link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ


Глава 3.
Олигархизм как конституционный принцип РФ

1.
Конечно, речь не о том, что в «конституции РФ» что-то написано про олигархизм.
Конечно, ничего там не него написано.

И оттого этот принцип именно конституционным принципом быть не перестает.
Потому что он имеет прямое отношение к русской реальности — ровно в той мере, в какой этот «документ эпохи», названный «Конституция РФ», к этой самой реальности никакого отношения не имеет.

О какой конституции тут речь?
О той самой, какую, скажем, имеет в виду девушка, когда она говорит про себя с гордостью: мол, ем всё подряд, а ничуть не потолстела — всё такая же. «Такая уж у меня конституция».

Что такое здесь конституция?
«Устройство организма», иначе говоря. То есть, девушка говорит, что так уж она устроена. Или, перефразируя, такой уж у неё «конституционный принцип».
Вот и здесь речь о том — об устройстве организма девушки по имени «Российская Федерация».
А устроена она именно олигархически — и в сущностном, и в структурном смысле слова.

2.
Так вот, о структуре.
Подобно тому, как всё чиновство России составляет пирамиду (внизу — масса мелких чиновников, вверху — один, «высший»), так и вся русская Олигархия (сумма руководящих чиновников) составляет пирамиду же — олигархическую пирамиду или пирамиду Олигархий.
Её основание — масса местных, районных Олигархий,
Её вершина — одна-единственная, вершинная или высшая Олигархия во главе с «высшим чиновником».
И эта пирамида, понятно, и больше, и объемнее собственно чиновной пирамиды.

Потому что тут появляются новые действующие лица — бизнес-партнеры этих чиновников, при помощи которых те реализуют своё право на собственность (на деньги, на «заработок») — конвертируют власть в собственность или монетизируют эту самую власть.

Ведь что такое российское чиновство в этом самом взаимодействии?
Это именно «пирамидальная сумма» олигархий — от маленьких (поселковых, районных и пр.) до самой большой, «высшей», той, где обитает «высший чиновник».
Или первоолигарх, если трактовать его по Аристотелю.

А что такое, скажем, районная Олигархия?
Это — главный районный чиновник и его бизнес-партнеры, с которыми он делает бизнес, которые с ним и благодаря ему делают бизнес.
А что такое, скажем, высшая Олигархия?
Структурно, ровно то же самое: это — «высший чиновник» и его главные бизнес-партнеры, с которыми он делает бизнес, которые с ними и благодаря ему денлают бизнес.

3.
И тут есть все основания говорить именно о принципе — конституционном принципе.
Принцип ассоциируется с наукой, что в свою очередь подразумевает некую повторяемость одного и того же явления.
А тут?

А тут мы эту самую повторяемость наблюдаем по всей России.
Везде чиновники имеют своих бизнес-партнеров, везде они зарабатывают вместе им совместно — что в Москве, что в уездном Удоеве или Скотопригоньевске.

Причем, заметим, что как раз с этой «научной» или принципиальной точки зрения, вовсе неважно, где тут «личная шерсть» («заработок» бизнес-партнера чиновника), а где «шерсть государственная» («заработок» самого чиновника).
Потому, кстати, наивными и бессмысленными выглядят попытки иных политологов, уличить, скажем, того же Путина или кого еще в личном владении какими-то акциями и, соответственно, многими миллиардами долларов (прим. 1).

Почему это наивно и бессмысленно?
И бессмысленно, заметим, с точки зрения политологии — изучения самого этого феномена взаимодействия?

Во-первых, потому что «дурных нема», «здесь тоже не дураки сидят» и «никто свечку не держал» — уличить и 100-процентно доказать это незаконное обогащение никому не удастся.
Это понятно.
Потому все эти разговоры так в сфере гипотез, допущений, подозрений и «клеветы на Россию» и останутся.

Во-вторых, потому, что эти счетоводы-политологи ломятся в открытую дверь: нет никакой нужды доказывать то, что доказывать вовсе не обязательно. С лихвой довольно и того факта, что в доказательстве не нуждается, что есть факт, зафиксированный во всех Регистрационных палатах — что России, что мира.
То есть, довольно просто учесть то обстоятельство, что на «государственных» финансовых потоках» посажены и сидят добрые знакомые этого главного или «высшего чиновника».
И это частное сидение на казенных деньгах «по дружбе» совершенно равносильно чиновному присвоению.
По факту — это строго одно и то же.

В самом деле, какая с точки зрения объективного общественного интереса (он-то есть всегда, даром что общества нет), кто именно «приватизировал» общие деньги — этот чиновник или его бизнес-партнер, который получил доступ к общим деньгам, благодаря этому чиновнику?
Ровным счетом никакой.

И какая разница, в какой пропорции эти партнеры делят эти деньги, да и делят ли вообще?
Никакая. То их личные дела.
Более того, этот самый чиновник может быть чистой воды альтруистом, русским Махатмой Ганди, который рискует своей репутаций, терпит всякие зловредные вопросы («а чего это у вас на ваших государственных деньгах так крупно навариваются ваш личные знакомые?» и пр.) только и исключительно из маниловского уважения к дружеским чувствам.
Ради Бога. Это — тоже совершенно неважно.

Важен, опять же, только факт (а это факт тут неоспорим): часть «государственных» денег «приватизируют» добрые знакомые этого самого «высшего чиновника».
Это тут важно: деньги и траектория их движения.
А деньги, они, как время, — «честный человек»: они все показывает верно. Довольно лишь проследить их траекторию: «откуда они есть пошли» и «куда ни есть пришли».
И всё.

