link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

Приложение 4 к части 1
Почему в наличной России «власть» будет всегда безответственной, а чиновники — плохими

1.
Вопрос популярный. И один из самых бессмысленных.
Потому что ответ тут содержится в самом этом вопросе.
Всё же очевидно: «власть» безответственна потому, что она именно без-ответственна — отвечать ей в стране не перед кем.
Нет ни общества, ни Малого общества (Партии).

А власть, которая ни перед кем в стране не отвечает, — это Олигархия.
«Власть» безответственна потому, что она — Олигархия.
И ведет себя она так, как ей положено, как она себя просто не может не вести.

То есть?
То есть, в своей стране она ни перед кем не отвечает, потому что в стране она ни от кого не зависит — никто её не контролирует.
Олигархия (как сумма чиновников) зависит только от первоолигарха — он единственный, кто её контролирует.

И если кто-то из «населения» хочет как-то повлиять на какого-либо чиновника (чтобы он дело своё делал), то он может сделать только одним способом — пожаловаться на него первоолигарху («президенту РФ»). Недаром последний — чемпион страны по количества жалоб и разных петиций, которые он получает от «населения».
Первоолигарх — единственная управа на олигархов разного уровня. Что логично и естественно — в Олигархии так и положено (прим. 1).
Как иначе?

А сам первоолигарх отвечает только перед внешней силой — как, опять же, при олигархии (как строе) только и бывает. Потому что он зависит только от неё.
И часто он отвечает в самом буквальном смысле слова — на вопросы, будь то вопросы со стороны иностранных политиков, будь то вопросы со стороны иностранных политологов и журналистов (прим. 2).
Словом, ответ тот же.
Олигархия потому и безответственна, что она Олигархия.

*

ПРИМЕЧАНИЯ.
Прим. 1.

Есть у «президента» привычка проводить телевизионные мосты со своим народом — в виде телевизионных пресс-конференций. В ходе одной из них жительница хутора Дегтяревский Ставропольского края Людмила Караченцева пожаловалась во время одного из этих телемостов на нехватку воды «президенту» РФ. Жители хутора давно просили губернатора края Черногорова просят провести воду в этот хутор, тот всё обещает, да так ничего и не делается.
Путин, конечно, обещал разобраться.

А в канун второго телемоста прозвучал тот же самый вопрос, но уже со страниц газеты «Комсомольская правда». Газета сообщила, что, несмотря на обещания «разобраться», так ничего и не было сделано — водопровода нет по-прежнему. И эта газетная информация дошла-таки до Путина. Тот на сей раз строго указал Черногорову, дабы тот провел-таки водопровод на этот хутор. Путин сказал, что пока водопровода там не будет, Черногоров не будет им назначен на второй губернаторский срок. Тот всё понял и в самые короткие сроки провел-таки этот водопровод.
И стал губернатором.

Прим. 2.
Когда, например, случился захват заложников в Театральном центре на Дубровке (Москва), то «власть» не стала отвечать на вопросы, которые естественным образом возникли у родственников этих заложников. Никто толком не знал, что она будет делать, что для неё тут будет важным и приоритетным — то ли «мочить», то ли спасать.
Но в тот же момент в Москву прибыл король Иордании Абдалла II, и с ним, конечно, Путин встретился. И то, что хотело услышать от него его «население», он сказал гостю. Он сказал, что главной заботой «государства» будут спасение жизней заложников, что оно будет в своих действиях исходить из этого, и т. д. и т. п. И российское ТВ показало «населению» соответствующую картинку (без слов), вкратце пересказав то, что сказал Путин иорданскому высокому гостю.
Когда события на Дубровке закончились, выступления Путина перед «населением» также не было.

Когда (1 сентября 2004 года) случился захват школы в Беслане, то тут наблюдалась та же самая разница в отношении русского «государства» к иностранным и отечественным вопросам.
По итогам случившегося никто ни на какие вопросы со стороны «населения» не отвечал.
Был лишь монолог.
3 сентября 2004 года Путин выступил по ТВ, где он обратился к «населению» «со словами поддержки и сопереживания». Там же он поблагодарил его («я хотел бы сейчас поблагодарить всех, кто проявил выдержку и гражданскую ответственность») и вкратце рассказал свою версию того, что случилось и почему.
Всё.

Что же касается вопросов из-за рубежа, то вот на них он ответил очень подробно.
6 сентября 2004 года он пригласил иностранных политологов и корреспондентов в свою загородную резиденцию в Ново-Огарево. Там они в неформальной обстановке задавали ему самые разные вопросы по поводу Беслана, а он обстоятельно, три с лишним часа кряду, отвечал на них. Как потом сказали сами приглашенные, Путин был удивительно доступен и откровенен — ответил практически на все вопросы. И иностранные гости этим были очень довольны.