link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


ПРИМЕЧАНИЯ










































































































































































































































































































































Прим. 1.
Конечно, не все поверили, что выкопать эту яму стоило таких денег.
Так, Счетная палата РФ даже затеяла проверку РАО «Высокоскоростная магистраль» и по её итогам глава этой Палаты Сергей Степашин так прокомментировал судьбу закопанных в «яме чудес» золотых червонцев: «Очень похоже, что они все разворованы».

Того же мнения была и Генпрокуратура, которая в апреле 2002 года (уже «в эпоху Путина») даже возбудила сгоряча уголовное дело, усмотрев в действиях руководителей РАО ВСМ «признаки преступления, предусмотренного частью второй статьи 176 Уголовного кодекса».
А именно — «незаконное получение государственного целевого кредита и его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству».

Но через два с половиной года дело тихо закрыли.
Видимо, потому, что особенно активно пробивал этот проект ВСМ (сквозь всяких экологов и прочих скептиков), горячо говоря о «государственных интересах» России, тогдашний мэр Петербурга и «учитель Путина» Анатолий Собчак.

Вот как впоследствии вспоминал о своих препирательствах с Собчаком эколог академик Яблоков («Новая газета», № 40, 2006 г.): «В одном из телефонных разговоров в ответ на мой вопрос: «Как можете вы, юрист, настаивать на нарушении законодательства?» — Собчак ответил: «Вы не понимаете государственной необходимости…».
Он же в сентябре 1995 года в письме к секретарю Совета безопасности Олегу Лобову пишет, что общественность не даст «заволокитить» проект, не позволит членам комиссии «вставать на пути научно-технического развития России». В письме в экспертную комиссию от 21.11.95 Собчак за неделю до окончания срока работы комиссии еще более резко пытается давить:
«…Полагаю, что, принимая решение по результатам экологической экспертизы, вы не только будете учитывать позицию правительства Петербурга и авторитет российских ученых, но и подойдете к решению с точки зрения интересов государства…».

Не дать в трудных экономических условиях в России изъять на сомнительный проект 7—10 млрд долларов, не допустить строительства дороги на территории природного национального парка, остановить тех, кто декларирует своим проектом нарушение российских законов, — это не интересы государства?!».


Приложение
Как понять «олимпийский парадокс» (Олимпиада в Сочи) или бурное торжество олигархизма

1.
Когда Путин добился для России Олимпиады в Сочи, в России случился «олимпийский парадокс». Или «затык». В том смысле, что дежурные критики «президента РФ» растерялись, не нашлись, что сказать. Вроде бы все всё привычно критиковали-разоблачали, а тут — вон как вышло. Не знаешь, что и сказать.

Выходит, что теперь — хвалить Путина надо.
Выходит, что «кровавая гебня» или «антинародный режим» сделал для России что–то определенно и безусловно доброе.
Как тут не вспомнить бургомистра из фильма «Обыкновенное чудо» и его фразу в оправдание Мюнхгаузена и его проделки: «Что вы хотите? Англия сдалась…».
Вот-вот.

Так и тут: что вы хотите, МОК сдался. Дал-таки России право провести в 2014 году зимнюю Олимпиаду. Шутка ли?
Это ли не знак, что «Россия поднимается с колен», что «растет её авторитет в мире»?
Это ли не знак, что Путин за Россию болеет? Это ли не его победа?
А эта победа Путина (и какая красивая: «сначала он говорил по-английски, потом по-французски») — разве не победа России?

Немудрено, что «антипутинцы» к радости «путинцев» растерялись и прекратили на время дозволенные «оппозиционные речи».
Случился «затык».

Немудрено, что образ Путина потерял в глазах этих критиков свою прежнюю удобную цельность: то он всё делает злое, а тут на тебе — сделал доброе.
И, оказывается, что и «из Назарета» может быть что-то доброе.
Случился «олимпийский парадокс».