Впрочем, даже точно отслеживать эту самую траекторию нет нужды.
Важно лишь видеть это самое «свидетельство нежной дружбы» — это чиновно-частное партнерство (условно, ЧЧП). А его-то как раз не спрячешь.

Ибо как спрячешь, скажем, многочисленные «торгово-развлекательные центры», которыми, как прыщами, покрылись лица русских весей и городов, которых об этих самых центрах никого и никогда не просили?
Никак не спрячешь.
А это самое ЧЧП тут и есть: чиновник, знай, отводит землю, его партнер, знай, её застраивает. Милое дело. И так плотно застраивает, что впору вспомнить и ильфо-петровскую фразу, и перефразировать же её: жители города Старгорода рождались для того, что бы покупать и развлекаться, развлекаться и покупать. И так без конца.

Ибо, как спрячешь, те же самые регистрационные записи, ту же самую бизнес-практику «фирм-друзей»?
Никак не спрячешь.
В том-то и дело, что она в объяснениях и толкованиях не нуждается — говорит сама за себя.

Другой пример и из «высших сфер».
Скажем, есть, с одной стороны, есть «высший чиновник», активно опекающий полугосударственный Газпром.
А с другой — есть его давние бизнес-партнеры, которые активно работают со всеми свободными деньгами это крупнейшей компании России и мира, имея дело с её пенсионным (Газфонд) и страховым (Согаз) фондами.
Есть на входе — деньги полугосударственные (Газпром ведь такая, полугосударственная компания), есть на выходе — чисто частная прибыль (прим. 2).

И всё логично, заметим. Ведь что такое олигархия (как строй)?
Это Немногие (Олигархия как люди), владеющие и пользующиеся имуществом Многих.
Тот самый случай.

Другой пример из тех же «сфер».
Скажем, с одной стороны, есть «высший чиновник», его ближайший помощник, замглавы администрации «президента РФ» Игорь Сечин (он же — председатель совета директоров государственной нефтяной компании «Роснефть»), есть сама эта компания.
А с другой стороны, есть давний знакомый этого «высшего чиновника» и частный предприниматель пресловутый Геннадий Тимченко, который через свою частную оффшорную компанию Gunvor перепродает нефть этой госкомпании.
И очень успешно — по информации самой этой «офшорки» её оборот в 2007 году составил 43 млрд. долларов (прим. 3).

Отступ. 1.
Кстати.
Благодаря одной технической акции, выяснилось что есть тут еще и «третья сторона» — эта самая «государственная» компания, так официально называемая и руководимая Игорем Сечиным. И эта компания оказалась очень хитрым заведением.
В чем хитрость?
В том, что она числится (в массовом мнении) «государственной», а таковом качестве она и пиарится, но в то же время она оказывается частной. И таковой её официально называют официальные же лица РФ.
Причем таковой она стала бесплатно для её хозяев — без каких-либо выплат в бюджет за её «приватизацию». Что отличает эту метаморфозу даже от залоговых аукционов 1996 года — там хоть копейки, но «новые собственники» в бюджет платили.

Каким образом этот хитрый статус «Роснефти» обнаружился?
Благодаря одной технической операции.
В июле 2006 года эта «госкомпания» провела первичное размещение своих акций (IPO) на Лондонской фондовой бирже. Но деньги, которые она выручила от этого IPO, она перечислила не в госбюджет, как следовало бы госкомпании, а на свои собственные счета — так, как если она была частной собственностью её «менеджеров».

Понятно, что этот юридический нонсенс вызвал вопросы.
В ответ на них в том же 2006 году Юридический департамент правительства РФ выдал разъяснение, где говорилось, что «компания «Роснефть» не находится в государственной собственности».
То есть, это департамент официально подтвердил, что еще в 2005 году эта компания (стоимостью — на тот период — в 80-90 миллиардов долларов) стала частным владением.

Чьим конкретно?
Поскольку никакой приватизации объявлено не было, поскольку за эту компанию бюджет не получил ни копейки, поскольку её и поныне продолжают именовать «государственной», поскольку всё стал «по-тихому» и неофициально, остается только предположить, что она по факту стала владением тех самых лиц, которые ею распоряжались и владели де-факто.

И всё, опять же, логично — олигархично: Немногие (Олигархия как люди) владеют имуществом Многих.
Тот самый случай.

Скажем, есть, с одной стороны, есть высокий чиновник (министр), ведающий телекоммуникациями в стране.
С другой — есть его давний бизнес-партнер, который сотрудничает с этим чиновником, который становится крупнейшим телекоммуникационным магнатом в России.
Причем эти люди сотрудничают так плотно, что трудно разобрать, где собственность самого этого чиновника, а где собственность его партнера (которую тот, по его же словам, всё едино собирается подарить этом чиновнику, хотя бы и отчасти).

И, кстати, и сама биография этого министра (история его распоряжения госимуществом, его практики «приватизации» и партнерства и со своим знакомым бизнес-партнером) очень характерна для современной России, ибо тут тесно всё слилось–переплелось — и распоряжение имуществом, и владением им, и разные с ним операции.
Настолько тут всё характерно, что западная пресса назвала этого чиновника уже не просто олигархом, но совершенно особенным олигархом — «путингархом» (прим. 4).

