link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117

Интерактивная книга

От автора  |   Досье  |   Комментарии

Серов
Вадим
Васильевич


 ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ 6.
РУССКАЯ ОЛИГАРХИЯ: И ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ

Глава 12.
Почему «приоритетные национальные проекты» такие

1.
Почему они — такие, недоумевают многое.
И многие публицисты тоже. Они, в частности, пишут: «Почему лопающаяся от денег (наших денег!) власть швыряет стране горсть медяков, гордо называя их "национальными проектами"? Где правительство, которое обязано направлять дополнительные доходы бюджета на благо страны?».
И т. д. и т. п.

Это недоумение понятно. Ведь «приоритетным национальным проектом» обычно называют другое.
Так, в 60-х годах в США таким проектом был «Лунный проект».
И американцы высадились на Луне.

Так, в 70-х годах таким проектом в тех же США была электронно-вычислительная техника.
И американцы сделали тогда персональный компьютер.

Так, в Партийной России (СССР) 20-х годов таким проектом де-факто (называли это иначе) было создание ряда промышленных отраслей, которых прежде в России не было.
И такие отрасли были созданы, о чем Сталин с понятной гордостью и докладывал 1 января 1933 года на пленуме своей партии (прим. 1).

Так, в 50-х годах в той же Партийной России (СССР) таким проектом была ракетная техника.
И итогом их реализации стал и реальный ядерный паритет (средства доставки важны не менее самой бомбы), и первый спутник в мире, и первый человек в космосе.

Есть и другие основания для недоемений по поводу этих «национальных проектов».
Так, когда стали известные некоторые детали реализации проекта «Доступное жилье», то многие удивились: этот проект обратился в свою прямую противоположность.
Как оказалось, в его рамках стало строиться не доступное жилье для тех, кто в нем реально нуждается и кто купить его «по рыночным ценам» не может, но «элитное жилье» для богатых.

Отступ. 1.
В чем рабочая суть национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» (так это официально называется)?
Очень просто: «государство» дает строительным компаниям деньги (в среднем, около половины стоимости строительства). Таким образом оно компенсирует их издержки на строительство жилья и ожидает, что это самое жилье будет поэтому доступно для нуждающихся в нём (коль скоро половина жилья уже оплачена).
Так — в теории. На деле, понятно, иначе.

Так, в 2007 году Росстрой от имени «государства» провел тендер, чтобы определить, кто же получит деньги для реализации проекта «Доступное жильё».
Кто стал победителем и что эти победители строят?
По итогам тендера были выбраны 22 компании и они вошли в правительственный список реализаторов соответствующего нацпроекта.
Оказалось, что все эти компании принадлежат богатейшим людям России, героям журнала «Форбс» — Сулейману Керимову (ЗАО «Рублево-Архангельское»), Олегу Дерипаске («Главстрой»), Виктору Вексельбергу («Ренова-групп»), Вадиму Мошковичу («Масштаб»), Василию Анисимову (Coalco), Cергею Матвиенко, сыну питерской губернаторши (фирма «Балтрос», которая является «дочкой» «Банкирского дома «Санкт-Петербург», а Сергею Матвиенко принадлежит в нем 37 процентов акций), и т. д.
Наверное, особой беды нет в том в том, что эти небедные люди смогут сэкономить в своих строительном бизнесе, если они построят именно доступное жильё?
Наверное.

Но жилье, которое они строят, в массе своей доступно только очень состоятельным людям.
Оказалось, что считанные единицы из этих 22 фирм будут строить жилье именно эконом-класса (то, что можно назвать доступным для условно среднего класса россиян). Все прочие (подавляющее большинство) строят жилье «бизнес-класса», «элитное жилье» и просто «городки миллионеров» (как почти официально называется проект Сулейман Керимова).
То есть, что получается?
А то, что и получается: как пошутила одна газета, «доступное жилье» построят миллиардеры для миллионеров. За государственные деньги». То есть, деньги «населения», в котором немало тех, кому буквально жить негде.

Налицо, вроде, явный нонсенс. Нелепица.
Но всё лепо, ибо всё логично. А своя логика тут, конечно, есть (см. ниже).

Понятно, что «приоритетные национальные проекты» нынешней РФ с собственно такими проектами ни в какое сравнение не идут.
Это — принципиально разные вещи.

Ведь что предполагается сделать в их рамках?
Предполагается повысить зарплату врачей и учителей.
Предполагается отчасти помочь населению с жильем (ипотека).
Предполагается отчасти помочь собственному сельскому хозяйству.
Что это такое, в сущности?