Теперь разносторонние (что левые, что правые) критики «режима» не знают, что и думать, что и возразить. А всякие попытки возражения (коли они случаются) тут же находят свой достойный отпор с известными аргументами (см. выше), с известными выводами: вы, выходит, не Путина не любите — вы Россию не любите.
Выходит, вам не нравятся её успехи.
Выходит, Россия вам не нравится, злопыхатели. Ну, теперь-то с вами всё понятненько.
Теперь знаем, чего стоят ваши обличения–разоблачения.
Знаем, как к ним теперь относиться.

И фраза «Что может быть доброго из Назарета» разворачивается и упирается своим острым концом уже не в «режим», а в этих самых злопыхателей.
Что умного и доброго могут они сказать, коли им «и даже Олимпиада наша не нравится»?
Ясно, что ничего.

Попались «антипутинцы» в логическую ловушку «олимпийского парадокса».
Тем более, что всё это происходит на фоне возмущенных болельщиков: они нас праздника лишить хотели, негодяи. Что там нас — Россию хотели обездолить.
А голос масс — это голос «народа». Известное дело.
А что возразишь «народу-то»?
Известное же дело: «народу» возразить всегда нечего. На то он и «народ».
Такой вот парадоксально-логический «затык» вышел с критиками «режима».

2.
В самом деле, что тут можно возразить?
Да, видимо, нечего.
В том смысле, что возражать в наличных условиях вообще не имеет никакого смысла — равно как и спорить, предлагать «конструктивные решения», возмущаться, смеяться, плакать, негодовать и проч.
Тут единственное, что можно и нужно сделать, так это просто понять этот самый «парадокс». Что уже будет благо — необходимое и достаточное.
А как это понять?
А всё просто: надо увидеть, что сделано, кем и зачем.

3.
Начнем с «что сделано».
Точно ли сделано благо?
Конкретнее: точно ли России здесь и сейчас так необходимо проводить у себя Олимпиаду и тратить на неё огромные деньги, которые надо — объективно надо — тратить быстро и срочно, здесь и сейчас и на совсем другие цели?

Конечно, если отвечать «популистски», «по человечеству» (как писали прежде) или «чисто по-человечески», то, конечно, такой «необходимости» нет.
Тем более, что есть буквальные необходимости.

Ну, например (возьмем первое, что тут сразу приходит на ум) лучше эти деньги потратить на детей (вот он, популизм»), которые без срочной и дорогой операции просто умрут — здесь и сейчас.
Но это, конечно, «популизм».
Конечно, в массовой аудитории этот аргумент «не прокатит».
Конечно, этот аргумент может быть интересным только родителям этих детей, тем, что размещают в газетах призывы к добрым людям — «помогите, а то умрет».

Конечно, понятно, что дети умирают от болезней во всех странах, и в самых благополучных.
Конечно, понятно, что это не есть повод не проводить им у себя Олимпиады.
Конечно.
Но, если некая страна устраивает у себя дорогостоящую Олимпиаду тогда, когда её дети умирают только потому, что на их лечение «у государства нет денег», то понятно, что это — непонятно.
Нехорошо это как-то. «Чего-то здесь как-то не так».

Но понятны и возражения масс на эти «популистские» доводы. Больных детей у нас много, а Олимпиада у нас — одна, и, вообще, «нельзя лишать народа праздника», «нельзя лишать Россию её заслуженной победы», «это ж только раз в четыре года бывает» (как выборы), и т. д.
Так скажут чиновники, так же повторят «широкие народные массы».
Ну, конечно, нельзя. «Блин, Олимпиада же ж». Не шутки.
Это понятно.

4.
Поэтому этот аргумент можно оставить в стороне.
Поэтому можно конкретизировать вопрос, опредметить его: а точно ли это благо — Олимпиада именно в Сочи?
То есть, точно ли именно Сочи нам надо срочно развивать-обустраивать?
Да еще и таким образом — устраивая там олимпийскую инфраструктуру и вкладывая под это дело многие миллиарды долларов?

Ведь такое развитие и так неплохого развивающегося южного города России с его популярным курортом выглядит странно.
Это всё равно, что устраивать всенародный сбор пожертвований на пропитание и всестороннее развитие детей многодетного Романа Абрамовича.

