошибками.
(Исправляя свою последнюю парламентскую речь).
*
Категоричность — не язык политики.
*
Когда мы правы, мы часто сомневаемся, но ошибаемся мы обычно с полной уверенностью.
*
Лучший способ ознакомиться с каким-либо предметом — написать книгу о нем.
*
Надо обладать железными нервами, чтобы быть приветливым каждый день с одним и тем же человеком.
*
Ни одно правительство не может считать себя по-настоящему в безопасности там, где не существует влиятельной оппозиции.
*
Я никогда ничего не отрицаю; я никогда не противоречу; иногда я забываю.
(О своих взаимоотношениях с королевой Викторией).
*
Откровенность и определенность — вот что вам нужно, если вы хотите скрыть собственные мысли и запутать чужие.
*
Почти все великое сделано молодыми.
*
Правосудие — это справедливость в действии.
*
Так много зла делается в мире во имя братства, что будь у меня родной брат, я бы назвал его двоюродным.
*
Я вскарабкался на верхушку намыленного столба.
(После вступления в должность премьер-министра).
*
Я привык быть пунктуальным, хотя это часто обрекает меня на одиночество.
*
Каждый имеет право быть тщеславным, пока не добьется успеха.
*
Два величайших стимула в мире — это молодость и долги.
*
Говори с человеком о нем самом, и он будет слушать тебя часами.
*
Прецедент увековечивает принцип.
*
Как все великие путешественники, я видел больше, чем помню, и помню больше, чем видел.
**

ДИККЕНС Чарльз (1812-1870), английский писатель

Первое правило бизнеса — поступай с другими так, как он хотел бы поступить с тобой.
*
«При всех обстоятельствах лучше держаться вместе с толпой». — «А если толпа не одна, а две?» — «Кричите вместе с той, что побольше».
**

ДИОНИСИЙ СТАРШИЙ (ок. 432-367 до н.э.), правитель Сиракуз

Нет, и пусть никогда не будет!
(По Плутарху, так ответил Дионисий Старший, когда его спросили, есть ли у него свободное время).
*
Я хочу, чтобы хоть кого-то люди ненавидели больше, чем меня.
(По Плутарху, так ответил Дионисий Старший, когда его стали укорять в том, что он чествует и выдвигает одного человека, дурного и всеми нелюбимого).
**

ДИСНЕЙ Уолт (1901-1966), американский кинорежиссер-мультипликатор

Если вы можете это вообразить, вы можете это и сделать.
**

ДОСТОЕВСКИЙ Федор Михайлович (1821-1881), русский писатель

По внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому, — не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что все точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, — у них характер в этом смысле как у всех, — а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, «имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени». Долго, о, долго еще они не в состоянии будут признать бескорыстия России и великого, святого, неслыханного в мире поднятия ею знамени величайшей идеи, из тех идей, которыми жив человек и без которых человечество, если эти идеи перестанут жить в нем, — коченеет, калечится и умирает в язвах и в бессилии.

Мало того, даже о турках, станут говорить с большим уважением, чем об России. Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее... Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации... России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества. Между собой эти землицы будут вечно ссорится, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит -Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство.

(«Одно совсем особое словцо о славянах, которое мне давно хотелось сказать»).

*
Но я на русский либерализм нападаю, и опять-таки повторяю, что за то, собственно, и нападаю на него, что русский либерал не есть русский либерал, а есть не русский либерал. Дайте мне русского либерала, и я его сейчас же при вас поцелую...
**

Древнеегипетские мудрецы

Кто видит слишком далеко не спокоен сердцем. Не печалься же ни о чем заранее и не радуйся тому, чего еще нет.
*
Кто будет предотвращать злодеяния, если тот, кто обязан бороться с пороками, сам им подвержен?
*
Как ни скор человек на слово, он порою слишком торопится. Как ни быстро откликается на все его сердце, ему не поспеть за его страстями.
*
Как несчастен приходящий с жалобой! Удел несчастного быть просителем.
*
Как изумруд, скрыто под спудом разумное слово. Находишь его между тем у рабыни, что мелет зерно.
*
Истинно великий не может быть жадным.
*
Жадность бездонна — в эту пропасть можно падать бесконечно. Корыстный часто не знает, чего он хочет, и единственное, что его ждет, — это конечная неудача.Истина рано или поздно все равно выйдет на свет, и ложь будет повержена в прах.
*
Добро хорошо тогда, когда это истинное добро. Справедливость же всегда бессмертна. Кривыми путями не добраться барке до гавани. Лишь тот, кто честен и добр, благополучно достигает берега.
*
Если не исправишь зло, оно удвоится.
*
Всякое беспристрастно решенное дело лишает ложь силы. Утверждает истину, создает добро и уничтожает зло подобно пище, которая уничтожает голод, подобно одежде, которая покрывает наготу, подобно тому, как небо после свирепой грозы проясняется и солнце согревает всех замерзших, подобно огню, который жарит то, что было сырым, подобно воде, которая утоляет жажду.
*
Вспыльчивый никогда не познает истину.
*
Вкус пищи знает тот, кто ест
*
Даже разум глупца мирится с истиной.
*
Чтобы сохранить друзей, нужно прощать
*
Что бы тебе ни сказали, ни с кем не говори так, словно он не имеет права с тобой разговаривать.
*
Что может быть хуже неверных весов, фальшивой гири или справедливого и честного человека, сделавшегося обманщиком?
*
Кто убивает, тоже будет убит. Кто приказывает убить, тоже будет убит по приказу.
*
Полезно слушать слова других.
*
Помни: только жизнь имеет цену!
*
Поступай с человеком так, как он сам поступает с другими.
*
Спокойствие страны — в справедливости.
*
Только богам открыты предначертания судьбы.
*
Не рассчитывай на завтрашний день, пока он не наступил, ибо никто не знает, какие беды этот день принесет.
*
Преувеличения и излишества к добру не ведут. Если же будешь молчать и слишком долго глотать слова, даже истина может устареть и оказаться некстати.
*
Не желает ли истина в сердце своем опьянения?
*
Люби людей, чтобы люди тебя любили.
*
Нет приятного прошлого для немилостивого, нет друзей у того, кто глух к справедливости, нет праздничного дня для корыстолюбца.
*
Не сделаешь косноязычного красноречивым, не превратишь лентяя в прилежного, не сделаешь мудрецом невежду, не заставишь поумнеть дурака.
*
Кто расставляет сети, сам в них попадается; кто роет яму, сам в нее свалится; кто точет меч, сам от меча и погибнет.
*
Ложь кормится истиной, на ней она расцветает, но жизнь ее недолга.
**

ДЮРРЕНМАТТ Фридрих (1921-1990), швейцарский драматург

Государство всегда именуют отечеством, когда готовятся к убийству людей.
**