Ничего амбициозного или «прорывного». Рутина.
Именно.
Это есть рутина всякой государственной деятельности.
Это есть то, что всякое «собственно государство» (организованное общество) просто обязано делать всегда.
Это есть то, что ему «по должности» положено делать — платить государственным людям (врачам, учителям) платить достойную зарплату, поддерживать сельское хозяйство, решать «квартирный вопрос», и т. п.
А иначе — зачем оно?

Почему же эти рутинные обязанности государства-республики в России назвали «приоритетными национальными проектами», как если бы речь шла запуске человека в космос?
Тем более, что и эти обязанности предполагается выполнять в минимальном объеме: речь идет лишь о повышении зарплаты лишь части врачей и учителей, а не о том, чтобы платить всем врачам и учителям достойную зарплату.
И тот же вопрос: почему «это» назвали «проектами»?

2.
Ответ очевиден.
Всё дело в том, что это есть часть рутинных обязанностей собственно «государства» (раганизованного общества).
А мы имеем дело с Олигархией. Разница.
А мы имеем дело с Олигархией, которая играет роль государства. Ей, понятно, делать это тяжело. Потому выполнение этих обязанностей даже в малой их части и в малом объеме — это для неё «проект», «амбициозная задача».

Всё логично.
Всё обстоит так, как если бы сапожник начал печь пироги, как если бы, скажем, певец решил изощриться в неком танце. Или наоборот. Для этих людей их новое дело стало бы новой, «амбициозной задачей», испытанием сил — «проектом».
Так и для русской Олигархии попытка отчасти поработать государством — «проект». Логика та же.

Олигархии важно показать «населению», что у него его государство.
Ей важно, чтобы «население» её считало своим государством. Это особенно важно тогда, когда наступает момент передачи власти от одного первоолигарха к другому, то есть, когда близятся «президентские выборы».
Так было прежде (прим. 2), так дело обстоит и теперь.

Но олигархическая схема пользования Общим ресурсом в Личных целях действует везде, в том числе и в олигархической благотворительности, которая облекли в форму «нацпроектов».
И это объясняет все странности, скажем, проекта «Доступное жильё».

Если, скажем, Олигархия строит для себя отдельную, свою экономику внутри российской экономики, то в случае нацпроекта «Доступное жилье» её бизнес-партнеры строят для себя отдельную, свою, "маленькую Россию" внутри большой и "всехней" России («элитные поселки», «города миллионеров», так называемый «Золотой остров» недалеко от Кремля и т. д.).
Где опричнина экономическая, там опричнина и жилищная.
Или доступное жилье — для Олигархии.
Всё логично.
Модель потому и модель, что она вездесуща, действует везде.

*
ПРИМЕЧАНИЯ.
Прим. 1.

Этот доклад назывался «Итоги первой пятилетки». Там был ряд однотипных фраз-констатаций: «У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь». И т. д.

Прим. 2.
Нечто подобное было в 2000 году, когда Путин шел на первый свой «президентский» срок. Тогда «под него» создали «партию» под названием «Единство» во главе с Шойгу, министром МЧС.

Вопрос: почему это было именно министерство по чрезвычайным ситуациям (всероссийская «пожарная команда»), а не министерство, скажем, науки или здравоохранения?
Потому что министерство науки и здравоохранения показывать стыдно — плохо оно подходит для того, что создавать впечатления того, что «государство» в России есть.

А вот с МЧС проще.
Потому что МЧС есть то малое и то элементарное, что в России осталось от собственно «государства».
Потому что только это малое есть худо-бедно исполняемая функция «государства» — МЧС спасает, тушит, вытаскивает из воды или из-под завалов.
И вот его и стали показывать «народу» — есть, мол, государство у нас, есть и оно работает. А Путин выступает за усиление государства и всячески его поддерживает. В итоге он стал «президентом», а «Единство» (будущая «Единая Россия») прошло в Думу — стал «партией власти».

Так поступают и сейчас, когда «дают денег», когда говорят о «приоритетных национальных проектах». Всё это тоже нужно для того, чтобы показать, что это самое «государство» есть.
Конечно, демонстрация эта малоубедительная. И она работает даже против самих этих имитаторов. В самом деле, что же это за «государство», коли у него такие «амбициозные» и «национальные» приоритетные проекты — выполнить малую часть государственных функций?

Но такими вопросами русский массовый человек не задается. А эта имитация предназначена именно ему, и потому как он решает судьбу выборов. И потому эта имитация работает — «население» говорит и слышит о деньгах, которые ему «дает государство». Что и требовалось.