Тем более, что в России есть немало мест, безусловно, очень даже пригодных для зимней Олимпиады, и которым точно никак не помешали бы соответствующие инвестиции.
Например, Алтай, чья экономика и вовсе непонятно из чего состоит (да и есть ли она вообще?), туристическая инфрастуктура отсутствует там напрочь (хотя там есть что смотреть), а люди живут в среднем на 200 долларов в месяц.
Например, Дальний Восток, чья «экономика» давно в целом отвалилась от собственно российской экономики и зависит от благорасположения китайского бизнеса.
И т. д. и т. п.

Но и это всё вопросы — риторические.
Потому что и так ясно, что в ответ на них скажут чиновники: точно, благо, точно, надо.
Почему?

Потому что «шикарно» выходит: вот, субпропики, а зимняя Олимпиада, вот, внизу купаются, а наверху на лыжах рассекают. Да и, вообще, красиво: солнце, море, пальмы, улыбающиеся дельфины и девушки.
О чем тут вообще говорить?
И, опять же (пояснют чиновники), ведь речь-то идет о развитии города-курорта. Ведь это он раньше был просто курорт, а теперь будет — город-курорт плюс еще мировой спортивный центр. Разница.

Налицо благо, налицо развитие — развитие России, о чем все так говорят.
Ведь Сочи — это Россия? Россия. Ну, вот.

Тем более, что «сам начальник сказал», что мы будем «по-любому» Сочи развивать, будем делать из него спортивный центр — вне зависимости от того, будет там Олимпиада, или нет.
А тут такое счастье вышло: таки будет там Олимпиада.
Так чего тут говорить? Строить надо.

5.
Но, понятно, что это вопросы post factum, вопросы вдогонку, вопросы, соответственно, бессмысленные.
Потому оставим их стороне.
Потому зададимся более конкретным вопросом: а будет ли Сочинская Олимпиада благом для самого этого города, для России в целом?

Ответ: конечно же, не будет.
Почему?

Потому что Олимпиада — это лишь раз в четыре года, в Сочи — вообще только один раз, а сам Сочи — всегда.
И он теперь всегда всегда таким, каким его «сделают под Олимпиаду».
Потому что деньги и престиж, что выручат от Олимпиады (если выручат), кончатся быстро и навсегда, а вот те убытки, которые понесет Сочи (и Россия, соответственно), будут навсегда и никогда уже не выветрятся.
Это уж точно.
О чем речь?

Отступ. 1.
Оговоримся сразу.
Тут мы не будем говорить о тех горожанах, которых под это дело «на раз-два» выгонят из их домов и с их благоухоженных земельных участков.
Это-де дело частное, это-де дело мелкое, «так им, жлобам-арендосдателям» и надо». Конечно. Тут они жалости масс не дождутся, это понятно.
Речь пойдет именно о Сочи в целом и о стране в целом тоже.

Во-первых.
Принятая в ударном порядке правительством Федеральная целевая программа (стоимостью в 195 миллионов долларов) «Развитие г. Сочи как горноклиматического курорта (2006–2014 годы)» предусматривает застройку четверти территории Сочинского национального парка.
Заметим, заповедного парка.
Пустяк, конечно, но там было приятно.

Заметим, того самого парка, что примыкает к еще более заповедной зоне — Кавказскому биосферному заповеднику, территория которого внесена в Список всемирного природного наследия и находится под охраной ЮНЕСКО.
Заметим, того самого парка, где всякая стройка запрещена законом той же самой РФ.
Заметим, того самого парка, где эта самая стройка уже идет, хотя она запрещена тем самым законом, хотя она идет без какой-либо экологической экспертизы, которая опять же, требуется по закону той же самой РФ.

Налицо явное беззаконие (даже при всей условности «правого поля РФ»). И беззаконие сознательное, что подтвердил сам глава Олимпийского комитета России Леонид Тягачев. Он, по сообщению Newsru.com (http://www.newzv.ru//news/2006-09-06/53392/), сказал, что если всякие любители природы «придут и начнут, потрясая Конституцией, кричать о том, что нельзя рубить елки и сосны, нам будет проще поменять Конституцию».