Опять же, что это такое?
По сути, это классическое олигархическое взаимодействие: Немногие (один их них — чиновник, другой — его друг-частный предприниматель), пользуясь своими возможностями (каждый — своими), работают с имуществом Многих ко своей взаимной пользе.
Понятно, что всё тут формально принадлежит этому самому предпринимателю.
Но именно формально.
Потому как у суда в Цюрихе на этот счет другое мнение, да и сам этот предприниматель порою проговаривается (прим. 4, пункт 7).

И т. д. и т. п.
Примеры этого самого «принципиального олигархизма» можно перебирать бесконечно.

То есть, с чем мы имеем дело?
С воплощенным олигархическим принципом: вся Россия есть олигархическая пирамида, каждый элемент которой (каждая Олигархия) это компания Немногих, властвующими над Многими и владеющими имуществом Многих.

4.
А принцип — это не только повторяемость, но и возобновляемость.
Скажем, есть определенный принцип мышления: если человек всю жизнь жил в сарае, то что он постоит, если ему скажут построить дом?
Конечно, он построит сарай же.

Так и тут: если Олигархией живет в олигархически устроенной («конституированной») стране, то что она сделает, если ей надо будет «восстановить конституционный порядок» на какой-нибудь отпавшей было части этой страны?
Конечно, она «восстановит» там маленькую, местную Олигархию, а та, соответственно, устроит эту часть страны по-своему — олигархически, хотя, понятно, и с местным колоритом.
Это и будет «восстановлением конституционного порядка», то есть, установление олигархического порядка, ибо тут конституционный порядок только один — олигархической же.

Скажем, этот самый «порядок» был, как известно и широко оповещено, восстановлен в Чечне.
Что, там в полной мере действует собственно «Конституция РФ»?

Нет, конечно.
Или действует она там так, как она действует и в России.
Здесь жизнь по Конституции означает полную власть «высшего чиновника» на всей Российской территории. Там, в Чечне, она означает то же самое — полную власть местного «высшего чиновника» (Кадырова) на тамошней территории. Ведь ни для кого не секрет, кто там «главный», кто там правит, у кого вся власть. Известно, у кого, — у тамошнего «высшего чиновника» (Кадырова).
Или, скажем, такой вопрос: имеет ли там какое-либо значение местный «парламент»?
Имеет. Но только в той мере, как и в России — он важен как способ оформить волю «главного» в виде соответствующих законов. Всё.

Налицо полное подобие — и повторяемость, и возобновляемость: в России правит малая группа физических лиц (знакомые, коллеги, бизнес-партнеры) во главе с «главным лицом», в Чечне — то же самое, там тоже правит малая группа физических лиц (родственники, «товарищи по оружию», друзья и пр.) во главе со своим «главным лицом».

И этот принцип торжествует во всем.
Что такое Олигархия, как строятся её отношения с другими, низшими олигархиями, скажем, областными?

Олигархия — это прежде всего личные связи, и строятся её отношения со своими аналогами внизу на основе личных же связей, договоренностей, условий и пр., и пр. «Писаная бумага» по имени «Конституция» тут точно не причем. Тут — «чисто реальная жизнь».

А как устроены отношения высшей олигархии с олигархией чеченской?
Ровно так же: первоолигархи там и здесь просто «договорились» между собою.

Далее.
Можно ли сказать что высшая Олигархия решает государственные задачи России, которые не решать просто нельзя — и рад госинтереса, и ради выживания страны?
Скажем, задачу развития науки и технологий?

Нет, конечно.
Олигархия просто зарабатывает деньги — качает нефть, качает газ. Она увлечена этим «до огонька в глазах», отдается этому делу со всем пылом юного бизнесмена, у которого наконец-то пошел «большой бизнес», пошли «большие бабки».
И это тут всё логично, потому что «собственно государство» (организованное общество) — это одно, а Олигархия (группа физических лиц, пользующихся своими госдолжностями в отсутствие общества) — это другое. Разные вещи.

Ровно та же история ми с «чеченской проблемой».
Можно ли сказать, что она решена, а единство страны (хотя бы, её территории) гарантировано?

Нет, конечно.
Просто там нет войны, потому что обе олигархии договорились и на известных условиях (высшая Олигархия выплачивает деньги местной Олигархии, особо не лезет в её дела, «идет навстречу» и пр., и пр.).

А собственно решения «чеченской проблемы» как не было, так и нет — проблема государственного единства России вовсе не решена.
Потому что чеченцы не стали частью российского организованного общества — и потому, что никто такой задач и не ставит, и потому, что это самого общества нет и в помине.
Какое уж тут единство, коли единожды вычищенное из Чечни русское население туда возвращаться и не думает, и теперь Чечня есть образец этнически чистого региона?

Как видим, и тут действует всё тот же конституционный принцип: Олигархии нигде государственные задачи не решают или решают их малую часть и в самой малой степени.
И не потому, что они «плохие» или там сидят «плохие» люди.

А потому что «собственно государство» и олигархия — это принципиально разные вещи.
Действуют тут разные конституционные принципы — устроены они совершено по-разному.

Отступ. 2.
И недаром, когда Путин объявил об окончательной «победе» в Чечне, то многие в России удивились — на удивление странной оказалась эта победа.
Да, стрельбы в основном нет.
Но это, кстати, вовсе не синоним победы — стрельб ведь прекращается и в случае капитуляции.

