link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ


Дополнение 2 к приложению 7 к части 1
Почему Россия — нецивилизованная страна

1.
А то, что она нецивилизованная, признают сами массовые русские люди.
Они говорят: вот в «цивилизованных странах» — так, а вот у нас — иначе. То есть Россия — страна нецивилизованная.
Что это значит? Это значит, что она некультурная?

Нет, возразят те же самые люди. Они скажут, что у России есть «великая русская культура». В доказательство они приведут имена Толстого, Достоевского, Чехова и других.
Значит, цивилизованность — это не есть чье-то искусство писать рассказы и романы.
Это — другое.
Что?

2.
А далеко ходить за ответом не надо.
Можно вспомнить, когда в России заговорили о цивилизованности, когда стали различать: они «цивилизованные», мы — такие. Это было во времена «перестройки», когда журналисты-международники стали более свободно, чем прежде, писать о том, что они видят в странах пребывания. И они написали о... пандусах. Тема эта долго не сходил со страниц газет, долго звучала в телерепортажах.

Что такое пандус?
Вообще, это такие полозья, которые помогают инвалидам в своих колясках передвигаться по городу — съезжать в метро, спускаться по лестнице, и т. д. Но так стали называть вообще все устройства, которые помогают инвалидам в их передвижениях — и полозья, и спуски, и прочее.
Почему так «пробила» журналистов эта тема?

Слишком уж велик оказался контраст между тем, что они видели и тем, что они (им) говорили.
Им говорили по «волчьи законы капитализма» там, про «заботу о человек» здесь.
А вышло иное.
Вышло, что там эта забота реально присутствует — есть эти пандусы. А здесь она реально отсутствует. Нет пустяка — каких-то пандусов.
И они заговорили о цивилизованности, о человечном отношении к человеку.
Оказалось, что там, в Европе, этой человечности больше. Тем более, что вскоре подоспели и другие примеры.

То есть, больше чего? Как можно перевести эту человечность?
Это та же самая социальность — умение людей жить вместе, обществом и в обществе, умение заботиться друг о друге.
Это же и есть, следовательно, та самая цивилизованность, о которой все говорят.
Просто слово «социальность» не в ходу и непривычно. Его даже компьютер красненьким, как ошибку, подчеркивает. Что уж говорить о массовом сознании?

А «цивилизованность» — слово знакомое, у всех на слуху. Вот оно у всех и на языке.
Но это всё есть ровно одно и то же.
Цивилизованность=социальность.

Так выходит и «по жизни» (прим. 1), так выходит по книжкам (прим. 2), так выходит и по самой этимологии слова «цивилизованность» (прим. 3).
Всё логично и очевидно.

Соответственно, очевидный вопрос: есть ли в России социальность?
Нет её. То есть, нет цивилизованности.
Соответственно, очевидный ответ: Россия — страна нецивилизованная, потому что она асоциальная. Или нецивилизованная. Что есть, опять же, одно и то же.
То есть, ответ тот же — асоциальность.

*

ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Русские люди теперь путешествуют много. Многое их удивляет за границей, когда они делятся своим впечатлениями, то они говорят, что там всё устроено «по уму», «для людей», и т. д.
То есть, что их удивляет, если резюмировать их впечатления в одном слове?
Социальность.

Удивляет умение европейцев жить вместе — так, чтобы всем было удобно.
В европейских телефонных будках, как известно, лежат толстые телефонные справочники.
Русского человека удивляет, что никто их не рвет, не пачкает, не уносит с собой.
Как известно этому человеку по кинофильмам, в Англии молочник ставит бутылки с молоком у двери своих клиентов и идет дальше. И его удивляет, что их никто не ворует, не «чикает» ногами и т. д.
В других странах вдоль дороги стоят фруктовые деревья — яблочные или апельсиновые.
Русского человека удивляет, что мальчишки их плоды не рвут, а деревья эти не ломают.
И т. д. и т. п.

Почему так?
Потому что в России понятие Общего не существует — есть либо «моё», либо «твоё», либо «ничье».
Понятие «наше» не существует. То, что в других странах «наше», в России «ничье».

Поэтому для русских городов телефоны-автоматы или лифты стали делать в антивандальном исполнении, чтобы и ломом не сломать.
Поэтому невозможно в русском городе увидеть на неогороженной, «ничьей» яблони яблоки. Мальчишки рвут их еще зелеными зародышами — чтобы других опередить.

Прим. 2.
Хосе Ортега-и-Гассет («Восстание масс»): «…Нормы, этикет, законы писаные и неписаные, право, справедливость! Откуда они, зачем такая усложненность? Все это сфокусировано в слове "цивилизация", корень которого — civis, гражданин, то есть горожанин, — указывает на происхождение смысла. И смысл этого всего — сделать возможным город, сообщество, сосуществование. Поэтому, если вглядеться в перечисленные мной средства цивилизации, суть окажется одна. Все они в итоге предполагают глубокое и сознательное желание каждого считаться с остальными. Цивилизация — это прежде всего воля к сосуществованию. Дичают по мере того, как перестают считаться друг с другом. Одичание — процесс разобщения. И действительно, периоды варварства, все до единого, — это время распада, кишение крохотных сообществ, разъединенных и враждующих».

Прим. 3.
Если посмотреть на происхождение слова «цивилизованность», то мы увидим, что оно означает ту же самую социальность, которая, таким образом, есть то же самое, что и цивилизованность.
Латинский корень слова «цивилизованность» — civilis имеет два равноправных значения. И они неразрывно связаны друг с другом.

1). «Цивилизованный» (civilis) — это «гражданский», «государственный» и т. п.
Всё логично: «государство» (Республика) без граждан, своих живых носителей, — невозможно. Равно как невозможны граждане без Республики. Один смысл прямо вытекает из другого, всё взаимосвязано и двуедино.

2). «Цивилизованный» (civilis) — это и характеристика самого человека, означающая «вежливый», «любезный», «обходительный», то есть, тот, кто умеет обращаться с людьми — умеет жить в обществе и обществом.

Иначе говоря, «цивилизованный человек» — это человек социальный, человек общества и из общества.
Понятно, что это эти люди образуют общество, а общество — государство-республику.
Одно civilis и другое civilis идут вместе, парой. Они невозможны друг без друга, одно есть часть другого.
Всё логично.