Но дело, понятно, не в призрачной законности РФ. Это лишь невещественный знак очень даже вещественного явления, а именно уничтожения заповедной части Сочи — той самой, что делает Сочи курортом. Иными словами, это есть уничтожение части самого Сочи. Это благо?

Если благо, то для Немногих.
Потому что на горных лыжах катаются и пользуются фуникулерами тысячи, а вот дышат воздухом, который производят елки и сосны, подлежащие ударной вырубке, миллионы.

Во-вторых, затеянная Олимпиада станет прикрытием для уже произведенного разрушения общего природного ресурса и того разрушения, что запланировано на ближайшее будущее.

Например, есть такой поселок «Красная поляна», который примыкает к Сочинскому национальному парку. В этом поселке давно уже и сам собою устроился род горнолыжного курорта. А с 2003 года он был поставлен на «правильные рельсы» — обустраивать его взялись чиновники и их бизнес-партнеры.
Понятно, на взаимовыгодных условиях.

Так, в 2003 году, в близи этого поселка и непосредственно в заповеднике, на склоне хребта Аибга, началось строительство «горнолыжного комплекса «Карусель». Ради этой стройки было устроено, как водится, соответствующее ОАО. Его учредители — это южно-черноморское чиновничество в лице администрации Краснодарского края и мэрии города Сочи. И работа идет бодрым темпом — вырублено 40 гектаров заповедного леса, уже построена канатная дорога.
Понятно, что делается это всё без экологической экспертизы, хотя она и требуется по закону РФ.

Отступ. 2.
Понятно, что это тоже пошлость — толковать о каких-то нарушениях в РФ каких-то законов РФ. Это пошлость, равная глупости, то есть, нежеланию видеть вещи такими, каковы они есть.
Известно ведь: «кто что охраняет, тот то и имеет». А тут и вовсе — дела хозяина-барина: чиновники сами свои законы принимают, чиновники сами свои законы и нарушают.
И кто и что тут скажет, коли так они поступают со своей «юридической собственностью»?
Никто и ничего. Сказано же: хозяин-барин.

Понятно, что природе (конкретнее, России) тут нанесен ущерб — по подсчетам экологов, только от уничтожения плодородного слоя почвы и лесной подстилки он составил 115 миллионов рублей.
Понятно, что тут привлечены и бизнес-партнеры.
Понятно, что главный среди них — это неизбежный «Газпром», который есть и «бизнес», и «власть» в одном лице, который пользуется особой опекой со стороны «президента РФ», искренне увлеченного горными лыжами. «Газпром» уже вложился в стройку «Карусели», помимо которой планируются и другие инвестиции — строительство ГЭС на реке Мзымта и скоростной железной дороги.

Вопрос: что будет с сочинским природным ресурсом теперь, когда массы ликуют по поводу «победы России» в Гватемале?
Теперь это освоение ресурса Многих Немногими получит высоко-патриотическое оправдание.
И, соответственно, особо высокие темпы. И специальные для них условия.

9 октября 2006 года Министерство природных ресурсов своими приказом перекроило территории, относившиеся к заповедной и особо охраняемой зонам Сочинского национального парка. Парк «потеснили» там, где запланировали строить места для катаний с гор. Перестали быть заповедными хребет Аигба, урочище Грушевая Поляна, Турьи горы, хребет Псехако.

Что это значит конкретно и практически?
А это значит, что перестали быть заповедными сотни гектаров уникальных девственных широколиственных и пихтовых лесов Западного Кавказа, который теперь можно рубить легко и с легким сердцем, памятуя о «победе России».
А это значит, что под угрозой гибели оказались десятки видов растений и животных, внесенных во все Красные книги, которые только существуют в России и мире.
А это значит, что будут разрушены сложившиеся миграционные пути тысяч диких животных, уничтожены или необратимо повреждены их ключевые места обитания.

А это значит нечто большее.
Например, то, что теперь об отсутствии природно-экологической экспертизы там и сям гражданам РФ более тужить не придется — за отсутствием самого предмета отсутствия. Ибо такое понятие, как «официальная государственная экспертиза», теперь не имеет никакого смысла. Она просто упразднена де-факто — по причине той самой «победы в России» в Гватемале и общего «патриотического подъема» Многих. Того, что нашел своё выражение в работе Немногих с Общим ресурсом в «экологически чистом районе».