А если говорить о других итогах этой «победы»?
Она выглядела странно. Ибо оказалось, что почти все цели, которых добивался «сепаратист» Дудаев, реализовал «пророссийски настроенный» Кадыров. Тот самый, что в свое время громко гордился тем, что своего «первого русского» убил еще в 16 лет.
Своя армия? Налицо.
Свои законы, правила, понятия, вплоть до «мягкого» возрождения шариата? Налицо же.
Регулярная плата в возмещение «русской колонизации». Налицо, пусть и называются эти переводы из Москвы в Грозный иначе.
«Русские, вон из Чечни»? Налицо, опять же.
Более того, Кадыров привычно говорит о «своих гражданах» о «чеченских гражданах», которых он, «если что», намерен защищать по всей России, и это тоже никого не смущает.
И т. д. и т.п.

5.
Как говорят ученые люди — «знание принципа освобождает от знания фактов»?
А равно (тут подразумевается) от долгих поисков их объяснений, взаимосвязей и прочего?

Так и тут (ведь мы имеем дело с принципом).
Если мы знаем, что Россия устроена (конституирована) именно олигархически (таков её принцип), то странно задаваться вопросом, почему в России всё так, а не иначе.
А в России всё именно так, как и должно быть — там, где есть олигархия, где нет «собственно государства», там. Где общественный строй — олигархический.

Поэтому все вопросы, которыми в данном случае задаются люди, суть вопросы ложные.
Олигархический принцип — одни ответ на многие вопросы
Этот принцип, объясняет, например, пресловутый феномен «питерские идут», который так многих забавлял в нулевые годы (см. глава. «Олигархический лифт» ).

Он же объясняет как действует региональная Олигархия (см. глава. Региональная Олигархия на примере банка «Россия» ).

Он же объясняет, как действует высшая Олигархия, откуда у неё. например, такой интерес к Газпрому, как взаимодействуют люди из региональной Олигархии и из Олигархии высшей (см. глава. Высшая Олигархия или на кого работает Газпром).

Он же дает ответ на вопрос о смысле «президентских выборов» в РФ (см. глава. «Превед, Медвед» или явление Олигархии народу» ), равно как и на прочие неотвечаемые (якобы) «новые русские вопросы» (см. приложения к части 6. Олигархизм, который многое объясняет).
И т. д. и т. п.

*
ПРИМЕЧАНИЯ
Прим. 1.

Так, политтехнолог Станислав Белковский (РФ), прежде тесно связанный с Кремлем, и потому знающий его изнутри, в интервью западным СМИ заявил: «Путин — это крупный бизнесмен. Он контролирует 37% акций «Сургутнефтегаза», рыночная стоимость которого составляет 20 млрд. долларов. Кроме того, он контролирует 4,5% акций «Газпрома». В компании Gunvor, торгующей нефтью, Путин через своего представителя Геннадия Тимченко имеет 50%. В прошлом году ее оборот оставил 40 млрд. долларов, а прибыль — 8 млрд».

По итогам этого интервью в зарубежных изданиях с ссылкой на Белковского появилась много публикаций на эту тему, но со стороны Путина не было ни опровержений слов этого политтехнолога, ни иска к нему по поводу клеветы.

Прим. 2.
У Газпрома есть свои свободные деньги, которые, как водится, аккумулируются в двух фондах — пенсионном фонде Газпрома и его страховом фонде.
И деньги это, понятно, немалые.
Кто с ними работает — делает из этих преимущественно государственных денег (контрольный пакет акций Газпрома — у «государства») свои, частные деньги?
С ними работаю дав знакомые Путина, владельцы банка Россия» (того с самого. Через которого проходили все сделки Комитета внешних связей питерской мэрии, которым руководил Путин в 90-е годы) и его бывшие соседи по даче (соучредители пресловутого же дачного кооператива «Озеро»).
Подробнее см. главу Высшая Олигархия или на кого работает Газпром.

Прим. 3.
Скажем. есть «государственная» компания «Роснефть» (которая, правда, когда припекает, оказывается частной), и есть её нефть, которую она подает за рубеж.
Но делает они это почему-то не напрямую, но, как водится, через посредников, оффшорные комапнии — Gunvor International Ltd (зарегистирована на Британских Виргинских островах. Главный офис — в Швейцарии).

Что это за «офшорка»?
Газета «Гардиан» писала о ней так (25 декабря 2007 г.): «Основанная 10 лет назад компания Gunvor на сегодняшний день занимает третью строчку в списке крупнейших нефтеторговых фирм и контролирует более 30% российского нефтяного экспорта по морю».

Кому принадлежит эта «офшорка»?
По данным же прессы, давнему знакомому Путина некому Геннадию Тимченко. Как сказал в своем заявлении исполнительный директор фирмы Gunvor Торбьорн Торнквист (опубликованном в той же «Гардиан» в том же декабре): «Тимченко действительно познакомился с президентом Путиным еще до того, как он получил известность».

Кто такой этот «таинственный», как пишет та же пресса, Геннадий Тимченко?
Сначала (в 1987 году) он возглавил советское внешнеторговое предприятие «Киришинефтехимэкспорт», а потом, когда объявили «капитализм» он, как и прочие внешторговцы, занялся частным бизнесом, в данном случае, нефтяным.
Так он стал главой питерской фирмы «Кинекс», которая перепродавала нефть околопитерского нефтеперерабатывающего завода в Киришах. Тут он  — если он только не был знаком с Путины раньше — просто не мог не познакомится с ним, ибо последний был главой Комитета внешних связей питерской мэрии.
Так Тимченко стал еще одним соседом Путина по его даче (кооператив «Озеро»).