Примеры?
Ну, как же, их тут столько. Вот — один, особо показательный.
Так, 17 октября 2006 года «государственное» учреждение по имени «Росприроднадзор» объявило о начале «экологической экспертизы» проекта постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в Федеральную целевую программу (ФЦП) «Развитие г. Сочи как горноклиматического курорта (2006–2014 годы)».

Звучит это всё казенно, по-казенному же скучно и невразумительно, а если по сути, то суть тут вот в чем.
Само это постановление как было, так и осталось без экспертизы, и «Росприроднадзор» это сам отлично знает. И тем никак не тревожится.
А вот соответствующую экспертизу «изменений» этой программы он провел — и очень быстро, ударным темпом, за 9 дней. За эти дни «эксперты» во всё вникли, всё подсчитали, всё своим быстрым разумом «превзошли».
И дали своё добро на эти самые «изменения».
И 26 октября 2006 года глава Росприроднадзора некто «С.И. Сай» (почти CSI) своим приказом утвердил положительное заключение «экспертов».

Другие законотворцы тоже — специально «под Сочи» — проявили свою инициативу.
Так, в закон «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» они внесли поправки, которые снимают ограничения на строительство в национальных парках.

И понятно, что это аукнется-икнется не только Сочи (с ним в общем и целом уже всё ясно — «Олимпиада же ж»), но и другим заповедным (пока) местам России. Так, если где-то местная администрация захочет построить в заповеднике «гостевой домик», то кто и что ей помешает?
Никто и ничто. Всё по закону.
А особо назойливых местный администрация с особым удовольствием и полным на то правом «пошлет на три буквы» — «в суд». А там их будет ждать закон, говорящий, что «можно, не вопрос».

Словом, работают люди на «победу России».
И это, понятно, только начало.
«Как же ж — Олимпиада же ж». Дело особой государственной важности и особого же государственного интереса.
Конечно.

6.
На что будет похож конец этой работы?
Олимпиада ведь будет в Сочи?
Вот тут и ответ касательно его конца.

Смотрим карту. Видим: 85 процентов территории того, что называют «город Сочи» (как место проведения будущей Олимпиады) занимают федеральные охраняемые природные территории. Это — Сочинский национальный парк, Кавказский заповедник и Сочинский заказник. А не заповедники тут — это узкая полоса вдоль Черного моря, Лоосский лесхоз, и небольшие, разбросанные там-сям, участки горных населенных пунктов.

Вопрос: где тут строить олимпийские объекты?
На берегу моря лыжную трассу, понятно, не построишь (там всегда лето, это же не горы), в лесхозе ничего строить «не планируется» (официально заявлено), на горных хуторах — тем более.

Ответ тут один: строить будут на заповедной земле.
Строить будут, сводя реликтовые леса, которые делают Сочи тем самым «Сочи», то есть, курортом.
Притом, ведь известно же, как строят в РФ, — так, как и правят, то есть, бесконтрольно и вольно. А также — с размахом, с запасом и «любой ценой». Что, понятно, включает в себя и такие мелочи, как миллионы «денег», которые в процессе строительства имеют обыкновение куда-то «деваться». Стройка ж — известное дело.

Отступ. 3.
Тут вспоминается Ельцин образца 1997 года, который на вопрос, куда делись 800 миллионов рублей, что правительство РФ выделило «на восстановление Чечни», разводит руками и говорит: «А чёрт его знает, куда они делись…».
Тут много чего вспоминается. Стройка ж — такое дело.
Скажем, один грандиозный котлован, особыми заботами Собчака выкопанный в Питере под вокзал непостроенной «высокоскоростной железной дороги «Москва-Петербург», чего стоит.

Впрочем, известно чего.
Стоит он ровно 65 миллионов долларов, которые, видимо, в эту самую яму и «делись». А более им деваться было просто некуда.
Ибо ничего иного, кроме этой «самой дорогой ямы в мире», в Питере построено не было.
Стройка ж — такое дело (прим. 1).
А тут — Олимпиада в Сочи. А это уже — «стройка» в кубе.

8.
Вопрос: так хороша ли будет эта Олимпиада и для Сочи, и для будущих тамошних отдыхающих (не только горнолыжников), и для России в целом?
Именно: полезна ли она для России?
Тем более, что повторения сочинского прецедента потом прыщами пойдут по всей России (известно, как это бывает)?

Ясно, что не хороша и не полезна.
Ясно, что — в наличных русских условиях — России от этой Олимпиады «никакой пользы, кроме вреда» не будет.
Всё это ясно.

Ясно ли это было тем чиновникам, которые так бурно радовались, тиская друг друга, в Гватемале, когда МОК объявил, что Олимпиада-2014 будет в Сочи?
Конечно, ясно.
Так чего ж они?

А и тут никакого парадокса.
Всё логично, всё так, как только и может быть.

9.
Тут самое время вспомнить пункт 2: «понять, что сделано, кем и зачем».
Именно — «кем и зачем».
Ответ на эти два вопроса делают всё прочие вопросы бессмысленными или заранее отвеченными.

Кто эту Олимпиаду проводит?
Российское чиновство, бесконтрольно владеющее и властвующие, то есть, классическая, аристотелева Олигархия.
А Олигархия есть прямой продукт «восстания масс». И есть между первыми и последними много общего, ибо эту Олигархию составляют не марсиане, но всё те же массы в лице особо «успешных» своих представителей.

Потому первое и главное их этого общего — это потребительство.
Люди хотят потреблять — «товары», а также всякие-разные удовольствия, в данном случае, «зрелища». Как это у Алексея Толстого? «Дряблое лицо поручика Теплова жаждало шампанского, романсов, девочек».
Вот-вот. Истосковались люди.

Массы хотят удовольствий, и их представители наверху им сполна всё это и обещают. Не забывая при этом, понятно, и про свой некислый «хлеб» — приобретение «государственнического и патриотического «имиджа», освоение денег и возможностей в «сфере недвижимости» и пр., и пр.

Массы хотят удовольствий, и им их представители наверху и обещают. Одно из них — это удовлетворение массового патриотического чувства или «патриотизма масс», в данном случае, самой дешевой и пошлой его разновидности — спортивной.
Так, дал МОК России право на Олимпиаду — «Россия победила».
Так, победит на этой Олимпиаде спортсмен из Russian Federation (так прозвучит над лыжной трассой) — массы вновь будут рады, «Россия победила» вновь.
Всё это приятно, нехлопотно и патриотично.
Именно: «патриотизм» тут особенно дешев и необременителен — знай, болей, сидя перед телевизором, знай, гордись Россией.

Опять же, кто эту Олимпиаду организует?
Это делает Олигархия — та, что вынуждена играть роль государства в России.
А коль скоро идет игра такая, то Олигархии надо время от времени предъявлять массам примеры своей успешной «государственной работы».
А с этими примерами — негусто. На всякий пиар-пример по ТВ — реальность, данная массам в ощущениях. Сложно, в общем, с примерами. Они, как минимум, спорны и оспариваемы, как «шикарная» прибавка к пенсии.

А тут — такой удобный случай.
«Мы добились права на Олимпиаду», говорят чиновники. Успех России?
А то. Успех. И самый бесспорный.

Что тут массы могут возразить?
Ничего. Недаром даже болтливая «оппозиция» в словесной «затыке» оказалась. («А ты и растерялася»).
Ибо — успех. И бесспорный.
Тем более, что как раз массы-то возражать и не думают — они радуются за Россию.

Получается очень удобно: и перед массами — успех, и со всякими бизнесовыми-курортными радостями успех так же — приобретение «государственнического и патриотического «имиджа», освоение денег, возможностей в «сфере недвижимости» и пр., и пр.
Словом, успех двойной — успех и личный, и успех обще-патриотический, что этот личный успех отлично прикрывает.
«Олимпиада ж».
И в кои-то веки.
Радость.