И теперь Тимченко занимается тем, чем занимался раньше — перепродает русскую нефть, работая с «государственной» «Роснефтью», опекаемой своими земляками и добрыми знакомыми — Путиным и Сечиным.
И судя по объявленному обороту фирмы Gunvor (43 млрд. долларов в 2007 году), очень хорошо «стоит» на своем посредническом проценте.

P. S.
Конечно, перепродает он не только нефть «Роснефти» — работает он также с нефтью «Сургутнефтегазе». И это тоже — эксклюзивно прибыльный бизнес.
Почему?

По данным в инвестиционной компании Hermitage Capital Management причина тут в следующем: если, скажем. в 2002 году все прочие посредники «стояли» всего лишь на двух долларах, «навариваемых» им на тонне нефти «Сургутнефтегаза». То эксклюзивной фирме «Кинекса» эксклюзивного Тимченко тонна этой нефти обходилась на 35 долларов дешевле мировой цены.
По подсчетам той же компании, 4 года такого сотрудничества межу Кинексом и «Сургутефтегазом» стал Тимченко богаче на 1 миллиард долларов США.

А ведь, помимо «Кинекса», у гражданина Финляндии Тимченко есть и другие фирмы, перепродающие государственную русскую нефть — это и Gunvor, это и IIP, зарегистрированная в Швейцарии и тоже торгующая нефтью «Сургутнефтегаза», это и другие фирмы.

Эксперты, понятно, ломают голову, отчего так успешен Тимченко, как он добился такого непыльного бизнеса — сидеть на трубе с русской нефтью и снимать свой процент за это сидение?
Они просто теряются в догадках.
Может быть тут и нет никакого партнерства между Путиным и Тимченко?
Конечно, так хотелось всем думать.

Но думать так мешают известные события 2004 года.
Тогда один из кандидатов в «президенты РФ» простодушный Ваня Рыбкин получил соответствующую информацию от Березовского (а тот впрямь немало знает о закулисных кремлевских делах — всё-таки он сам там был, за кулисами) и стал говорить «всю правду». Он купил (в порядке предвыборной рекламы) целую полосу в «Коммерсанте» и опубликовал там несколько фраз (пущей интриги ради) о том, что Тимченко является «держателем черной кассы Путина», его личным «кошельком», а сам Путин — крупнейшим олигархом России.
(И тут Рыбкин оказался прав, хотя и понимал он это слово ложно, по-немцовски).

Вопрос: что стал потом с Рыбкиным?
То, что не могло с ним тогда не стать.
Рыбкин тут же куда-то пропал, чтобы потом обнаружиться (как булгаковский Степа Лиходеев) в другом городе — только не в Ялте, а в Киеве, откуда вернулся в Москву почему-то в женских солнцезащитных очках и в очень странном душевном состоянии.
А когда он пришел на радио «Эхо Москвы», дабы рассказать по его просьбе, наконец, и про Путина «всю правду до конца», и про себя тоже (что случилось, где был и зачем), нес какую –то околесицу о каких-то «страшных людях», которые сделали с ним какую-то «страшную гадость», но не говорил ничего конкретного. И, вообще, производил полное впечатление пьяного без вина человека.
И тут он уже всем напомнил другого литературного героя — от Высоцкого:

«Что там было, как ты спасся?» — Каждый лез и приставал.
Но механик только трясся и чинарики стрелял.
Он то плакал, то смеялся, то щетинился, как еж.
Он над нами издевался. Ну, сумасшедший, что возьмешь!

После этой странной передачи Рыбкин ушел из «политики» (как её понимают в России) и какого-либо публичного оборота вообще. Как и не было человека.

Вопрос: что это было и зачем?
Она из гипотез: тогда Путин тогда еще «робел», переживал о том, что скажут. И пр., Ипр. И, видимо, были принят меры воспитательного характера. Это потом Путин «забурел» и ему стало вовсе всё равно, что и кто о нем скажет. Вон Белковский обвинил его во всех газетах мира, что он тайный миллиардер, и что?

И ничего. Ни ответных мер с высылкой в Киев, ни оправданий, ни объяснений, ни опровержений, ни процесса по делу о клевете.
Пусть говорят. Ведь известно: стесняться некому и некого.
Ну, миллиарды. Ну, сказал. Ну, «и чё»?
А «ничё».
О чем и речь.

Прим. 4.
1.
Фигура Леонида Реймана столь характерна, что иностранные комментаторы просто теряются — не знают, как, собственно, его и назвать.
С одной стороны, они тоже стали использовать, говоря о русских реалиях, слово «олигарх» в его ложно-немцовском толковании, они тоже поверили тому, что Путин «борется с олигархами». То есть, они исходят из того, что их, вроде бы, в России уже и нет.
А с другой стороны есть Рейман — таков, каков есть, согласно нарисованному в прессе и материалах различных судов портрету.

И как же его тогда называть?
Потому он назвали его так — рutingarh.
В самом деле, как называть такого человека, как его классифицировать?
Особенно если рассмотреть эту фигуру в созданных ею же обстоятельствах. И всё это (и фигура, и обстоятельства) очень смущает многих простодушных «немцев».

2.
Например.
В начале 90-х годов Рейман был замом директора Ленинградской телефонной городской сети (ЛГТС).
Когда началась приватизация, Рейман вместе с директором ЛГТС Яшиным принял в ней активное участие. В итоге возникла новая фирма — «Петербургская телефонная сеть» (ПТС), где Рейман был — по-прежнему замом, а тот же Яшин — директором. В принципе, обычная история.
Но далее всё пошло не так обычно — с рациональной или «собственно государственной» точки зрения.
Когда в моду вошли совместные предприятия с иностранцами, Рейман и Яшин вместе с англичанами создали СП «ПетерСтар».
Сначала это было СП как СП: частью его владел город в лице ПТС, частью — англичане. А потом город в лице Реймана свою часть акций продал своим иностранным партнерам — «почему-то». Таким образом это СП стало полностью английской собственностью.
И, как писали газеты того времени, тогдашний министр связи РФ Булгак был крайне недоволен и грозил Рейману всяким карами.

Но министра перевели на другое место работы и для Реймана всё обошлись.
А вопрос о странностях этой сделки возник позже, в иностранном суде — в суде Британских Виргинских островов. Там акционеры компании «Мегафон» стали выяснять межу собой отношения. И им поневоле пришлось углубиться в историю питерской телефонной приватизации и такого же рода тамошних СП. И Энтони Георгиу (представитель английской стороны, которая выкупила в свое время «ПетерСтар»), в этом суде под присягой показал, как именно произошел этот выкуп.
Так, этот англичанин заявил, что он перечислил на личный счет Реймана в швейцарском банке 1 миллион долларов. И назвал даже номер счета — Credit Suisse № 761/309/12.
Помимо присяги, Энтони Георгиу подтвердил свои показания тем, что представил суду расписку, полученную им от Реймана. Там говорилось, что он эти деньги получил, в чем и расписывается — «согласен, платеж принял. Рейман». Факсимиле этой расписки перепечатали потом многие деловые издания за рубежом.

3.
Например.
В 1992 году у «Петербургской телефонной сети» появился новый партнер — учрежденная в том же году частная фирма «Петер-Сервис», которая стал поставлять новейшее телекоммуникационное оборудование как для ПТС, так и для прочих питерских операторов мобильной вязи. Эта фирма сотрудничала с Рейманом-Яшиным тогда, в питерский период их деятельности. Она продолжила делать это и позже — тогда, когда Яшин стал главой ОАО «Связьинвест», а Рейман — председателем его совета директоров.

Так, в новом своем статусе они решили модернизировать это предприятие. И они купили в 2004 году для него новое оборудование фирмы Oracle на сумму в 480 миллионов долларов — у его официального представителя в России. А таким представителем незадолго до этой покупки стала фирма «Петер-Сервис».
Из чего складывалась цена этого оборудования?
Собственно его стоимость составила около 180 миллионов долларов, а остальные 300 миллионов стали платой «Петер-Сервису» за его «услуги по обслуживанию» этого самого оборудования.
А чуть позже та же пресса стала писать об истории как фирмы «Петер-Сервис», так и её сотрудничества с руководителями «Связьинвеста».

Оказалось, что одним из учредителей фирмы «Петер-сервис» была жена Реймана (ныне бывшая). Как сообщила, опять же, пресса, её учредительский взнос в уставный капитал фирмы составил всего 600 рублей, но это никак не помешало стать этой фирме в высшей степени успешным предприятием.

Конечно, с той поры фирма «Петер-Сервис» прошла перерегистрацию и теперь у неё иные официальные учредители. Это основанная по инициативе того же Реймана в 1994 году питерская компания «Телекоминвест» и его постоянный партнер — «офшорка» из Люксембурга ComPlus Holding.
Как сообщила та же пресса, именно эта фирма выкупила у жены Рейман её долю в «Петер-Сервис», после чего его бывшая супруга поселилась в одном из особняков датского города Копенгаген (получая вид на жительство в Дании, она указала его как свою собственность).

4.
Показательна тут история и самого питерского «Телекоминвеста», созданного Рейманом.
Как он возник?
В период питерской приватизации Рейман и Яшин разбили государственную ЛГТС на две компании — слишком-де громоздкая это была структура. А две фирмы, получившиеся в ходе этого разделения, образовали еще около 20 дочерних фирм (в их числе и «Северо-Западный GSM», из котрого вырос нынешний «МегаФон»).
А потом Яшин-Рейман стали эти фирмы вновь объединять — слишком–де всё раздроблено, неудобно управлять и координировать разросшийся телефонный бизнес. И в 1994 они создали государственный холдинг по имени «Телекоминвест», который объединил многие предприятия связи.

Но, не прошло буквально и года, как эти питерские связисты продали свежеучрежденный холдинг неким иностранцам (или, скажем так, условным иностранцам), так как контрольный 51-процентный пакет его акций купила неизвестно кому принадлежащая «офшорка» по имени First National Holding (FNH), учрежденная в Люксембурге.
Конечно, формальный учредитель у неё был — франкфуртский «Коммерцбанк», третий по величине банком Германии. Но дело в том, что банк этот — банк особый, тот, который практикует так называемую «аренду имени», то есть, он только учреждает от своего имени сякого рода «офшорки», а реальным хозяином их может быть кто угодно. Тайну имени реального владельца банк хранит свято, как банковскую тайну. Позже немецкая прокуратура заинтересуется этой сделкой: в банке и его фирмах-партнерах полиция произведет «выемку документов», член руководства «Комерцбанка» Андреас де Мезьер подаст в отставку, а против главы банка Клауса Петера Мюллера начнется следствие. Немцы обвинят его в соучастии в «размывании государственных активов» «Телекоминвеста» и его, соответственно, незаконной приватизации с отмыванием денег в «офшорках», созданных этим банком.