Да, и потом не стоит забывать, что олигархи — тоже люди и те же массы. И ничто человеческое им не чуждо, и зря демонизировать их не стоит.
Скажем, Путин, похоже, искренне любит горные лыжи — это не дзюдо, это не для самоутверждения («чтоб боялись» во дворе), а для души. И он, и все прочие его знакомые, надо полагать, суть искренние болельщики, еще с «додемократическим» стажем. И им, чисто по-человечески, чисто по-болельщицки, очень хочется, чтоб Олимпиада была в России.
Ибо сам факт проведения Олимпиады в РФ есть «победа России» (см. выше), даже если и первое (второе, третье) место на этой Олимпиаде РФ занять не удастся.

Так что — кругом приятно.
Почему не устроить, коли устроить — можно, коли для того деньги пока есть?
Вот и устроили люди себе Олимпиаду.
Почему нет?

Отступ. 4.
Конечно же, возвращаясь к начальным тезисам, можно сказать, что этими деньгами, что пока они есть (именно «пока»), можно было бы распорядиться совсем иначе, «по-государственному».
Можно было бы и больных детей спасти, и здоровых — сделать еще здоровее. Способы известны или легко угадываются. Конечно.
Но так то ж — «по-государственному».

А тут так поступать — некому.
А тут — другой случай. Тут действуют «чисто» физические лица (любители спорта «и вообще»), которые получили доступ к формально общественной казне.
Вот они и устроили себе и «народу» праздник. Почему нет?

Так что никаких парадоксов». Всё логично.
И когда массы видели по ТВ чиновников РФ, что с преувеличенной радостью (кося глазом на телекамеры) прыгали-радовались в Гватемале при звуках слова «Sochi», они видели вовсе не успех России. Причем тут она — если иметь в виду не её массовое «наполнение», но её объективный интерес?
Вовсе не причем.

Они воочию увидели продукт своего «восстания» — бурное торжество Олигархии и олигархизма. Это её (его) праздник. Вот его им и показали.
И ничего более.
О чем и речь.

*
ПРИМЕЧАНИЕ
Прим. 1.

Конечно, не все поверили, что выкопать эту яму стоило таких денег.
Так, Счетная палата РФ даже затеяла проверку РАО «Высокоскоростная магистраль» и по её итогам глава этой Палаты Сергей Степашин так прокомментировал судьбу закопанных на этом «поле чудес» золотых червонцев: «Очень похоже, что они все разворованы».

Того же мнения была и Генпрокуратура, которая в апреле 2002 года (уже «в эпоху Путина») даже возбудила сгоряча уголовное дело, усмотрев в действиях руководителей РАО ВСМ «признаки преступления, предусмотренного частью второй статьи 176 Уголовного кодекса».
А именно — «незаконное получение государственного целевого кредита и его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству».

Но через два с половиной года дело тихо закрыли.
Видимо, потому, что особенно активно пробивал этот проект ВСМ (сквозь всяких экологов и прочих скептиков), горячо говоря о «государственных интересах» России, тогдашний мэр Петербурга и «учитель Путина» Анатолий Собчак.

Вот как впоследствии вспоминал о своих препирательствах с Собчаком эколог академик Яблоков («Новая газета», № 40, 2006 г.): «В одном из телефонных разговоров в ответ на мой вопрос: «Как можете вы, юрист, настаивать на нарушении законодательства?» — Собчак ответил: «Вы не понимаете государственной необходимости…». Он же в сентябре 1995 года в письме к секретарю Совета безопасности Олегу Лобову пишет, что общественность не даст «заволокитить» проект, не позволит членам комиссии «вставать на пути научно-технического развития России». В письме в экспертную комиссию от 21.11.95 Собчак за неделю до окончания срока работы комиссии еще более резко пытается давить: «…Полагаю, что, принимая решение по результатам экологической экспертизы, вы не только будете учитывать позицию правительства Петербурга и авторитет российских ученых, но и подойдете к решению с точки зрения интересов государства…».
Не дать в трудных экономических условиях в России изъять на сомнительный проект 7—10 млрд долларов, не допустить строительства дороги на территории природного национального парка, остановить тех, кто декларирует своим проектом нарушение российских законов, — это не интересы государства?!».