Таким образом, «Телекоминвест» постигла судьба «ПетерСтара». Был он российским, «государственным» — стал если не иностранным, то офшорным с непонятным владельцем во главе. Что оставляет, понятно, самое широкое поле для понятных же подозрений касательно покупателей. Ведь, как показывает свежий русский офшорный опыт, часто — или, скорее, обычно — продавец и покупатель оказывается одним и тем же лицом.

Тем более, что последующая перепродажа «Телекоминвеста» эти подозрения не развеяла.
Так, вскоре одна "офшорка" продала его другой "офшорке", и, в конце концов, его хозяином оказался бермудской офшор под названием «Инвестиционный Фонд IPOC». И тут, наконец, имя хозяина и этого "офшора", и, соответственно, "Телекоминвеста" было названо.
Им оказался некий датский адвокат Джеффри Гальмонд.

И тут обнаружилась еще одна "случайность".
Оказалось, что этот Гальмод — вовсе не чужой Рейману человек, а его давний, еще с 1991 года, коммерческий партнер Реймана, который создал с ним тогда, в 1991 году, первое питерское СП в области мобильной связи «Дельта Телеком», зарегистрированное, как водилось, в КВС питерской мэрии.
Более того, были тут и личные связи.
Именно он, датчанин Гальмонд оказался работодателем жены Реймана Юлии Полтавской, которая после продажи своей доли в «Петер-Сервисе» перешла на работу в принадлежащую Гальмонду датскую фирму «Danco Finance».
Именно эта фирма назвала себя официальным владельцем копенгагенского особняка, где поселилась Полтавская.

Конечно, всё это довольно странно.
Получается, что некий датский адвокат, который еще в начале 90-годов бегал по Питеру и помогал питерским чиновникам учреждать свои СП, оказался крупнейшим российскими телекоммуникационным магнатом, датским «монстром» русского рынка мобильной связи.
Странно это?
Странно.

Но получается именно так — формально и официально.
Именно этот адвокат является оказался» основным акционером «Мегафона».
Потому что Гальмонду принадлежит «Телекоминвест», а «Телекоминвест» владел (на конец 2004 года) примерно 37 процентов акций «Мегафона». А стоят эти проценты примерно 1 миллиард долларов. Помимо этого еще 6 процентов акций «Мегафона» оказалось в прямом владении гальмондовской «офшорки» IPOC. Таким образом, в распоряжении Гальмонда на тот момент оказалось 43 процента акций «Мегафона».
Именно этот адвокат оказался хозяином частного российского «Связь-банка», через который проходят все финансовые потоки российской почты, в том числе и пенсии. Потому что 95 процентов акций этого «Связь-банка» в июне 2004 года было куплено неким частным ОАО «РТК-Лизинг», основным акционером которого (через тот же «Телекоминвест» и ряд других фирм) является всё тот же Гальмонд.

Конечно, теоретически, деньги российской почти должны проходить через государственный, конечно, «Федеральный почтовый банк», создание которого планировалось Министерством связи РФ еще в 2001 году. Но этот банк министерством Реймана так не был тогда создан. И потому за «Государство Российское» продолжает работать хороший знакомый Реймана датчанин Гальмонд.
Получается, конечно, странно. Особенно если учесть специфику русских чиновных нравов.
Получается, что чиновник ничем решительно не владеет, а его партнер, некий датский адвокат, владеет огромным куском рынка мобильной связи в России и оказывается богатейшим человеком России, банкиром и телекоммуникационным магнатом.
Это не странно, а очень странно.

5.
Есть тут и другие странности.
Так, Рейман говорит, что к «Менафону» он не имеет никакого отношения — личной заинтересованности в его коммерческих успехах у него нет.

Но, когда гальмондовская «офшорка» IPOC и фридмановская «Альфа-грпп» заспорили из-за контрольного пакета акций «Мегафона», у Фридмана тут же возникли проблемы с «государством» в лице министерства связи (Рейман). Точнее, проблемы возникли у принадлежащего Фридману «Вымпелкома», который владеет другим оператором сотовой связи — «Билайном».

Так, Министерство связи РФ вдруг вспомнило то, что не вспоминало 5 лет. Оно заметило, что у самого «Вымпелкома» нет лицензии на оказание услуг оператора мобильной связи, а есть она только у его «дочки» КБ Импульс. А это — нарушение.
И в феврале 2004 года прокуратура возбудила против «Вымпелкома» по этому поводу уголовное дело.

Так, пошли откуда-то слухи, что у «Альфа-банка» есть проблемы, и у него начался отток вкладчиков.
И для спасения ситуации его глава Михаил Фридман был вынужден закачать в свою банковскую сеть 1 миллиард долларов.

Так, налоговые органы вдруг «вспомнили», что у «Вымпелкома» есть долги перед государством по налогам — недоимка за 2001 год в 157 миллионов долларов.
И предъявили ему соответствующую претензию в декабре 2004 года. А это уж прямой намек — все помнили, что «дело Ходорковского» начиналось именно так.

Из-за чего возник этот спор?
Спор возник из-за того, что один их акционеров «Мегафона», компания «LV-Finance», владевшая 25, 1 процента его акций «Мегафона», еще в 2001 году обещала продать свои акции именно «Гальмонду» и даже подписала все бумаги по этому поводу. Но обещания она своего не сдержала. 5 августа 2003 года она эти акции продала конкуренту «Мегафона» (Гальмонда), фридмановской «Альфа-групп», владеющей — через «Вымпелком» — другим оператором мобильной связи, «Билайном».
Фридман дал за этот пакет акций больше — 300 миллионов долларов.

Журнал «Форбс» (№ 3, 2004 год) прокомментировал эту ситуацию так, когда написал о неком Рожецкине (главе «LV-Finance») следующее: «Рожецкин был таким же доверенным лицом для главы Минсвязи Леонида Реймана, как Игорь Макаров из «Итеры» для прежних руководителей «Газпрома». Он держал 25,1 % акций «Мегафона» для Реймана и в интересах Реймана. Через три года после создания «Мегафона» Леонид должен был отдать эти акции Рейману и получить «за охрану» какие-то деньги. Но когда подошел срок, Рожецкин послал Реймана: «У тебя нет никаких прав на этот пакет. О тебе ничего в документах «Мегафона» не сказано».

6.
Странностей много.
Например, когда Рейман стал в 2004 году министром связи во второй раз, а в августе того же года — председателем совета директоров ОАО «Связьинвест» (его гендиректор — всё тот же Валерий Яшин), он тут же, ускоренно начал готовить его приватизацию — продажу, которую назначил на 2005 год.
И это смутило многих.

Во-первых, непонятным были мотивы продажи.
Ведь сам министр экономического развития Герман Греф сказал в том же 2004 году, что эта госкомпания «приносит стабильный доход, и нет никакой нужды торопиться с ее продажей». И, тем не менее, началась предпродажная подготовка этой компании.

Во-вторых, эта предпродажная подготовка пошла очень странно.
Обычно продавец хочет продать свой товар дороже, а покупатель хочет купить его дешевле. И это понятно и логично. Тут же было всё наоборот — так, как если бы Рейман был не продавцом, а её покупателем.
Рейман тут же начал сбивать цену на эту компанию.
Так, он сказал, что остающиеся у «государства» 75 процентов акций этой компании (25 процентов этих акций уже были ранее проданы Соросу и Потанину) должны стоить не дороже 2 миллиардов долларов. Это, было, конечно, очень странно, потому что примерно за такие же деньги (точнее, за 1,875 миллиарда долларов) и был ранее продан этот самый 25-процентный пакет «связьинвестовских» акций.
А тут — целых 75 процентов.
Странно.
Тем не менее, Рейман объявил именно такую, демпинговую цену — 2 миллиарда долларов.
Чем это объяснить?

Рыночные аналитики и эксперты дали свой ответ на этот вопрос. Они сказали, что у «Связьинвеста» есть только один реальный покупатель (который его и купит непременно) — это «Телекоминвест» Гальмонда.
Но в 2005 году эта распродажа не состоялась. Начались суды за рубежом по поводу «Мегафона», там стали трепать имя Реймана, показывать его расписку, говорить о «классических схемах отмывания» и т. д. и т. п.
Тем более, что речь шла уже не только об имени Реймана. В 1998-1999 годах главой московского представительства питерского «Телекоминвеста» (предполагаемого привилегированного покупателя «государственного» «Связьинвеста») была Людмила Путина.
Было решено «клеветникам России» пищи для «домыслов» не давать — продажу «Связьинвеста» перенесли на 2006 год. (В 2006 году её перенесут на 2007 год).

7.
Словом, странных обстоятельств тут много.
Они до того странные, что и сам Джеффри Гальмонд не выдержал — решил внести ясность.
12 ноября 2004 года он собрал специальную пресс-конференцию, чтобы самому прояснить суть своих отношений с Рейманом.
Там он сказал, что он всегда работал с Рейманом в «тесной связке», они стали «хорошими друзьями» и, вообще, без Реймана Гальмонд «не смог бы сделать очень многого», потому как российский министр связи — «прекрасный организатор, прекрасный бизнесмен».

Понятно, что такая помощь (даже совершенно бескорыстная) смотрится странно, а такие объяснения только рождают новые вопросы.
Потому что неясно, почему министр связи РФ помогает (пусть и совершенно бескорыстно, пусть и своему давнему знакомому) иностранному бизнесмену — одному из многих.

Видимо, из этих понятных «непоняток» Гальмонд там же дал объяснение своим «объяснениям».
Он сказал, что он всегда хотел отблагодарить Реймана за его помощь, благодаря которой он, Гальмонд, стал телекоммуникационным магнатом России. Он сообщил, что еще в 1997 году он подписал специальный «траст» в пользу Реймана (род доверенности или завещания при жизни), по которому он мог бы получить часть того, что он, Гальмонд, с помощью Реймана заработал. Это случилось бы в том случае, если б Гальмонд вышел бы из бизнеса и решил реализовать, наконец, свою благодарность на деле.
При этом датчанин еще раз подчеркнул, что «господин Рейман никогда не являлся акционером никакой компании».

Но, как сказал тот же Гальмонд, Реймаг является «выгодоприобретателем».
А именно: «Я назначил господина Реймана в качестве потенциального выгодоприобретателя в 1997 году, тогда я принял решение о продаже своей части в телекоммуникационном бизнесе».
Датчанин пояснил, что это такое: «Выгодоприобретателей назначает траст в качестве потенциальных людей, которые получат деньги в ходе распределения денег либо акций».
Таким образом, по Гальмонду, «с 1997 года Рейман был потенциальным выгодоприобретателем», и «он является выгодоприобретателем, мы ничего не меняли». Просто «в настоящее время траст находится в спящем состоянии, он пока не действует. Мы ничего не меняли».

Понятно, что Гальмонд хотел, «как лучше» — хотел сказать, что Рейман сейчас ничем не владеет. И сказал это.
Но сделал он это таким образом, что «немцы» стали недоумевать еще больше, глядя на фигуру и обстоятельства этого «путингарха».